• Фотообзор: Соединяющий Европу с Азией. Часть 2

  • Вторник, 14 октября 2008 года

Не хочется писать о Стамбуле про численность жителей, стоимость квадратного метра жилья на берегу Босфора и количество минаретов. Статистику можно найти в Интернете. Поэтому пишу о том, что попалось на глаза. Мир людей всегда интереснее мира цифр, интереснее своей алогичностью.


Валютная сделка

Однажды нам повезло наблюдать, как ладят между собой торговцы, как помогают друг другу найти покупателя, не соперничая и не завидуя, а наоборот, общими усилиями доводя клиента до кондиции. Клиентами оказались мы. Дело было так. Мы опаздывали в музей, который вот-вот закроется. Но у самого входа обнаружили, что нет турецких лир. А здесь правило: свободно конвертируемая валюта свободно конвертирует везде, кроме музеев и трамваев. Мы стали оглядываться в поисках обменных пунктов. Подбежал седовласый старик, решив, очевидно, что мы ищем такси. «Такси нужно?»- спрашивает по-английски.

- Нет, мы хотим поменять деньги.

- Здесь нет обменных пунктов, поедем, отвезу туда, где есть, – не упускает таксист свою возможность заработать.

- Нет, нам нужно срочно поменять деньги.

- А сколько нужно денег?

- 60 долларов (билет в музей стоит 30 долларов)

- Давай деньги, попробую поменять, - предложил таксист.

Неподалеку стояли два киоска, где продавался чай и булочки. Вокруг – только мужчины, много мужчин, ожидающих случайного заработка.

Пожилой человек взял доллары и стремительно направился к киоскам. Еще на подходе он что-то выкрикивал оживившимся у киосков мужчинам. Прямо на глазах праздное мужское сообщество приходит в движение. Едва таксист подошел, его плотно обступили его соотечественники и стали бурно что-то обсуждать. Похоже, каждый давал совет, по какому курсу нам продать лиры. Складывалось впечатление, что мы находимся в гуще валютной биржи. Старик-таксист протянул деньги продавцу чая. Тот кивнул. Нащелкал что-то на машинке и высунул калькулятор из окошка, показывая нам – согласны ли мы на такой курс? Да, согласны. Нам выдали деньги, мы благодарим и спешим к султанскому дворцу-музею. Мужчины удовлетворенно расходятся. Мне так понравилось их серьезное участие во всем процессе валютной операции, что это стоило похода в музей, который закрылся у нас перед самым носом. В довершение всего таксист, любезно оказавший нам услугу по обмену денег, произнес: «Ах, так вам в музей? Что же вы сразу не сказали, он ведь в 5 закрывается».

И тут же (куй железо, не отходя от кассы) таксист произнес: «Поехали в Таксим (европейский центр Стамбула), там рестораны, кафе и магазины, там все развлечения. Давай отвезу!»

Делать нечего, согласились. Он взял с нас недорого, правда и центр был рукой подать. Но мы поехали в объезд, так как водитель предупредил, что короткая дорога закрыта на ремонт. Мы посмеялись и расплатились, не торгуясь, нарушив тем самым рекомендации нашего гида. Но пожилой таксист нам помог, и мы были ему признательны.

Падишахский дворец Топкапы

В султан-палас мы попали через день. О, как он огромен и прекрасен! Внутренние дворики с лужайками, фонтаны, парки, в которых раньше паслись лани и козы, разгуливали павлины … Это был город в городе. В былые времена его население доходило до 5000 человек. А в дни церемониальных приемов здесь размещались до 10 тысяч человек. Но при этом сохранялась удивительная тишина – таково акустическое свойство Топкапы.

Дворец был построен на месте старого Византийского Акрополя на слиянии Босфора, Мраморного моря и залива Золотой Рог. Столь удобное расположение давало много преимуществ его правителям. Однако, ни роскошь восточного дворца, ни роспись стен и потолков золотой арабской вязью не поразили меня так, как галерея небольших портретов правителей Османского государства со времени его основания. В их числе были портреты и тех, кто оставил более яркий след в истории - Мехмеда II, Сулеймана Великолепного, Селима III, Абдулазиза, Абдулхамита II и других. Если всмотреться в их лица, кажется, можно прочесть историю Османской империи. Все султаны отличались внешностью, у кого-то были восточные черты лица, а некоторые выглядели совсем, как европейцы, но что-то общее объединяло этих людей. В их в лицах читалось чувство долга и ответственности за свой народ, глазах были мудрость и спокойствие, твердость и решительность. Царственные особы всегда несут в себе печать нелегкой судьбы. Жизнь таких людей насыщена горечью и славой, интригами приближенных и ратными подвигами. Да, на трон попадают избранные.

Во дворце Топкапы хранятся также останки мусульманских духовных лидеров, а также накидка, клочок бороды, знамя и меч, принадлежащие пророку Мухаммеду. В этой же султанской обители - огнестрельное оружие и кинжалы, подсвечники, специально изготовленные для могилы пророка Мухаммеда в Медине и золотой сундук в виде слона, меч Сулеймана Великолепного, отделанный слоновой костью и драгоценными камнями, самый большой в мире изумруд, а также алмаз «Кашикчи», весящий 86 карат и украшенный еще 49 маленькими алмазами. Несколько тронов – подарки царей и императоров разных стран, мечи крестоносцев, поражающие своей величиной (больше человеческого роста!) и много другого, весьма примечательного.

О женщинах Востока

После двух дней прогулок по Стамбулу мой спутник обронил задумчиво: какой европейский мужчина не захотел бы себе в жены турчанку! Скромна, грациозна, нежна и покорна, предана семье и верна мужу. Чего еще может желать мужчина?!

В Турции женщин берегут, не отправляют работать на фабрику, в магазин или торговать на рынке. В Стамбуле не увидишь женщин, устало бредущих с работы домой по солнцепеку. Женщины дома, с детьми – в тени садов или кондиционированных благоустроенных квартирах. Поэтому лица у женщин светлые, кожа нежная, как у европейцев. И кто сказал, что женщинам на Востоке плохо? Они заняты семьей, воспитывают детей, ведут хозяйство. Конечно, есть некоторые ограничения. Например, на улицах города турчанка, как правило, появляется либо с мужем, либо в сопровождении матери, свекрови, сестры или подруги. Так требует мусульманский обычай, а в Стамбуле 95 процентов населения исповедуют ислам.

Турецкие семьи большие и дружные. Об одной такой семье мне поведала молодая дама, которая путешествовала с нами на круизном теплоходе. Она с маленькой дочкой отправилась погостить к матери. Сама родом из С-Петербурга, вышла замуж за турка и уже пять лет живет в Стамбуле. Семья у нее хорошая. Заботливый муж, добрые свекровь и свекор, и еще много-много родственников, с которыми она часто видится на большой загородной вилле. Там несколько раз в год собирается вся родня, человек тридцать: жены, дети, отцы-матери, девери-свекрови…Мужчины наезжают, когда позволяет работа. Время проводят в беседах, купании в бассейне и других развлечениях. Еду готовят женщины старшего поколения, а роль невесток - мыть посуду, убирать со стола.

Во время своего рассказа Лена (имя этой молодой дамы) не уставала то и дело повторять с искренним восторгом: «Маму люблю, папу люблю, всех люблю.» Это она - о родителях мужа.. Рассказывала также, что «мама» не разрешает ей перегружаться домашними делами. Пусть невестка больше присматривает за дочкой. Даже обеды часто готовила сама и передавала сыном, чтобы молодая женщина не утруждала себя. Не скучно ли жить одними семейными хлопотами, спросила я. Не хочется ли побыть в обществе? Нет, отвечает, у нее здесь есть русские подружки, и муж не против, что они видятся. Он понимает, что Лена скучает по родине. В супруге своем Елена души не чает. И он тоже - все для семьи, любой доход в дом: благосостояние должно расти. Однако, в конце разговора Лена обронила как бы невзначай: «Были бы у нас такие мужчины, никто бы замуж в Турцию не выходил».

Детей на улицах Стамбула много, особенно совсем маленьких детей - в колясках с мамами и бабушками. Но они гуляют в парках и скверах возле мечетей, музеев, других достопримечательностей.

А как насчет паранджи и прочего ограничений в дамской одежде? Да, ограничения есть. Обычай требует свободный покрой длинного платья, чтобы фигуру не подчеркивать. Сверху легкий удлиненный жакет или плащ и непременно платок на голову. Но женщины умудряются так искусно подбирать цветовую гамму и рисунок, что выглядело это почти всегда изящно, стильно и очень заманчиво, в том смысле, что мне самой захотелось повязать на голову красивый платок. Такое одеяние целомудренно. Оно позволяет сохранить тайну, которую всегда должна иметь в себе женщина, чтобы быть загадкой для своего мужа до последних дней. Это сохранит мир и согласие в семье на долгие годы.

Что касается паранджи, то ее отменил еще первый президент Турции Ататюрк в 1923 году. Это он провозгласил Турцию республикой, и направил развитие государства по европейскому пути. Однако, в глухих деревнях азиатской части страны пожилые женщины все еще носят паранджу.

О восточных сладостях

Не придумаешь лучше гостинца родным и друзьям, чем восточные сладости. Поэтому мы и обратили свой взор на экзотический Египетский рынок пряностей. Тут у каждого торговца горы всевозможного снадобья, бесконечное разнообразие орехов-миндалей, сушеных и вяленых фруктов, травы и кореньев, ниспадающие водопадом с потолка ветви сладких колбасок, низки лущеного миндаля, омытого виноградным соком и застывшим на нем разноцветными сосульками. А уж ароматов… Идешь вдоль рядов и вдыхаешь, впитываешь в себя все это. А в кофейне неподалеку как раз сейчас готовят кофе, и его тугой, сбивающий с ног аромат заставляет нас поменять курс: трудно устоять, чтоб не испить настоящего кофе по-турецки в самом сердце Стамбула.

Сладости домой мы покупали у первого же торговца в бесконечном ряду. Когда мы попросили подобрать разные виды рахат-лукума в одну килограммовую коробку, его лицо просияло. Когда мы заказали 5 экземпляров – подарки родным, у него от счастья закружилась голова. «Одну минуту, мадам, одну минуту!» - носился он от прилавка со сладостями к весам, предлагая нам пробовать все новые и новые виды лукума. Он порхал, не касаясь земли. Отдельные рахат-лукумины падали на пол, и продавец носком ботинка ловко отправлял их под прилавок: с глазу долой. Чтобы скоротать наше ожидание, нам подали Apple tea - яблочный чай, популярный здесь напиток - в изящных рюмках-чашках. Очень вкусный!

Потом продавец уговорил нас купить домой еще знаменитую тахинную халву и фирменный турецкий чай, который здесь пьют мужчины по всему рынку, да и по всему городу. От такой сделки наш торговец сладостями от счастья едва не плясал. Он то и дело повторял: «Мадам, мадам!» и на прощанье вручил мне коробку прекрасного яблочного чая. «Это подарок, мадам, это подарок» - твердил он, и глаза его сияли. И еще в знак благодарности, продавец рассказал, что знаменитый турецкий рахат-лукум делается из виноградного сока, который подвергается сгущению, как у нас молоко. Это было для нас полной неожиданностью. Вот зачем непьющим мусульманам столько винограда на склонах гор!

Ах, Турция, страна загадок…Когда мы снова встретимся с тобой?

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...