• Короткая встреча на вокзале

  • Понедельник, 5 июня 2006 года

Судьба сводит людей на основе законов известных только ей, а мы, не зная этих законов, думаем, что это все случайно.

Люди из разных стран с неодинаковым цветом кожи вдруг встречаются всего лишь на один миг - он бывает единственным, но запоминается надолго.

Как-то раз пришлось мне побывать в стольном граде Киеве. Было это в начале марта. На улице слякоть и сырость, зима еще не закончилась, а весна не началась, погода, как говорится, настраивает на философские размышления. Так вот, иду я себе по Крещатику, любуюсь Киевом. Вижу впереди красивую блондинку, раздающую какие-то рекламные объявления.

Подойдя ближе, посмотрев ей в глаза, я понял, что бытующее мнение о невысоком интеллекте блондинок – это полнейшая чушь. Девушка улыбалась всей Душой, и свет ее улыбки наполнял этот промозглый мартовский день весенней свежестью. Она и мне предложила почитать объявление. Это было приглашение на выставку китайской художницы. Галерея находилась недалеко, вход был свободный, и я решил сходить.

Там меня встретил молодой человек – гид, он представился Евгением, широко улыбнулся, блеснув золотым зубом. Мы прошлись по выставке, Евгений рассказал о самой художнице, ее имя - Чжан Цуйин. Оказалось, что она провела в китайской тюрьме около восьми месяцев только за то, что занималась цигун – гимнастика такая, китайская. Цигун - это общее название для многих восточных школ по совершенствованию. Та, по которой занималась Чжан, - называется Фалуньгун, а принцип её - Истина-Доброта-Терпение. Узнал я также и об истории возникновения этой школы , о преследовании последователей Фалуньгун правящей партией Китая. Положение в Китае сейчас напомнило мне наше прошлое – тяжелые были времена. Люди даже думать боялись не так, как хотела того партия, а чуть что не так - и сразу 15 лет без права переписки.

Видя мой интерес, Евгений – он тоже занимался цигун, предложил вместе пообедать. Недалеко находилось небольшое кафе, и там готовили, по словам моего спутника, лучший в мире каппучино. Мы расположились возле окна, через несколько минут принесли ароматный напиток. Евгений мне подмигнул: «Попробуй!». Каппучино, действительно, был отменный. Мы неспешно беседовали, я рассказывал, что собираю интересные истории о разных запомнившихся случаях из жизни. Евгений сказал, что у него есть такая и начал свой рассказ.

Было это летом 2002 года в Москве, на Ленинградском вокзале. Я ждал ночной поезд в Петербург. Дело в том, что в это время туда с визитом приезжал Цзян Цземин – президент Китая, начавший преследование последователей Фалуньгун. В Петербурге собирались ученики Фалуньгун (так называют себя люди, занимающиеся по этой школе цигун) из многих стран мира, чтобы провести мирные акции протеста. Я, как один из них, тоже решил приехать в этот красивый город. Билетов из Киева в Питер не было, поэтому пришлось ехать через Москву.

В столицу приехал рано утром, поезд только ночью, и я просто бродил по вокзалу, разглядывая товар в киосках. Мимо меня прошла молодая африканка. Очень темная, но меня поразил не ее цвет кожи, а реакция людей. Как-то косо все на нее смотрели. На вид ей было лет 25-26, короткая стрижка, на удивление прямые волосы (она специально их выравнивала), одним словом красивая.

Глядя на реакцию публики, мне стало по-человечески жаль эту девушку. Рядом стояла группа призывников из южных республик, по их лицам и тону речи угадывалось, что говорили они какие-то гадости. Я подошел к девушке и предложил воды, она отказалась, не помню уж как началась наша беседа, мы познакомились.

Ее имя было Хелена, а родом она из Камеруна. Оказалось, что едет в Питер этим же поездом. Она училась в медицинской академии на врача педиатра, пять лет уже жила в России и неплохо знала язык. Я спросил, как ей нравится Россия, Хелена ответила, что очень холодно. Разговор наш зашел о религии, оказалось, что Хелена – христианка баптистской церкви, она верила, что с Божьей помощью сможет лечить детей, чтобы они не умирали, как умерла ее младшая сестра.

Мы зашли в зал ожидания, поймав на себе удивленно-осуждающие взгляды отъезжающих, нашли свободные места и продолжили свою беседу о жизни и вере. Энергичной походкой в зал вошел пожилой мужчина с двумя рюкзаками – один на спине большой, второй на животе поменьше. Он сел напротив нас и обратился к Хелене на английском языке. Она плохо знала его, в Камеруне государственный язык – французский, но знаний Хелены было достаточно для нашего общения. Люди в зале совсем опешили от такой картины. Мужчина оказался австралийцем и довольно голосистым раскатистым басом на весь зал представился:

- Бар-р-рии! – крепко пожал нам руки и стал показывать фотографии дома, жены, детей, яхты, своей любимой собаки. Делал он это очень весело и эмоционально, нисколько не смущаясь от взглядов присутствовавших людей. Он рассказал нам о том, как вышел на пенсию и сейчас совершает кругосветное путешествие. Барри работал в банке, ему было за семьдесят, но он выглядел еще очень крепким мужчиной. После Петербурга полетит в Китай. Я стал рассказывать ему о цигун и преследованиях последователей Фалуньгун, показал ему значек – эмблему школы, а он показал на своей шее четки, сказав при этом:

- Айм буддист!

Я чуть не прослезился. Нас было три разных человека – христианка, буддист и я, мы были не просто из разных стран, мы жили на разных континентах, у девушки еще и цвет кожи другой, но между нами было полное взаимопонимание и согласие. Христос говорил о любви к ближнему, Будда – о милосердии, основной принцип Фалуньгун – Истина-Доброта-Терпение. Люди, верящие в эти принципы, подвергались гонениям и убийствам: христиане в Риме, буддисты в Индии, сейчас эти религии признаны во всем мире. История повторяется в Китае. Пожимая мне руку, Барри сказал, что надеется на скорое прекращение этих преследований Фалуньгун.

Мы с уважением посмотрели друг другу в глаза, понимая всю трагедию людей, не имеющих возможности свободно выражать свои духовные убеждения.

Барри уехал раньше нас. В нашем вагоне было холодно, я отдал ей свою куртку и ходил за горячим чаем, чтобы Хелена могла согреться. В Питере мы расстались возле метро, пожали руки, меня всегда удивляли белые ладони у африканцев. Прошли всего сутки, а показалось, что эту девушку я знал всю жизнь, ее взгляд говорил мне о том же.

- Вот такая история произошла со мной, - закончил Евгений. Был рад с Вами познакомиться, пойду на выставку. Он расплатился, попрощался с радушными работниками кафе и на их предложение «приходите еще!» с улыбкой ответил: « Конечно, как же без вас!»

Я сидел и смотрел в окно на проходящих мимо людей, думая о том, что где-то сейчас тепло, как в Камеруне, кто-то летит в самолете, отдыхая от трудовых будней, или стоит за стойкой, обслуживая посетителей. Жизнь идет: у одних она мирная и свободная, а у других совсем наоборот. Знают ли они друг о друге? Могут ли помочь те, кому сейчас хорошо, тем, кому – плохо?

Услышанная мной история ещё раз показала, что не зависят от национальности и цвета кожи крепкое рукопожатие, сочувствующий взгляд, душевная теплота – это всё присуще культурам и религиям всего мира. Люди из этих стран, встречаясь, дарят друг другу лучшее, что есть в их сердцах. Из таких коротких встреч запоминается все самое доброе, потом рассказы об этих случаях передаются детям и внукам. Судьба дарит нам такие моменты, чтобы мы верили в Любовь, Милосердие, Доброту, и сохраняли эту веру на всю жизнь.

Дмитрий Пешеходов. Великая Эпоха
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...