Обожаю читать дневники людей, которые живут в далекой-далекой стране и рассказывают про нее всю правду. Без купюр. А теперь представьте, что эта страна - Индия.

«20 минут назад, пробираясь из джунглевых зарослей в сторону парковки, я встретил местного жителя. Он был совсем черный и в белой, но грязной одежде. Пока я шел в его направлении, он не сводил с меня глаз, а как только поравнялся, он произнес:
- Дабл ю дабл ю дабл ю дот ком...

Я удивился таким познаниям местного жителя.

- Дабл ю дабл ю дабл ю дот ком! - уже громче и уверенней сказал он.

Я понял, что эта фраза, которую он, видимо, подцепил из рекламы, было единственным, что он мог произнести по-английски.

Если встретите на юге Индии человека, выкрикивающего Интернет-адреса, не удивляйтесь, пожалуйста. И передайте ему привет».


4 мая. Ганг


Я плыл по самой священной и самой грязной в мире реке Ганг и наблюдал за огромным театром человеческих страстей под открытым небом. Сотни, тысячи людей молились, мылись, купались, стирали одежду и, наконец, просто пили из великой реки. А рядом громоздились кучи золы - прямо у воды конвейером сжигали тела умерших, чтобы потом отправить пепел в последнее плаванье по священным водам.

Сотни тысяч, миллионы людей живут с мечтой умереть в городе Варанаси и быть развеянным над этим тягучим потоком, по волнам которого, нет-нет, да и проплывет чье-то недосожженое ухо. Пожалуй, большего осознания той глубины культурной пропасти, которая отделяет одни народы от других, я не испытывал никогда.

В Индии миллион богов. Может быть, даже больше. Разобраться даже в главном пантеоне - кто чье отражение - безумно сложно. А уж что говорить о «мелких богах», которые живут чуть ли не в каждом дереве. Неудивительно, что самый ходовой в стране товар - это специальные оранжевые гирлянды для богослужений.

Я стоял по колено в Бенгальском заливе, и меня трясло от холода. «Да ты что, - недоумевал мой напарник Никита - вода же теплая». «Ты с Черным морем сравниваешь, - мрачно отвечал я, - а я с Южно-Китайским». Действительно, последний раз я купался именно в Сиамском заливе в Камбодже более полугода назад.

Впрочем, трясло меня не от холода воды, а от озноба. Те, кто был в Индии, знают, о чем я говорю. Рано или поздно, это ждет всех. Отравление ли, тепловой ли удар, или все вместе, но симптомы одинаковы - скачок температуры, совершенно невозможная слабость, полная неспособность к принятию пищи и очень быстрая потеря веса.

7 мая. Храм Солнца


Храмы у нас были задуманы к осмотру. Но едва ступив на раскаленную землю города Бубанишвар, я остро понял, что никакие храмы и таинственные пирамиды не заставят меня остаться в этом пыльном и жарком городе ни секунды. Мне нужна была нора, в которую я мог заползти и отлежаться. Зализать раны, так сказать. Спасение пришло в виде стоящего под парами поезда в Дели. Я прыгнул внутрь, даже не потрудившись купить билет.

Прочь. И странное дело, стоило поезду тронуться, как я моментально обрел душевное равновесие и даже почувствовал себя лучше. И уже спокойно, с любопытством путешественника, смотрел на выжженные поля Центральной Индии.

Я стоял в храме Солнца в местечке Канарак. Палящее солнце щедро заливало собственный храм жгучими лучами, но мне было уже все равно. Я слабо чувствовал собственное тело - наверное, так уходят в нирвану и достигают просветления.

Находясь в состоянии слегка помутненного сознания, с этим куда проще свыкнуться и спокойно рассматривать изгибы резца неведомого мастера, в которых, кстати, легко читается весь трактат "Камасутра" в наглядных картинках.

15 мая. Шимла


Шимла была облюбована британцами как летняя резиденция по вполне понятным причинам. Пережидать летнюю жару в Дели при наличии прохладных гор в относительной близости - изощренный вариант самоистязания. Поэтому здесь появилась де-факто летняя столица Индии, британцы ломились сюда из Калькутты.

Единственная проблема - вслед за ушедшими в небытие колонистами про разницу жары и прохлады поняли и сами жители Дели. Поэтому окрестные склоны пестрят бетоном, Шимла остается приятным городком с шалеподобными домиками, совершенно альпийским вокзалом и помпезным дворцом вице-короля Индии.

16 мая. Мантры


Я безостановочно читал мантры. Физически, конечно, я этого не делал, но ведь мантры читаются автоматически, если проходишь рядом с написанными на «молитвенных гирляндах» текстами. Или если крутишь молитвенный барабан.

Дхармсала - убежище Далай Ламы и ушедших вместе с ним в добровольную ссылку тибетцев - самое лучшее место в Индии в середине мая.

Рай на земле. Ну, по крайней мере, ближние к нему подступы.

17 мая. Палаточный городок


На подступах к Раю... я нашел Шамбалу. Это оказался вид на Гималаи от лагеря Триунд (2827 м). Палатки и пасущиеся лошади на фоне огромных снежных гор. Что еще надо для курса медитации?

А еще нужна прогулка до лагеря по горной тропке, через языки ледников, среди потрясающих видов.

На обложке моего карманного Атласа Мира (ну, знаете, такая брошюрка-paperback) изображены Кремль, пирамида Хеопса, Эйфелева башня и Тадж-Махал. В этот день я прикоснулся рукой к последнему из упомянутых объектов.

- Может, стоит на этом успокоиться?, - робко спросил голос разума внутри моей головы, - согласно обложке атласа, весь мир ты уже посмотрел.

- Nice try, loser.

Так почему же, спустя год, я отчаянно хочу вернуться туда? Я точно знаю, что сделаю в первую очередь, попав в Дели. Я поеду к самому красивому минарету в мире - Кутб Минар, спрячусь в тени столетних колонн и буду смотреть на индийских девушек в сари самых ярких в мире цветов и оттенков.

Мне в Москве давно уже не хватает ярких красок...

Семен Павлюк. Специально для Великой Эпохи
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...