Глядя на залитую солнцем Нормандию, сложно себе представить что-то более прекрасное. Становится ясно, почему эти очаровательные серебристые отблески так пленили воображение художников. Клод Моне и многие другие из тех, кого позже назовут импрессионистами, в конце 19 столетия приходили сюда, стараясь в своих работах передать эту неповторимую атмосферу пространства и света.

Столь идиллическая на сегодняшний день картина имеет долгую историю, полную междоусобиц. С самого начала заселения этого региона велась борьба за его плодородные земли, за этот стратегически важный регион. Военные походы шли один за другим, это продолжалось столетиями. В ходе такой долгой и неспокойной истории Нормандия пережила множество падений, вновь и вновь возрождаясь.

Рисунки, найденные на стенах пещер, свидетельствуют о том, что история Нормандии уходит корнями, по крайней мере, в каменный век. Множество широких прямых улиц говорит о том, что когда-то здесь хозяйствовали римляне. Позднее, в VIII и IX столетиях, в этих краях высадились викинги. Они прибыли по морю и, зная о большом количестве богатых монастырей Нормандии, хотели поживиться за их счет. И здесь им открылась еще большая ценность этих земель - их плодородность. Тогда, разграбив монастыри, викинги решают здесь обосноваться. Очень колоритной внешности, с ярко-рыжими волосами и голубыми, цвета льда, глазами, они были первыми людьми, которые называли себя норманнами.

Нормандия лежит на двух литосферных плитах. Они были сформированы в древние времена и обусловили деление региона на Верхнюю Нормандию, которая расположилась на северо-западе парижского бассейна, и Нижнюю Нормандию у подножья древних скал. У северной границы Нормандии находится живописное побережье, на котором песчаные участки чередуются со скалистыми выступами горных пород. Несмотря на то, что оно известно еще по изображениям на ковре из Байё, созданным около 9 столетий назад, у многих оно ассоциируется со временами Второй мировой, с самыми большими военными базами в истории.

С другой стороны расположились обширные зеленые поля. Во Франции так ценятся гастрономические прелести, что по своей важности они занимают позицию чуть ниже, чем религия. Большая часть урожая собирается именно с этих земель. Здесь необъятные просторы полей, засеянных зерновыми культурами, чередуются с островками леса, а также деревушками, состоящими из каменных., вычурно отделанных домов. Постройки эти сохранились довольно хорошо, несмотря на многочисленные военные конфликты. В то время, как более влиятельные средневековые столицы и крупные города сохранились намного хуже. В большинстве случаев небольшие местечки сохранились до наших дней почти нетронутыми, небольшие изменения вносятся или в их форму, или функциональную планировку.

На востоке Нормандия граничит с районом Евр. Здесь, в этой идиллической пастушьей деревне, мы не устояли перед ласковыми лучами солнышка, - решение купить здесь дом было принято за считанные минуты. Имение, которое нам приглянулось, находится недалеко от главной площади. Мы подходим к нему, минуя старый амбар и еще одно здание, в котором в прежние времена была городская пекарня. Улица, которую с виду и не назовешь главной городской дорогой, заканчивается двойными воротами.

За ними каскадами распустили цветы деревья и кустарники: яблоня, вишня, айва, роза... Их аромат был таким густым! Владения окружала тонкая каменная стена, увитая виноградом. Своими изумрудными листьями она будто окаймляла усадьбу с ее буйством красок. Из-за своего неприметного входа и своеобразных соседних владений, местные жители называли поместье «виноградником».

Следует заметить, что вся Нормандия купается в зелени, а регион Евр - исключительно плодородный. Повсюду что-то растет, даже на крытых соломой крышах пробиваются ростки тюльпанов. Это и привлекало в свое время викингов - растения изумительно принимаются и восходят. Доходит до смешного: нужно следить, куда вы бросаете косточки от фруктов - они ведь могут там прорасти.

Столица этой области - Еврекс, была основана в поздний период античности и берет свое название от галльского племени. Этот город лежит в долине реки Итон между двумя ее рукавами. Он сильно пострадал во времена войн, но с тех пор многое было реконструировано. Острые шпили готического собора величественно возвышаются над городком, устремленные в небо. Местные красоты представляются в весьма сдержанном свете, здесь нет шумных рыночных площадей.

Ветки деревьев здесь ломятся под тяжестью плодов. Чем еще может гордиться Нормандия в сфере продовольствия, так это изготовлением сыров. Pont L'Eve^que, Livarot и Camembert - самые известные сорта, и, что характерно для этого района, продаются они в деревянных коробочках. Кремово-сливочные и сливочно-кремовые сыры стали символом здешних гастрономических богатств. Еще ценятся нормандские яблоки и то, что из них изготовляется - сидр, или cidré bouché, - бренди, еще известное под названием Calvados. Назван он так в честь одного нормандского района. Считается, что благодаря ему, мышцы желудка расслабляются и желудок очищается между приемами пищи, это называется эффект trou Normand.

Но и все эти гастрономические прелести не смогли меня утешить во время моего второго визита в мой будущий особняк. В тот день я поняла, насколько переменчива нормандская погода: солнце скрылось за тучами. Так совпало, что это были дни, в которые мне предстояло принять решение относительно покупки дома. Тогда это поместье и показало мне все свои недостатки. Мой друг Роберт, дома в ясную погоду не видел, и был просто обескуражен моим решением. Тогда я и сама вряд ли могла ему что-то возразить.

Сад, который в солнечную погоду выглядел подобно эдемскому, и своим видом вызывал воспоминания о притчах Вавилона, под свинцовыми тучами и моросящим дождем выглядел, как беспорядочное скопление сросшихся., спутанных между собой растений на фоне неприглядного пейзажа. В самом же доме стояла сырость и неприятный запах влаги, на глаза мне попались старые выпуски местных газет, которые лежали под тонким слоем зеленоватой плесени. Все это дополнял запах копоти - видимо, бывшие хозяева пытались бороться с сыростью с помощью камина. Из-за влаги стены особняка во многих местах потрескались, вскрыв слои глины, спрессованной соломы и другой глиноподобной смеси, которые, естественно, по-своему дополняли стоящий в помещении запах. Окна выходили на старый амбар, его здание выглядело просто жалким. Видимо, оно многое пережило прежде, чем начало разрушаться.

Все же к концу осмотра дома у самых впечатлительных появлялась дрожь и трепет благоговения. Как только документы были готовы, произошла символическая церемония передачи ключа. Большой, железный, со множеством зубчиков, он своим видом наводил на мысль о старинных замках с подъемными мостами, таких, как в детских книжках. Нас перестали мучить опасения и дурные мысли по поводу правильности нашего выбора. Ключ, который открывает главные ворота дома, стал виновником множества разговоров. Впечатление, которое он производил, сравнивали с воздействием внушительного вида вооруженных охранников аэропорта, являющимся чисто показным. Этот ключ так всех заинтересовал, что каждый хотел подержать его в руках, чтобы лучше рассмотреть. По своему виду он скорее бы подошел какому-нибудь замку, но никак не воротам обыкновенной дачи.

Вскоре после приобретения дома мы основательно принялись за то, чтобы сделать здесь все по-своему. После нескольких настойчивых попыток привести в порядок годами разраставшуюся без присмотра в саду зелень, нам это удалось, по крайней мере, в какой-то части двора. Глядя на зеленые заросли на остальной территории участка, мы решили завести двух овечек, чтобы поддерживать только что скошенную нами траву в нормальном состоянии. Но они по-своему поняли поставленное перед ними задание, и в первую очередь принялись за только что посаженные растения, жадно сжевали побеги роз, потом перешли на кору деревьев, обходя стороной все, что хоть немного напоминало бурьян. Будучи в этом такими бескомпромиссными, они все же нам очень полюбились. Им разрешалось свободно заходить в дом, в кухню, когда им заблагорассудится. Конечно, вскоре эта их любовь к свежей зелени нам порядком надоела, и, припомнив им все съеденные розы и другие растительные деликатесы, мы решили вернуть их фермеру. С заботой о молодых растениях мы решили больше никаких животных не заводить, остался у нас один персидский кот. Он, обходя свои владения, внимательно следит за жизнью всех насекомых в саду, в основном - пауков.

И вот, после нескольких лет жизни в Нормандии мы все обустроили на свой вкус, стали лучше понимать жизнь в этом краю, предугадывать ее проявления. Мы стали ценить ее не только залитой светом солнечных лучей, но и совершенно своеобразную красоту края в дни непогоды. Нам нравится этот туман, что поднимается к обеду - под его прикрытием в местных лесах господствуют вепри и другие дикие животные, а утром он выпадает росой на травы. Вечером, когда небо затянуто свинцовыми тучами, и моросит дождь, становится особо приятно посидеть у камина.

Погода все так заботливо предусмотрела, будто знала, какие неудобства ожидают нас в пути от Парижа до нашего дома. Съезжая с трассы Париж-Rouen всего на пару километров по дороге, рассекающей тело равнины и бегущей вдоль реки Евр, уже ощущаешь, будто сбросил груз городских забот. В этой местности всегда ощутимо прохладнее, свежее. Вот где можно вздохнуть полной грудью и не только потому, что воздух такой чистый.

Независимо от нестабильности политической или экономической ситуации, Нормандия все вынесет на своем пути. Она выстояла во времена викингов, пережила еще более далекие времена, продолжает быть и сегодня. Конечно, Нормандия богата не только своими плодородными землями, но в ее традициях основным является гармоничное сосуществование с природой: с поля - в дом, на семейный стол, и так по кругу. Когда я сегодня со своим когда-то другом, а теперь - мужем (который, кстати, решил, что мы сыграем свадьбу в Нормандии), вспоминаем, как покупали дом именно здесь, в этом заброшенном уголке мира, мы ощущаем, насколько важны все эти богатства природы для нашего теперешнего состояния полной и незыблемой гармонии.

Каменные стены этого деревенского домика зимой прекрасно держат тепло огня от камина, а летом спасают от жары. Нашего клочка земли как раз достаточно, чтобы скромно и с комфортом жить, посадить зелень и деревья, которые будут обеспечивать нас всем необходимым. Думаю, это прекрасное капиталовложение.

Лори Карнас. Великая Эпоха
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...