• Деградация олимпийских колец

  • Суббота, 27 октября 2007 года

По сравнению с гордостью, которая была у Пекина восемь лет назад после получения права на проведение Олимпийских игр 2008, нынешнее положение китайского коммунистического режима не столь радужное: международное сообщество предпринимает множество мер, нацеленных на бойкот Олимпийских игр в следующем году.

Даже в Норвегии (страна, которая обычно не вмешивается в международные политические проблемы) есть группы, поддерживающие международный бойкот. Самое невыносимое для китайского режима – это когда собственный народ участвует в подобных акциях. Так 3 000 фермеров из деревни Циньхуа города Фуцзинь в провинции Хэйлунцзян подписали петицию «против Олимпийских игр и в поддержку прав человека».

Прошло семь лет с тех пор, как Пекин выиграл свою заявку на проведение Олимпийских игр. Поскольку мифический шарм выдающейся экономики Китая не исчез, почему международное сообщество придерживается столь различных мнений относительно этой страны? Анализируя различные лозунги бойкота Олимпиады, мы замечаем, что отказы Китая соблюдать его предыдущие обещания и требования, отсутствие нормальной системы правосудия усилили широко распространенное неприятие Олимпийских игр в Пекине. Семь лет назад Коммунистическая партия Китая (КПК) дала обещание разобраться с ужасным положением прав человека, чтобы принять Олимпиаду. Но впоследствии режим так ничего и не сделал. Наоборот, усиление политического давления и расширение сети секретных агентов сделало положение с правами человека ещё хуже.

I. Бойкот Олимпийских игр, как результат отказа Китая соблюдать предыдущие обещания

Отношение КНР к бойкоту превратило её в посмешище. КПК часто арестовывает тех, кто высказывается против неё, обвиняя этих людей в политических преступлениях, таких как «угроза национальной безопасности», «подрыв государственного строя» и «выдача государственной тайны». Критики режима часто оказываются за решеткой. А когда дело доходит до бойкота, Китай требует от международного сообщества не политизировать Олимпийские игры.

Например, один профессор заявил в государственных СМИ Китая, что тот, кто смешивает Олимпийские игры с политикой, «неправильно понимает олимпийский дух». Он также сказал, что бойкот, организованный Америкой и другими 60 странами против Московских Олимпийских игр в 1980 году, был ни чем иным, как «комедией-фарсом». В действительности, как сильно политизированный китайский коммунистический режим может требовать, чтобы другие держались на расстоянии от политики?

В июле 2001 года в Москве, подавая заявку на проведение Олимпийских игр, Китай был настроен выиграть это право, чего бы это не стоило. Чтобы заставить несогласных замолчать, Пекин пообещал Международному олимпийскому комитету и своим противникам улучшить ситуацию с правами человека, если Игры будут проведены в Китае. Однако в последние годы эта ситуация только ухудшается.

Организация «Репортеры без границ», штаб-квартира которой находится в Париже, уделяет повышенное внимание ситуации с правами человека в Китае. Являясь доминирующей силой в движении бойкота, «Репортеры без границ» продолжают критиковать жёсткий контроль Китая над общественным мнением и протестовать против ответной реакции режима в отношении критики. С целью заставить замолчать «Репортеров без границ» в январе 2007 года китайские власти пригласили посетить Китай Роберта Менара, генерального секретаря «Репортеров без границ» и Винсента Бросса, директора азиатского офиса организации. Во время их визита китайские чиновники обещали улучшить ситуацию с правами человека, но это было ложью, и «Репортеры без границ» оказались одураченными после того, как приостановили бойкот.

В Китае Менар выдвинул десять требований по улучшению свободы слова в прессе. Он также особо выделил требование освобождения заключенных репортеров и диссидентов, обвиняемых в политических преступлениях – публикации статей в Интернете, критикующих режим. Список включал свыше 100 диссидентов, репортеров и защитников свободы слова. Менар выбрал людей с самым плохим состоянием здоровья, самых старых и тех, кто был заключен в тюрьму уже на протяжении долгого времени. Китайские власти обещали, что без вопросов освободят их, и определили дату освобождения или права на посещение. Пекин заверял, что «Репортеры без границ» смогут организовать свой филиал в стране. Режим также обещал снять запрет на посещение определенных веб-сайтов.

Тем не менее спустя семь месяцев после этой встречи Китай не выполнил ни одного обещания. У «Репортеров без границ» не было иного выбора, кроме как начать новую кампанию. Директор организации обратился к Международному олимпийскому комитету с требованием, чтобы Китай следовал своему обещанию изменить ужасающее положение с правами человека. «Репортеры без границ» в качестве символа своей новой кампании разработали эмблему из пяти соединённых наручников вместо Олимпийских колец. Эта эмблема символизирует китайский коммунистический режим, превративший страну в огромную тюрьму. Она отражает отсутствие свободы, из-за чего страдают китайские люди.

II. Бойкот Олимпийских игр 2008 обладает политической справедливостью и моральным благородством

По сравнению с другими бойкотами в истории, у бойкота Олимпийских игр 2008 есть два отличительных признака. Во-первых, это участие в бойкоте людей из всех слоёв общества – от политических деятелей, знаменитостей и до школьников. Они являются движущей силой этой инициативы. Находящийся в Австралии Правозащитный союз, калифорнийский конгрессмен Том Лантос, бывший госсекретарь Канады по вопросам Азиатско-Тихоокеанского региона Дэвид Килгур и экс-кандидат в президенты Франции Сеголен Руаяль – все они выразили поддержку движению бойкота.

Даже посол доброй воли Детского фонда Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ) Миа Ферроу выразила свою поддержку. В её статье, опубликованной в «Wall Street Journal» 28 марта 2007 года, она осудила Китай за содействие режиму Судана, который организовал геноцид в Дарфуре. Она охарактеризовала предстоящие Игры как «Олимпиаду геноцида» и призвала к бойкоту. Она также написала статью, осуждающую знаменитого режиссёра Стивена Спилберга, который прибыл в Пекин в середине марта, чтобы помочь Пекину в организации Олимпийских игр. Она задавалась вопросом, задумывается ли Спилберг о том, что за геноцидом в Дарфуре стоят кровавые деньги Китая. В ответ на это Спилберг связался с лидером Китая Ху Цзиньтао, чтобы осудить геноцид в Дарфуре, и посоветовал Пекину использовать свое влияние на Судан для прекращения страданий тамошних людей.

В настоящее время из всех стран Канада сильнее всех призывает к бойкоту. Даже канадские студенты поддерживают бойкот. Студенческий союз Университета Саймона Фрэйзера в Канаде является самым активным в поддержке этого движения. Оценивая вышеупомянутые организации, можно сделать вывод, что число сторонников бойкота не ограничивается теми, кого КПК называет «антикитайскими силами» (правые силы Японии, духовное движение Фалуньгун, сторонники независимости Тайваня и др.)

Причина бойкота Пекинской Олимпиады не имеет никакого отношения к личным интересам активистов. Причина заключается в обеспокоенности ситуацией с правами человека и сотрудничеством КПК с суданскими властями. Защитники бойкота не могут спокойно смотреть на нарушение прав человека в Китае, Судане и Зимбабве. Другими словами, нынешний бойкот – наиболее обоснованный бойкот Олимпийских игр в истории.

Участники бойкота не исходят из личных интересов, они просто видели доказательства плохого обращения с людьми в Китае, включая видео, показывающее, как китайские крестьяне были жестоко избиты резиновыми дубинками китайской милицией, военными и мафией. Ими управляют местные государственные чиновники, чтобы наказать крестьян, протестующих против того, что коммунистический режим отобрал у них земли. Правозащитники знают, что КПК без предупреждения может даже выселить китайских людей из их домов во имя улучшения городской среды. Испытывая отвращение к китайским властям, которых ещё называют "врагами Интернета", эти защитники сочувствуют обычным китайским людям, заключенным в тюрьму за то, что высказали свои мнения в Интернете. Они знают, что Китай – наибольший источник продажи человеческих органов в мире, и осознают жестокость и бесчеловечность распространенной практики насильственных абортов. Они также знают, что вдобавок к насилию против людей, в Китае крайне плохо обращаются с животными. Исходя из вышеупомянутого, сторонники бойкота своими действиями стремятся выразить прекрасное пожелание: улучшите ситуацию с правами человека для людей, которые живут в этой стране.

По сравнению с группой, поливающей грязью участников бойкота, защитники бойкота продемонстрировали высокий уровень морали. Даже китайские власти вынуждены признать, что протестующие против бойкота действовали из своих собственных интересов. В статье «Global Times» от 7 апреля 2007 года «Отдельные политики, угрожая бойкотировать Олимпийские игры в Пекине, хотят заручиться поддержкой западных СМИ» один китайский чиновник заявил: «Китай в настоящее время  является экономически сильной страной. Многие страны и компании сосредоточили здесь свои интересы и просто молча наблюдают за всем, чтобы не навредить хорошим отношениям с Китаем». Этим всё сказано. Помимо привлекательности экономических выгод, КПК полностью понимает, что не оказывает никакого морального влияния.

Среди китайских граждан мало кто участвует в бойкоте, но многие одобряют его. Несмотря на давление, оказанное секретными агентствами и полицией, петиция, подписанная крестьянами в Хэйлунцзяне, заявляет: «Мы хотим прав человека вместо Олимпийских игр». Это показывает, что люди отказываются терпеть нищую жизнь ради этого зрелища.

III. Осознание китайцев: права человека более важны, чем золотые медали и Олимпийские игры

Общественное мнение в Китае критически настроено по отношению к «политике золотых медалей». В течение многих лет пропаганды китайский коммунистический режим внушает иллюзию, что завоевание Олимпийских золотых медалей приравнивается к процветанию и мощи Китая. Политические планы, преследуемые режимом, сосредоточенны на укреплении престижа страны и военной власти. Даже «экономический рост», на котором акцентируют внимание со времени реформ, имеет целью усиливать страну, а не обогащать народ. Фактор прав человека не включён в политическую программу государства. Китайский режим принимает Олимпийские игры за возможность получить международное признание и укрепить внутреннюю гармонию. Желание выиграть большое количество золотых медалей и оказание гостеприимства на Олимпиаде считают ключевой стратегией для достижения этих целей. Режим продолжает кричать, что проведение Олимпийских игр принесёт яркое будущее Китаю, подобно тому, как произошло с Японией и Кореей.

29 июля 1984 года, когда Цзюй Хайфэн из Китая выиграл первую за 28 лет золотую медаль на Олимпийских играх в Лос-Анджелесе, китайская публика встретила это с восторгом. С тех пор очарование Олимпийской золотой медалью произвело впечатление на ум нового поколения и стало частью китайской мечты о сильной стране. Так называемый «Олимпийский комплекс» стал одним из важных инструментов в руках китайской компартии для заручения поддержкой общества. Немало китайцев (включая заграничных) расценивают поддержку Олимпиады в Пекине как проявление патриотизма. Когда в 2001 году Пекин был избран городом для проведения Олимпиады, многие подумали, что международный престиж страны значительно возрастёт.

Однако, в реальности «политика золотой медали» не улучшила общее физическое здоровье нации. На Олимпийских играх 2004 Китай занял второе место по количеству медалей. Так как чиновники праздновали успех, общественное мнение в Китае заняло критическую позицию в отношении «Олимпийского комплекса». Многие раскритиковали «политику золотой медали». Критику можно обобщить следующим образом.

1. Сомнения в отношении «политики золотой медали»: действительно ли это приносит пользу обществу?

Атлеты Китая завоевали 32 золотых медали на Олимпийских играх в 2004 году, 35 золотых медалей досталось команде США. Китайские люди должны были чувствовать себя счастливыми и гордыми за своё достижение. Однако их не взволновала Олимпийская слава, поскольку они начали пробуждаться. Они заметили, что эффект от огромных инвестиций, которые вложил режим для завоевания золотых медалей за счёт общественного благосостояния, не равнялся достигнутому их прежними советскими соседями при сравнительно меньших затратах. Общее количество золотых медалей, выигранных Россией и восемью другими бывшими советскими республиками, включая Украину, Грузию, Узбекистан, Казахстан и Литву, достигло 45 (из 162), что намного превышает показатель США. Вначале китайцы чувствовали, что «политика золотой медали» является оправданной, поскольку Советский Союз также использовал подобную стратегию. Однако эти страны стали демократическими и больше не могут использовать деспотичное распределение ресурсов для завоевания олимпийского золота. Таким образом, государство не подгоняло тех атлетов к достижению золотых медалей. И насчёт команды США, китайские люди узнали, что, за исключением нескольких рентабельных видов спорта, которые поддерживают профессиональных атлетов за счёт высокого рейтинга телевизионных трансляций, почти все американские спортсмены являются любителями, которые балансируют между спортом и другой карьерой. В Китае же все спортсмены – профессионалы, финансируемые за счёт поступлений от налогов.

Китайские люди хорошо знают о том, что происходит вокруг них: сфера образования в стране является настолько отсталой, что около 50 миллионов детей не имеют возможности посещать школу; невыплаченный долг режима фонду социального обеспечения достиг одного триллиона юаней (125 миллиардов долларов США), из-за чего люди остаются без пенсии. Многие даже не могут позволить себе заболеть, так как реформа в области медицинского страхования минимизировала финансирование системы социального обеспечения, и у большинства китайцев просто нет денег, чтобы сходить к доктору. В то время, как многие люди в стране живут за чертой бедности, китайский режим разбазаривает огромные денежные суммы на культивирование золотых медалистов в надежде на повышение международного авторитета Китая. Действительно ли это приносит пользу китайским людям? Совпадает ли это с желаниями простого народа?

2. Сколько стоит золотая медаль?

Статья под названием «Предупреждение об опасности олимпийских золотых медалей» подтвердила эти опасения. Автор привел шокирующие цифры. После Сиднейских Олимпийских игр в 2000 году деловые расходы Главного управления КНР по физической культуре и спорту возросли с трёх миллиардов юаней (400 миллионов долларов США) до пяти миллиардов (500 миллионов долларов). В течение этих четырёх лет Китай потратил около 20 миллиардов юаней (2,5 миллиарда долларов) на подготовку к Олимпийским играм в Афинах. Если предположить, что Китай собирался завоевать 30 золотых медалей (КНР завоевала 32) в Афинах, стоимость каждой медали составляла приблизительно 700 миллионов юаней (90 миллионов долларов).

Бао Миньсяо, директор Института физической культуры при Главном управлении по физической культуре и спорту заявил, что неправильно включать все расходы управления в цену золотых медалей. Он добавил, что в среднем КНР тратит от 4 до 5 миллионов юаней (500-600 тысяч долларов) на олимпийского медалиста. Поскольку китайская олимпийская делегация состоит из 400 атлетов, совокупные инвестиции могут варьировать от 1,6 до 2 миллиардов юаней (200-250 миллионов долларов). Если эту сумму разделить на 32 золотые медали, то каждая медаль будет стоить от 50 до 60 миллионов юаней (6-7,5 миллионов долларов).

Изначально Бао Миньсяо намеревался разъяснить, что стоимость каждой золотой медали не равняется 700 миллионам юаней (90 миллионов долларов). Но даже сумма в 50-60 миллионов юаней (6-7,5 миллионов долларов) никак не является мелочью.

По иронии, Олимпийские игры 2004 совпали с началом школьного семестра в Китае. В то время СМИ сообщали о многих случаях детей из бедных семей, не способных оплатить цену за обучение, которая колебалось в пределах от нескольких сотен до нескольких тысяч юаней. Из-за этого по всей стране много детей и родителей покончили жизнь самоубийством. Пока представители элиты Китая отдыхали и веселились на Олимпийских играх в Афинах, множество детей из бедных семей в Китае совершили самоубийство. Поэтому те золотые медали утратили свой блеск.

Впоследствии многие стали задаваться вопросом, стоит ли красиво награждать спортсменов и позволять чиновникам тратить общественные средства за границей под флагом подготовки к Олимпийским играм. В 2004 году произошел скандал: средства из фонда Главного управления по физической культуре и спорту, предназначенные для Олимпийских игр, использовались, чтобы построить особняки. Скандал вызвал сомнение людей и критику. После этого люди стали выражать своё недовольство в Интернете, утверждая, что под эгидой подготовки к Олимпийским играм было совершено множество финансовых преступлений.

Что важнее: золотые медали или средства существования людей? Такой вопрос накопился к этому времени у китайцев, и многие из них, знающие правду о происходящем, горько взывают: «Мы хотим права человека, а не Олимпийские игры!»

Заключение: Только страны, в которых ценят права человека, будут уважаться мировым сообществом

Осталось чуть меньше года до того, как Китай будет принимать гостей на Олимпийских играх 2008. Китайский режим потратил огромные деньги на расходы, которые не имеют никакого отношения к улучшению жизненного уровня людей, чем вызвал протесты среди простых китайцев. Из-за этого видно, что Китай может пойти по следам нацистской Германии и бывшего Советского Союза, поскольку эти две прежние автократические супердержавы также использовали Олимпийские игры как средство, чтобы похвастаться их «славой, величием и правильностью». Но эти две супердержавы также развалились меньше чем через десять лет после проведения Олимпийских игр. Так как эти прецеденты всё ещё живы в нашей памяти, отказ китайского режима уважать права человека может стать началом кризиса в стране.

30 апреля 2007 г. Международная Амнистия выпустила отчёт под названием «Обратный отсчёт до Олимпийских игр в Китае омрачают репрессии против активистов, реформы СМИ и смертная казнь». Отчёт ясно показал, что цель поддержки международным сообществом проведения Олимпийских игр 2008 в Китае состояла в том, чтобы помочь улучшить права человека в стране. И Пекин пообещал сделать это. Однако недавнее исследование и оценки выявили, что после своего обещания китайский режим незаконно арестовал и без суда отправил в исправительно-трудовые лагеря ещё больше людей, чем прежде.

Этот отчёт безжалостно раскритиковал ужасающую ситуацию с правами человека в Китае, но в нём были перечислены лишь некоторые отдельные случаи преследования политических заключенных. Инцидент с печами для обжига кирпича в Шаньси, когда большое количество детей-рабов заставляли работать в подземном кирпичном заводе – типичный пример, демонстрирующий упадок сельской местности Китая. Подобные инциденты происходят повсеместно в Китае.

Приведя эти примеры, я, будучи китайским учёным с совестью, хотел бы ещё раз убедить страну обратить внимание на следующее: кроме обогащения и создания военной мощи, Китай должен заботиться также о том, чтобы права человека стали неотъемлемой частью на пути к его цели в обретении статуса супердержавы. Страна может быть известной своим военным наращиванием и экономикой, но, если её народ вынужден работать в ужасной окружающей среде и под сильным политическим давлением, независимо от того, сколько стратегий разрабатывает Китай, чтобы поднять свой международный рейтинг (таких как проведение Олимпийских игр), он никогда не завоюет мирового уважения и никогда не реализует мечту стать мировым лидером.

Хэ Цинлянь. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...