• Почему об активной добыче сланцевого газа Украине говорить ещё рано?

  • Пятница, 19 апреля 2013 года

Сегодня в Украине пока преждевременно говорить о добыче на коммерческой основе природного газа из нетрадиционных источников. Так считает Михаил Гончар, руководитель экономических программ центра «Номос». Представляем его комментарий телеканалу NTD, медиа-партнёру Великой Эпохи:

«Должен пройти, по крайней мере, 5-летний период первичного геологического изучения на площадях, определённых под добычу газа плотных пород на востоке Украины, и сланцевого газа на западе Украины.

В данном случае речь ведётся только о прогнозных ресурсах. По Юзовской площади на востоке Украине они составляют от 2 до 8 трлн кубических метров. И такой разброс говорит о том, что оценки носят очень предварительный характер. А реальные коммерчески извлекаемые запасы могут оказаться на порядок ниже.

По западной части Украине речь идёт об объёмах порядка 2—4 трлн кубических метров, что тоже говорит о достаточно большом уровне дисперсии. И, таким образом, на примере соседней Польши, которая находятся на более продвинутой стадии изучения своих недр на природные газы из нетрадиционных источников, можно прийти к заключению, что коммерчески извлекаемых запасов окажется многократно меньше. Но всё равно, даже если это будет так, это будет означать достаточно большие объёмы природного газа из нетрадиционных источников для Украины, особенно учитывая уровень потребления.

В данном случае, можно будет, скорее всего, вести речь о сотнях миллиардов кубических метров извлекаемых ресурсов, что в принципе является достаточно неплохой перспективой. А с учётом разработки шельфа Чёрного моря может дать серьёзную добавку к базовому балансу, но, скорей, это надо буде рассматривать уже перспективу где-то после 2020—2025 годов. О каком бы газе мы речь не вели — из традиционных или нетрадиционных источников, — речь идёт об одном и том же газе — метане. Он по своей химической формуле и химическим характеристикам неизменен. Просто когда говорят «сланцевый газ» или «газ плотных песчаников», то это просто указывает на то, где находится этот газ, то есть геологические особенности его местонахождения.

Есть ещё метан угольных пластов, от которого традиционно гибнут шахтёры во многих странах, и поэтому необходимо проводить дегазацию угольных пластов. И есть метан-гидрат, особенно морского залегания. Но всё это, в конечном счёте, тот же самый газ метан.

Если говорить о том, какие источники могут быть в Украине, то традиционно Украина является с начала 20-го столетия газодобывающей страной. Газ остался на шельфе Чёрного моря, но он разработан только на 4%. И газ нетрадиционных источников — речь сейчас идёт о двух популярных у СМИ площадях: Юзовская площадь на востоке Украине, который добывает компания Shell, и Одесская площадь на западе Украины, где предполагается добыча компанией Chevron сланцевого газа. Вокруг этих двух проектов и идут широкие дискуссии. В одном случае речь идёт о газе плотных пород. В другом — о сланцевом газе.

Риски есть всегда в любом виде промышленной деятельности. Вопрос в том, как эти потенциальные риски перевести в разряд угроз, а тем паче в категорию причинения ущерба.

Современные технологии позволяют потенциальный риск минимизировать. Надо отметить, что некоторые традиционные виды промышленной деятельности являются более опасными, чем добыча газа из нетрадиционных источников. К примеру, добыча угля. Известно, что угроза здоровью и жизни человека имеет несколько измерений — как профессиональные заболевания для шахтёров, так и вероятность гибели при взрывах метана в угольных пластах.

Если мы посмотрим на официальную статистику Бюро труда США, то увидим, что добыча газа является более безопасным видом деятельности по сравнению с добычей угля. Хотя добыча угля в Штатах является одной из самых безопасных в мире. Поэтому часто риски преувеличивают сознательно, а большинство просто по незнанию, потому что это что-то новое, непонятное, таит какие-то неприятные и опасные сюрпризы».

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...