• Непродуманная и жестокая иммиграционная политика США

  • Суббота, 18 августа 2007 года

Пропавшие рабочие и погубленные жизни

 

Тина – красивая индонезийская женщина в возрасте чуть за 30. Сейчас она переживает не лучшие дни, поскольку находится уже на 8-ом месяце беременности и скоро должна родить ребенка. Но её муж и родственники не смогут быть рядом.

 

Хуан, муж Тины родом из Мексики, сейчас сидит в тюрьме. В какой именно тюрьме? Она не знает. Что касается её родственников, то они живут в Юго-Восточной Азии. С 3-летней дочерью на руках, которая в основном росла без отца, Тина испытывает глубокое одиночество. Ей приходится самой принимать все важные решения.

 

Тина работала вместе с мужем в Пенсильвании на фабрике, которая производила пластмассовые коробочки для косметики, пока её беременность не достигла поздней стадии. Тина и Хуан были в числе других иностранных рабочих без документов, по большей части выходцев из Мексики и Индонезии, которые работали по 12 часов 6-7 дней в неделю, отсылая большую часть своей зарплаты родственникам на родину.

 

У Тины и Хуана скоро должен родится ребёнок. Надеются, что это будет мальчик. Они познакомились на работе шесть лет назад, полюбили друг друга и поженились. На свадьбе присутствовали их друзья – мексиканцы-католики и индонезийцы-мусульмане. Тина гордится тем, что выучила испанский. Хуан в свою очередь научился немного говорить по-индонезийски. Это произвело впечатление на родителей Тины, когда они приезжали в Джакарту на один день.

 

Пару недель назад сотрудники иммиграционной службы явились на фабрику и арестовали Хуана и его коллег. Некоторых отправили в иммиграционный центр задержания, остальных – в соседние с Пенсильванией города или ещё дальше – в Альбукерке, штат Нью-Мексико.

 

Любезно подавая мне чай в крошечной квартирке, которую Тина делит с другими иммигрантами-рабочими, она описала своё туманное будущее, полное семейных и экономических проблем.

 

Надеясь на воссоединение с мужем, она не имеет ни малейшего понятия, где и при каких обстоятельствах это возможно. Будучи депортированными из США, ни в Мексике, ни в Индонезии они не смогут получать нормальную зарплату. Рассказывая о своей проблеме с удивительным спокойствием, она сказала, что её первым импульсом было вернуться в Индонезию. Её родственники, по крайней мере, предоставят ей и детям крышу над головой и обеспечат пищей. Но она любит мужа и хочет, чтобы у детей был отец. Однако, она считает, что ехать в Мексику не лучший вариант. Хуан родом из деревни в Соноре – пустынном  штате на севере страны. Она поведала о тамошних полуголодных детях, которые бродят по улицам в лохмотьях.

 

Тревоги Тины по поводу будущего в настоящее время усиливаются в связи с неотложными проблемами: предстоящими родами, оплатой счетов и поиском человека, который бы помогал присматривать за детьми. Исчезновение Хуана, опоры семьи, усугубило ситуацию.

 

Хуан и другие работники фабрики без документов не смогут получить деньги за отработанную неделю. Но это не решит проблемы владельцев предприятия. Вряд ли им за короткие сроки удастся найти опытных рабочих. Американцы не будут работать за нищенскую зарплату по 12 часов в день без страхования здоровья. Поскольку законопроект об иммиграционной реформе был недавно отклонен Сенатом, в проигрыше в итоге оказались все.

 

Тине не повезло больше всех: без документов, без денег, с трёхлетней дочерью, находясь «в положении», она не знает куда податься; муж находится неизвестно в какой тюрьме. Пластмассовый завод и американская экономика также пострадали, производство пошатнулось и, вероятно, будет перенесено за границу.

Сэм Оглесби. Специально для Великой Эпохи

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...