• Ребия Кадир: «Китайцы также являются жертвами жестокого правления компартии Китая»

  • Четверг, 6 августа 2009 года
«Административный центр Урумчи подобен концлагерю для уйгуров. Однако ненависть уйгурского народа направлена вовсе не на ханьцев — наиболее многочисленную этническую группу в Китае, а на коммунистическую партию Китая (КПК)», — утверждает Ребия Кадир, президент «Международного уйгурского конгресса» (МУК) и одна из самых успешных женщин КНР, ставшая в недавнем прошлом «врагом государства» для КПК.

Ребия Кадир — обеспеченная женщина и вполне могла бы жить легкой и комфортной жизнью. Ей было не обязательно избирать путь «врага государства», она могла наслаждаться богатством, развивая свой бизнес, и растить своих 11 детей.

Однако трагическое положение девяти миллионов уйгуров в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) КНР не позволило ей хранить молчание. В свое время как член КПК и член правительства Ребия Кадир посмела открыто критиковать «политику железного кулака», проводимую компартией в провинции Синьцзян.

Спустя два года она на себе ощутила эту политику, когда «железный кулак» бросил её в нечеловеческие тюремные условия, якобы за «разглашение государственных секретов». На протяжении пяти лет она была свидетелем пыток и жестокого обращения, описанных ею в книге «The Stormer of the Sky».

C конца 2006 г. 61-летняя Ребия Кадир занимает пост президента «Международного уйгурского конгресса» (МУК), главные отделения которого находятся в Мюнхене и Вашингтоне.

В интервью корреспонденту The Epoch Times («Великая Эпоха») она использует резкие слова и характеризует положение уйгуров в Синьцзяне как «геноцид в концентрационном лагере». По её словам, железный кулак не решит проблему. «Он никогда не был решением и никогда не будет», — убеждена Ребия Кадир.

— Какова обстановка в Синьцзяне на данный момент, особенно в Урумчи?


— Ужасная. Это напоминает полицейское государство, наводненное китайскими спецслужбами. Урумчи похож на концлагерь, где уйгуры живут в абсолютном страхе. Они боятся как китайских спецслужб, так и больших масс этнического населения Китая.

— Каковы потери среди уйгурского населения с 5 июля, по информации «Всемирного уйгурского конгресса»?


— С 5 июля погибло более 400 человек, по информации ряда источников в Синьцзяне. Количество жертв постоянно увеличивалось после того, как 6 июля ханьцы заняли улицы города, совершая нападения на уйгуров с целью отмщения. Некоторые неподтвержденные источники приводят цифру, близкую к тысяче. Мы не узнаем, сколько уйгуров было убито и ранено до тех пор, пока Китай не позволит нам провести независимое расследование в Синьцзяне.

— Власти КПК утверждают, что это Вы спровоцировали акцию протестов 5 июля. Это так?


— Абсолютная ложь. Для КПК стало обычной практикой во всем, что случается в Синьцзяне, винить меня, также как обвинять Его Святейшество Далай-ламу во всем происходящем в Тибете, что мы и наблюдаем последний год. Протест 5 июля был спровоцирован массовыми нападениями, избиениями и убийствами невинных уйгурских рабочих на фабрике игрушек 26 июня в г. Шаогуань, провинция Гуаньдун.

— Каковы взаимоотношения между «Всемирным уйгурским конгрессом» (ВУК) и уйгурами в Китае?


— ВУК представляет коллективные интересы уйгурского населения в Центральной и Средней Азии и в других странах. ВУК не имеет прямых контактов с уйгурами в Синьцзяне, однако мы хорошо осведомлены о местной обстановке и внимательно следим за жестокими действиями китайских властей в регионе.

Ненависть к репрессивной политике, а не к ханьцам

— Как Вы считаете, ненавидят ли ханьцы уйгуров в Синьцзяне? Если да, то почему?

— Я не верю, что большинство ханьцев в Синьцзяне ненавидят уйгуров, но допускаю, что таковые есть, из-за проводимой китайским режимом ультранационалистической пропаганды и идеологической обработки населения. Поэтому, к сожалению, некоторые ханьцы, находясь под влиянием «промывки мозгов», считают, что «уйгуры — сплошь все варвары, злобные и ленивые террористы и сепаратисты» и т. д.

— Тогда направлена ли ненависть уйгуров на ханьцев или все-таки на коммунистический режим?


— Ненависть уйгуров обращена не на китайских граждан, но на длительное 60-летнее репрессивное правление китайского правительства. По сути, уйгуры считают, что ханьцы также являются жертвами жестокой воли КПК в Китае.

— Как разрешить эту ненависть с обеих сторон?


— Выход из положения есть — КПК прекращает многолетнюю политику подавления и создает предпосылки для мирного сосуществования уйгурского и ханьского народов, основанного на равенстве, уважении и справедливости.

— Как вы оцениваете жилищные условия уйгуров в Синьцзяне.


— Как ужасные. Большинство уйгуров безработные и живут в нищете, не в пример китайским поселенцам, которые живут гораздо лучше. Они контролируют всё, и у них есть всё: энергоресурсы, льготы, деньги. А у уйгуров нет ничего.

— В каком положении находятся члены вашей семьи в Синьцзяне? На данный момент там живут несколько ваших детей.

— Да, у меня там пятеро детей. Они бросили в тюрьму двух моих сыновей в 2006 г. — одного на семь, а другого на девять лет. Я потеряла все контакты с моей семьей с момента воскресного протеста 5 июля. Хочется верить, что у них все благополучно, хотя это очень трудно представить, учитывая нацеленность моей семьи на прекращение репрессий КПК.

Центральное правительство и Ху Цзиньтао знают о зверствах, происходящих в Синьцзяне

— Ху Цзиньтао, занимавший должность губернатора Тибета до того, как стал генеральным секретарем партии, покинул саммит большой восьмерки с намерением взять на себя ответственность за разрешение ситуации в Восточном Туркестане. Это правда, что он не в курсе о многочисленных случаях жестокости в провинции Синьцзян?

— Г-н Ху полностью осведомлен о беззаконии, творящемся в Восточном Туркестане. Он вернулся из Италии в Пекин, чтобы поддержать своего пособника Вана Лэцяня, секретаря комитета КПК СУАР, инициировавшего всю репрессивную политику, которая квалифицируется как геноцид уйгурского населения на протяжении более десяти лет.

— Каково Ваше отношение к политике «железного кулака» пекинских властей по отношению к протестующим уйгурам? Им угрожает смертная казнь?


— Протест уйгуров 5 июля продемонстрировал полный провал китайской репрессивной политики в Восточном Туркестане. «Железный кулак» — не решение проблемы. Никогда им не был и никогда не будет. Казни уйгуров только повысят нестабильность в регионе.

— Является ли проблемой для уйгурского населения, если уйгуры занимают правительственные должности или имеют членство в коммунистической партии?


— Конечно, является. Но есть много добропорядочных уйгуров-служащих, даже если они работают на правительство и являются членами КПК. Гораздо большую проблему составляют те, кто предают свой народ, ради выгод втираются в доверие к Пекину, как, например, Нур Бекри, глава правительства СУАР. Его презирают все уйгуры, как предателя.

Не религиозная война

— Каков процент мусульман среди уйгуров в Синьцзяне?

— Большинство уйгуров исповедуют нерадикальное суннитское направление ислама.

— Как президент ВУК Вы не являетесь духовным лидером уйгуров. Какую роль играет ислам в вашей организации?

— Уйгуры признают меня своей «духовной матерью». Они надеются на мою помощь в избавлении их от гнета КПК. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы помочь им однажды снова обрести человеческое достоинство и свободу.

— Почему исламский мир не выступает в защиту уйгуров?


— На данный момент, они не владеют всей полнотой информации о положении уйгуров. Я уверена, что они обязательно это сделают в будущем.

— Что сейчас может предпринять международная общественность?

— Международному сообществу следует осудить убийства уйгуров китайскими властями, потребовать немедленного освобождения арестованных уйгуров и призвать китайское правительство не применять к ним высшую меру наказания, а также позволить провести международное расследование всех событий, произошедших в воскресенье 5 июля.

Флориан Годовиц. Великая Эпоха
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...