• Судак, Сурож, Сугдея

  • Где взору просторно, а мыслям светло
  • Среда, 21 апреля 2010 года

На берегу Судакской бухты Черного моря в окружении синих гор, раскинулся небольшой город.  Византийцы называли его Сугдея, восточные славяне – Сурож, западноевропейцы - Солдайя, купцы из арабских стран прозвали его Суудаг, Сурдак. Почему-то прижилось именно такое название, только нашло удобное созвучие в русском языке - Судак.

Море в этих местах прогревается рано и долго хранит тепло. Берег бухты окаймлен серым кварцевым песком. В Крыму это единственное место со столь уникальным пляжем. Солнечных дней здесь поболее, чем в Ялте. Самое место приехать сюда  тем, у кого сердечко пошаливает, нервишки сдают,  мучает одышка или допекают иные недуги. Легкий бриз вмиг развеет все неудобства в теле, а оставшееся растворит нежное прикосновение соленых волн. Лучше всего довериться природе, он все умеет сделать, как надо.

Оберегаемая горами

В непогожий день, когда тяжелые серые облака нависают над городом, и не нужно спешить на пляж, хорошо бы отправиться в горы – на автомобиле, автобусе, а лучше пешком: здесь все рядом. Чуть в сторону от Судака, попадаешь в тенистую прохладу леса, покрывающего горные ущелья  и хребты, лишь обнаженные острия утесов выбиваются из пушистой зелени.  Это, если ехать на Феодосию или Солнечную Долину. Сизые цепи гор, то приближаясь, то удаляясь,  сопровождают путешественника, словно говорят: мы рядом.

Богата и щедра Судакская долина, взлелеянная солнцем и оберегаемая горами от холодных материковых ветров. Огромные виноградные плантации, уходящие к самому подножью гор, к осени заполняются янтарными гроздьями, налитыми густым соком. Два-три года спустя они станут  нежным токайским вином.

Потому и винодельческих заводов в тех местах немало, не говоря уж о соседнем Коктебеле – стране коньяков. Виноградная лоза с давних времен культивировалась в Судакской долине: неподалеку от города археологи находили античные амфоры для хранения и перевозки вина.

Князь Лев Сергеевич Голицын основал на славном бреге Новосветской бухты, что через горный перевал находится, свой винодельческий завод. Именно князь Голицын  явился родоначальником русского шампанского виноделия.

Сокол

Если пойдешь в сторону Нового Света, не минешь заповедник – можжевеловую рощу.  По каменистой почве деревья причудливой формы осторожно спускаются к морю. На небольших полянах, где можжевельник расступается,  открывая вид на туманную морскую даль. А повернешь голову направо, взгляд упирается в величественный Сокол, гору, похожую на распрямляющую крылья  птицу. Если смотреть на нее в лоб, дух захватывает – столь необъятной кажется ее гладкая скала, точно грудь исполинского сокола, готового взлететь. Далеко не всем альпинистам такие отвесные стены по зубам.

Кроме благоухающего можжевельника в роще растет единственная в своем роде судакская сосна. Она  не признает другой почвы, кроме почвы своей родины. Особое дерево, необыкновенное. Длинные гибкие изумрудные иглы  в солнечных лучах кажутся светящимися. А подойдешь поближе, чтобы сосновые  ветви чуть касались щеки, дерево обнимет тебя мохнатыми зелеными лапами, словно добрый большой зверь. И все твое дыхание наполняется хвойным ароматом этого божественного дара земли, никакой хвори не устоять.

Славная была прогулка, мышцы аж гудят от радости. Но пора вернуться в Судак. Что за город такой?

Пару шагов в прошлое

Ведь хочется узнать, кто жил в Сугдее до нас, какие люди обитали в этих древних местах, чем заняты были их мысли, к чему устремленья свои направляли.

А Судак, как оказалось, относится к числу старейших европейских городов, и много, ох, как много повидал на своем веку. Из греческих рукописей средних веков мы узнаем, что крепость Сугдея построена в 212 году н.э. Но и до нее здесь уже селились аланы, как стало известно после проведенных раскопок археологов в окрестностях Судака. Дюбуа де Монпере, известный швейцарский ученый и путешественник полагал, что Судак в те ветхозаветные времена уже служил аланам основным портом.

Но еще раньше эти места, похоже, заселяли эллины. Древние греки основали множество городов на побережье Таврии – Херсонес, Гурзувиты (ныне Гурзуф), Алустий (ныне Алушта).

Найдена  в окрестностях Судакской бухты каменная плита, посвященная богине Деметре и некоторые другие предметы дают основания полагать, что прежде всех здесь жили эллины.

Разным племенам и народам в разные веки эти благословенные места давали кров и пищу. Земли здесь плодородные и рыбы вдоволь, успевай лишь сети в море закидывать. К IX веку стал Судак солидным купеческим торговым городом. Молва пошла в окрест, дескать, богат Судак да крепок.

В XIII веке город становится самым важным портом Крымского полуострова. Теперь он оказывается в центре торгово-экономических путей из Европы в Среднюю Азию, Китай, а также в Византию, Египет, Киевскую Русь и государства Балканского полуострова. Великий караванный путь из Золотой Орды также лежал через Судак. Город стал настолько знаменит, что даже Черное море арабские писатели и путешественники порой называли Судакским.

Численность его жителей уже тогда превосходила 8 тысяч человек, причем, учитывалось только мужское население, достигшего совершеннолетнего возраста. На те времена он считался весьма крупным городом.

Генуэзская крепость надежно защищала город от посягательств царей и князьев соседних государств, потому как лакомым куском была эта теплая морская бухта, куда со всех концов света стекались меха, зерно, оружие, драгоценные камни, английское сукно, китайский шелк, кашемировые ткани из Индии, пряности, мед, воск, оливковое масло. С ростом экономического влияния, возросла и политическая роль Сугдеи в отношениях между странами.

Нам не дано узнать иль все-таки…

Но пролетели годы, промелькнули столетья. И  все забыто, будто ничего не было. Лишь пропитанная  кровью истории Генуэзская крепость напоминает любопытному гостю из XXI века, что иные времена касались этих древних зубчатых стен.

Ах, если бы можно было б хоть на часок вернуться в прошлое, чтобы самому увидеть рыцарские турниры, проходящие в крепости, гавань, полную судов с надуваемых ветром парусами, торговцев рыбой, зазывающих покупателей громкими криками, смуглых детишек, резвящихся на солнце, женщин в чепчиках и с корзинами спелых душистых персиков. Жаль, не дано это человеку. Впрочем, не совсем так. И западные предсказатели, и адепты древних восточных учений в один голос заявляют, что в человеке заложена способность и видеть свое прошлое, и заглянуть в будущее. Но и то правда, что люди утратили свои истинные возможности, увлекшись новыми технологиями и передоверяя свои умения технократической науке. И лишь единицы сохранили в себе этот божий дар.

На краю отвесного утеса

В XIV веке, а точнее в 1371 году в Судаке началось строительство Генуэзской крепости. Ее  стены толщиной в 2 метра и высотой в 6-8 метров возводились на коралловом рифе, некогда лежавшем на морском дне. Всего же территория крепости охватывает 30 гектаров. 14 квадратных башен высотой в 15 метров  расположились по периметру в 2 километра. С северной стороны был вырыт глубокий ров, заполненный водой, а со стороны моря крепость охраняла  почти отвесная гладкая скальная стена. На самой макушке Крепостной горы  возвышается Дозорная башня, к которой ведут ступени, выбитые в самом камне скалы. Если залезть на самый верх, то можно увидеть очертания горы Аю-Даг.

Историки говорят, что турки при осаде крепости уложили 200 тысяч человек ради того, чтобы проникнуть внутрь, так надежно она была укреплена.

Побывавший в крепости путешественник и писатель Муравьев-Апостол вспоминал: «…Оставалося мне посмотреть на башню и стены крепости. Две трети горы, хотя трудно, но можно проехать верхом, далее нет возможности, и я принужден был кое-как вскарабкаться по высеченной в камне вдоль стены лестнице до угольной башни на самом верху горы стоящей…

Это величественно; а что ужасно, так это край скалы, висящий над пропастью. Если взглянуть вниз, то в страшной глубине видно только море под ногами; нет предметов, на которых бы взор мог отдохнуть; и как  глаз измеряет одну только бездну, то горе тому, у кого легко кружится голова!...»

Побережье у порта заселяли ремесленники и мастеровые, купцы и всякий иной люд. Здесь же были торговые склады и матросские таверны, мастерские и купеческие лавки, жилые дома и разные подсобные помещения. Все это хорошо просматривалось с Угловой башни северо-западной крепостной стены. Склон был крут, впрочем, вся здешняя местность  была и осталась холмистая, поэтому улицы и переулки города выходили извилистыми, приноравливаясь к ландшафту. Да, оно и сейчас так – подъемы-спуски, лестничные ступени, искривленные улочки, дома, как грибы – который выше, который ниже, не разберешь.

Особое место занимал водосток, да это и понятно: есть вода – есть жизнь.  Воды в Таврии было достаточно и даже сверх того, ее нужно было лишь суметь направить с гор к морскому побережью, где было людское поселение. И по сей день остались водоводы, заложенные в седые времена, только вода из них ушла, не сохранили мы, потомки, воду.

Нескончаема нить истории, и запутана, как растрепанный клубок у задремавшей вязальщицы. Не станем ее будить, а лучше соберем дорожную сумку и в путь - в Судак, Сурож, Сугдею.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...