• Девушки-солдаты: забытые жертвы войны

  • Пятница, 11 сентября 2009 года
«Использование детей во время конфликтов — отвратительное преступление, которое разрушает фундамент общества», — заявила американская актриса Анджелина Джоли в Гааге, где проходил суд над Томасом Лубангой. Лубанга — военный лидер, который был обвинен в использовании детей, как мальчиков, так и девочек, во время пятилетней гражданской войны в Демократической республике Конго.

Одним из трагических последствий войны является насильственное участие девушек в качестве солдат. В Судане, а также в ходе многих конфликтов по всему миру, девушки (иногда в возрасте 13 лет) используются в качестве принудительных бойцов или сексуальных партнеров солдат. Установлено, что между 1990 и 2003 гг. девушки участвовали в военизированных группах в 55 странах и участвовали в военных конфликтах в 38 из этих стран. В настоящее время более 120 000 девушек вовлечены в военные конфликты по всему миру.

«На войне эти маленькие солдаты работают, убивая и, самое главное, — умирая. Они составляют половину жертв недавних африканских войн», — говорит Эдуардо Галеано — уругвайский политический писатель, рассказывая о несовершеннолетних солдатах. —Хотя судьба как девочек, так и мальчиков трагична, девочки-солдаты страдают от дополнительных унижений. Это проблема, которую ещё предстоит решить».

В Дарфуре подвергаются изнасилованиям дети даже в возрасте шести лет


Жасмин, 16-девушка с четырехмесячным ребенком, рассказала в показаниях Международной Амнистии: «Когда маи—маи (военизированные группы в Конго) атаковали нашу деревню, мы все сбежали. Во время нашего бегства солдаты захватили всех девушек, даже совсем юных. Оказавшись захваченной, вас вынуждают «выйти замуж». Вне зависимости молодой он или ровесник вашего отца, приятный или нет, вы должны согласиться. Если вы откажетесь, они вас убьют. Так произошло с одной из моих подруг. Для них убивать людей — это как резать цыплят. Они даже не хоронят убитых — они могут есть рядом с трупами. Я даже видела девушку, которую подвергли пыткам за то, что она отказалась «выйти замуж».

Хотя в некоторых случаях девушки добровольно становятся солдатками, в большинстве случаев их принуждают участвовать в военных операциях, принуждают к сексуальным отношениям с командирами или солдатами-мужчинами или заставляют выполнять другие обязанности за линией фронта — устанавливать мины, работать шпионками или переносить тяжелые грузы. В результате изнасилований и других форм сексуального насилия они часто заражаются болезнями, передаваемыми половым путем, включая ВИЧ/СПИД, который достаточно широко распространен среди мужчин, как в правительственных военных силах, так и среди повстанцев.

Исследование, проведенное канадской правозащитной организацией «Право на демократию», выявило, что 30% девушек в трех изученных странах (Мозамбик, северная Уганда и Сьерра-Леоне) беременеют во время пребывания в вооруженных силах. Многие из них становятся изгоями и имеют серьезные трудности при возвращении в свои общины и воспитании своих, часто нежеланных, детей.

Сексуальное насилие вызывает серьезные опасения в Дарфуре, где изнасилованиям со стороны солдат подвергаются даже дети в возрасте шести лет. По данным ООН, свидетельские показания говорят о том, что это происходит также среди командования военными силами. Кроме того, высокий уровень изнасилований в отношении детей продолжает сохраняться в Бурунди, Центральной Африканской Республике, Кот-д' Ивуаре, Гаити, Чаде, Дарфуре, Конго, Уганде и других странах.

Насильственная вербовка детей и сексуальное насилие в отношении их не ограничивается Африкой. Дети часто сталкиваются с подобной участью при конфликтах в Непале, Бирме, Колумбии, Афганистане, Ираке и других регионах. Например, в Шри-Ланке «Тигры освобождения Тамил-Илама» (LTTE) за прошедшие два десятилетия завербовали в свои ряды тысячи девочек и мальчиков.

Начиная с середины первого десятилетия XXI века «Тигры освобождения тамильского народа» TMVP, отколовшаяся фракция LTTE, также увеличивали вербовку детей при предполагаемой причастности отдельных элементов службы государственной безопасности. Несмотря на то, что LTTE снизила участие детей в 2008 г., по данным ЮНИСЕФ, во время военных действий в северной Шри-Ланке в первой половине 2009 г. вскрылся факт вербовки мальчиков и девочек. Сегодня верховные чиновники ООН призывают к расследованию преступлений, совершенных во время столкновений 2009 г. В число этих преступлений должна войти вербовка детей.

У девушек, как правило, нет возможности свободно покидать группы, с которыми они связаны. Те, кто пытаются это сделать, могут быть пойманы и подвергнуты наказанию. В результате, они стоят перед лицом двойной угрозы: наказание со стороны военизированной группы или дискриминация и остракизм в общине, если они попытаются вернуться домой. Некоторых девушек, которые возвращаются домой беременными или с ребенком, рассматривают в качестве «позора семьи».

Возвращение в общество для девушек может оказаться сложнее, чем для мальчиков, поскольку они несут на себе клеймо пережитого сексуального насилия. Кроме того, могут быть другие последствия, помимо венерических заболеваний, такие как хронические физические или психологические заболевания или необходимость смотреть за детьми, рожденными во время принудительной службы. Клеймо распространяется не только на матерей, но и на их детей, которые часто сталкиваются с такой же дискриминацией, как и их молодые матери.

Поскольку участие девушек в конфликтах большей частью игнорируется, существует всего лишь несколько программ, которые помогают им при демобилизации, реабилитации и интеграции обратно в общество. Во многих случаях после завершения военных действий, отвергнутые своими семьями и общинами, они кончают, работая проститутками или выполняя черную работу.

Некоторые девушки добровольно идут в солдаты, несмотря на опасность. Они могут делать это из-за отсутствия других альтернатив для выживания или кажущихся выгод, предоставляющихся в виде медицинского обслуживания, возможности сбежать от насилия в семье или получения пищи и одежды.

Бывшие девушки-солдатки, которым удалось сбежать или которые были освобождены, объясняли свой выбор отсутствием возможностей в будущем — доступ к образованию или к работе, чтобы заработать на жизнь. Однако, они не имели представления о серьезных последствиях, с которыми им придется столкнуться. Другие искали возможность отомстить вооруженным силам или группам, которые атаковали их семьи или общины, или получить власть. В некоторых случаях женщины, которые являются «вдовами» командиров, отвечают за организацию рейдов в станы вражеских групп или шпионские миссии.

В любом случае практика использования девушек в качестве солдат не становится реже. Из-за роли, которая предписана женщинам в обществе, после участия в вооруженных конфликтах у них гораздо меньший выбор, чем у юношей, как в области работы, так и во вступлении в брак. Часто бывшие солдатки заявляют, что по возвращению домой они хотели бы получить образование, чтобы стать полноценными членами общества.

Как сказала мне в Нью-Йорке Джулия Фридсон, директор организации по борьбе с насилием в отношении детей, «при предоставлении соответствующих возможностей многие из этих девушек доказали, что они могут быть полноценными и полезными членами, вносящими вклад в восстановление своих общин после войны».

Необходимо усилить контроль и наблюдение над участием девушек в военных силах, а также других нарушений в отношении их. Это требуется для того, чтобы исполнители несли ответственность и чтобы освободить несовершеннолетних от службы в военных силах. Важны превентивные меры для снижения насилия в отношении их, а также массовые кампании, которые бы привлекли внимание к этому явлению и его серьезным последствиям. Также следует увеличить количество и качество реабилитационных программ, которые бы отвечали потребностям бывших девушек-солдаток. Эти начинания являются дорогостоящими, но именно так можно позволить стать этим девушкам творцами своего собственного будущего.

Сезар Челала — международный консультант по вопросам здравоохранения, автор «Здоровье подростков в Африке».
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...