• Как остановить развитие нестабильности в Афганистане?

  • Вторник, 18 сентября 2007 года

Исходя из текущей политической ситуации в Афганистане, наблюдатели считают, что если не будут предприняты необходимые шаги, чтобы форсировать процесс перестройки афганских экономики и общества, то страна войдёт в состояние ещё более глубокого хаоса.

После недавней «Джирги мира», которая была проведена в Кабуле при участии пакистанских и афганских старейшин, появилась надежда на то, что рост террористической активности будет остановлен.

Главное внимание на «Джирге мира» было уделено проблеме развития активности повстанческих организаций и некоторых элементов «Аль-Каиды» на границе двух стран, а также поиску решений, как с ними бороться. Однако нельзя проигнорировать вопрос: как Афганистан может добиться успеха в борьбе с терроризмом при плохо вооружённых органах безопасности, низкооплачиваемой полиции, суицидных атаках, кризисной ситуации с запрещёнными наркотиками и вялой скорости перестройки?

Вооружённые силы США, международное сообщество, силы НАТО и жители Афганистана столкнулись с некоторыми большими затруднениями и помехами, которые показывают, что военные меры против терроризма недостаточны. Таким образом возникает вопрос: что ещё необходимо предпринять международному сообществу и в особенности ключевому игроку – Соединённым Штатам, чтобы избежать ухудшения состояния безопасности в Афганистане, пока ещё не поздно?

Какие меры можно принять, чтобы предотвратить развитие нестабильности в Афганистане?

«Конечно, есть небольшая надежда, что проблема разрешится путём дипломатических переговоров с движением «Талибан» и повстанцами», – утверждает г-н Брюс Ридель, старший научный сотрудник Брукингского института (независимый аналитический центр в Вашингтоне). Тем не менее, если Соединённые Штаты отправят необходимые силы вместе с войсками НАТО, то ещё не поздно выиграть войну, «но время не ждёт», – сказал он в интервью Великой Эпохе.

Шакила Халье (ШХ):  Нужна ли нам новая стратегия для обеспечения стабильности в Афганистане, которая включает в себя открытые переговоры с «Талибаном»?

Брюс Ридель (БР): На мой взгляд, в Афганистан вкладывается мало денег. США с самого начала недостаточно проанализировали стоимость войны против «Талибана» и «Аль-Каиды».

Нехватка солдат и ресурсов является ахиллесовой пятой политики администрации Буша в течение уже почти шести лет. Стратегия полагаться на небольшое число военнослужащих из «провинциальных команд по восстановлению» по всей стране напоминает попытку закрыть лейкопластырем рану в груди. Мы просто не отправили необходимое количество военной силы для выполнения операции.

Ещё хуже то, что мы пытались перестроить страну, разрушенную в течение четверти столетия войнами, оккупацией и террором, вкладывая небольшие деньги. Вместо массивной попытки экономической реконструкции, подобной Плану Маршалла в 1940-х (программа экономической помощи США Западной Европе – прим. пер.), афганцы получили ещё меньше экономической помощи в расчёте на душу населения, чем гаитяне и жители Боснии в своё время. Результатом стало оживление торговли опиумом, которая развращает афганские правительство и общество.

В этом году Президент Буш запоздало пообещал увеличить объёмы помощи Афганистану, но большая часть денег пойдёт на потребности военнослужащих и органов безопасности, а не на экономическую перестройку и развитие. Афганская армия сильно нуждается в современном оружии и транспортных средствах, а афганская экономика – в ещё большем. США, Европейский Союз, Япония, Индия, Россия и арабские государства Персидского залива под руководством ООН должны совместно работать над разработкой многолетнего плана многомиллиардной экономической помощи.

Правительство афганского президента Карзая пытается вести переговоры с так называемыми умеренными талибами в течение нескольких лет, но результаты оставляют желать лучшего. Федеральная разведывательная служба Германии (БНД) также пыталась контактировать с ними, но «Талибан» отказывается разрывать свои связи с «Аль-Каидой».

Я очень скептически отношусь к существованию осязаемого тела умеренного «Талибана». Лидером движения остается мулла Мухаммад Омар, экстремистский противник Карзая, Запада и Америки, которого талибы нарекли предводителем правоверных. Мулла Омар не заинтересован в переговорах. Он считает, что время на стороне «Талибана», и верит, что Америка и её союзники по НАТО потеряют желание вести боевые действия в Афганистане также, как было в случае с Советским Союзом. Мулла Омар не собирается ссорится с «Аль-Каидой» и Усамой бин Ладеном. Он не хочет отказываться от своего стремления возродить Исламский Эмират Афганистан, который в прошлом служил убежищем для «Аль-Каиды» и подвергал репрессиям своих соотечественников.



ШХ: Какова роль Пакистана?

БР: Пакистан сыграл роль инкубатора для возрождения «Талибана» в последние несколько лет, точно также, как он был инкубатором для его создания в 1990-х. После того, как правительство Пакистана временно прекратило своё поддержку в 2001 году, «Талибан» начал использовать территорию Пакистана для вербовки, проведения военных учений и финансирования своего возрождения. А Мухаммад Омар с 2002 года долгое время провёл в Пакистане, скрываясь.

Боевики движения «Талибан» при поддержке «Аль-Каиды» рассчитывают на надёжное убежище в Пакистане в случае атаки НАТО на юге и востоке. Спонсируемые Пакистаном кашмирские группы также оказывали поддержку «Талибану» и «Аль-Каиде».

ШХ: Можно ли с помощью дипломатии решать вопросы с «Талибаном»?

БР: До 11 сентября я, занимая должность специального помощника Президента Клинтона по вопросам Ближнего Востока и Южной Африки, был членом дипломатического корпуса США, который вёл переговоры с «Талибаном». Мы неоднократно обращались к мулле Омару и его приверженцам с просьбой отдать бин Ладена в руки справедливости с 1997 по 2001 г. Я ездил в Кабул в 1998 году, чтобы встретиться непосредственно с руководством «Талибана». Мы призывали Пакистан потребовать от «Талибана» выдачи бин Ладена. В Совете безопасности Соединённых Штатов мы взяли несколько единогласно принятых резолюций ООН с решением оказывать давление на движение «Талибан», чтобы оно перестало поддерживать терроризм и «Аль-Каиду». Несмотря на интенсивные двусторонние и многосторонние переговоры, «Талибан» отказывался идти на компромисс.

На данный момент я не вижу ни одной причины верить, что если страны НАТО примут участие в переговорах с представителями «Талибана», то ситуация изменится. Это скорее подорвет легитимность правительства Карзая и посодействует дальнейшей терпимости Пакистана к «Талибану» на своей земле и ослабит единство Североатлантического союза. Пока мулла Омар является предводителем «Талибана», нет никакой надежды на успех.

ШХ:  Что будет с Афганистаном через пять лет, если мы будет придерживаться текущего подхода?

БР: В настоящее время тысячи храбрых солдат из всех стран НАТО пытаются помогать афганскому народу. В Кандагаре канадские военнослужащие выдающегося 22-го королевского полка (Вэн Дус) находятся на передовом фронте войны против терроризма и «Аль-Каиды», в её родных местах. Войска британской армии ведут боевые действия по соседству в провинции Гильменд, а голландские силы – в провинции Орузган, на родине муллы Омара. Американские войска – на востоке. Все они заслуживают нашей полной поддержки в войне с «Аль-Каидой» в Афганистане.

Если мы будем продолжать экономить на этой битве, пытаясь выиграть её налегке, то нас постигнет та же участь, что и Афганистан, который сейчас погружается в пучину нестабильности и хаоса. Из истории мы знаем, что из этого выйдет в итоге. Мы не должны снова наступать на те же грабли.

Если мы отправим необходимые войска вместе с нашими союзниками по НАТО и вложим значительные средства в перестройку афганских экономики и общества,  тогда у нас ещё будет шанс выиграть эту войну. Ещё не слишком поздно, но время не ждёт.

Г-н Брюс Ридель – старший научный сотрудник Сабанского центра при Брукингском институте в Вашингтоне, О.К. Он является аналитиком по вопросам Среднего Востока, а также истории и политики Южной Азии, с большим опытом в региональной дипломатии, улаживании конфликтов, противодействии терроризму и обеспечении энергобезопасности. Он вышел на пенсию в 2006 после 30 лет службы в ЦРУ (включая командировки за границу – в Средний Восток и Европу). За время его работы старшим советником по средневосточному региону при Совете национальной безопасности в Белом доме сменилось три президента Соединённых Штатов. Он также служил заместителем помощника министра обороны США по вопросам Ближнего Востока и Южной Азии в Пентагоне и старшим советником НАТО в Брюсселе.

Автор Шакила Халье – афганско-американский журналист, место проживания: Вашингтон, О.К.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...