• Контроль над СМИ по-прежнему распространен в Китае

  • Пятница, 27 апреля 2007 года

Упоминание  «инцидента в Чжуннанхай»  25 апреля 1999 года вряд говорит о чём-то для большинства людей; но для последователей Фалуньгун и наблюдателей Китая это является одной их важнейших дат последнего десятилетия. Это точка отсчета, после которой тогдашний коммунистический лидер решил уничтожить очень популярное духовное движение, охватившее всю страну.

Решение Цзянь Цзэминя уничтожить Фалуньгун породило наиболее массовую и ожесточенную кампанию в прессе со времен Культурной революции Мао Цзэдуня. В последующие годы СМИ КНР, находящиеся  под контролем правительства,  сочиняли все более нелепые истории в попытке опорочить образ последователей Фалуньгун в глазах населения. Иностранных журналистов, которые пытались выяснить правду или написать отличное от генеральной линии партии мнение о Фалуньгун, в лучшем случае ожидала неприятная беседа с властями с применением угроз, в худшем - выдворение из страны. Китайские лидеры находятся в постоянном опасении больших групп людей, собирающихся в одном месте, несмотря на то, что конституция страны гарантирует свободу собраний. Бывший тогда премьер-министр Чжу Жунцзи встретился с  собравшимися вокруг здания правительства Чжуннанхай последователями Фалуньгун, число которых составило от 10 000 до 18 000, и, выслушав их, пообещал освободить арестованных практикующих в Тяньцзине.

Толпа мирно разошлась, но председателю Цзяню этого показалось недостаточно. Он написал письмо, в котором осудил Фалуньгун и поднял вопрос, не было ли собрание практикующих хорошо спланированным заговором внутри Партии. Он дал ясно понять, что не потерпит «...социальную группу, в которую вовлечено большое количество членов Партии, кадров, интеллигенции, военных, а также рабочих и крестьян», которые не находились под прямым контролем Партии. Цзянь, движимый завистью, страхом и желанием защитить свою личную власть, развязал крупномасштабную кампанию вопреки воле Политбюро, не имея никаких конкретных доказательств, что эта группа представляла какую-либо угрозу.

Спикер КПК по связям с общественностью через СМИ на весь мир заявил, что эта демонстрация была крайне разрушительной и блокировала движение, хотя съемка события свидетельствует о нелепости заявления. Много шума было раздуто из утверждения, что протестующие якобы «окружили» правительственное здание.

В последующие месяцы кампания в СМИ, организованная компартией усилилась. Дело дошло до того, что иностранные СМИ начали повторять ложь о Фалуньгун, в частности из-за того, что у них не было других источников информации.

За последние несколько лет международная организация «Репортеры без границ» периодически публиковала сообщения, критикующие китайский коммунистический режим за контроль над всеми СМИ, включая Интернет. Ситуация дошла до предела в  случае с сокрытием фактов об атипичной пневмонии, после чего коммунистический режим пообещал стать более открытым.

С целью заручиться возможностью провести в Пекине Олимпийские Игры в 2008 году КПК пообещала Международному олимпийскому комитету (МОК), что во время Олимпиады иностранные журналисты смогут делать репортажи безо всяких ограничений. По этому поводу офисом премьер-министра Вэнь Цзябао  в прошлом декабре было выпущено постановление, гарантирующее свободу перемещения для журналистов  и право на  любые репортажи  без вмешательства со стороны властей.

Однако в Китае издание постановлений - это одно, а их воплощение на деле - совсем другое.

Иностранные журналисты, которые хотят посетить Тибет или  Синьцзян, по-прежнему должны ждать специального разрешения, а те, кто желает  написать о демократических активистах, правозащитниках, диссидентах, Фалуньгун или незаконном извлечении органов, - могут об этом забыть.

Съемочная группа BBC, прибывшая в город Чжушань,  которая хотела снять сюжет о бунте в провинции Хунань, была оттуда выпровожена властями. Кроме того, множество китайских репортеров, писавших для иностранных газет статьи на запретные темы, продолжают томиться в тюрьмах.

Предположим, что Олимпийские Игры всё же состоятся в Пекине (хотя всё чаще поднимается тема бойкота ввиду  проблемы прав человека в стране), Китай будет наводнён иностранными журналистами, желающих делать репортажи на темы, отличные от спорта.

Хотя даже в сфере спорта можно найти множество примеров отсутствия  у коммунистического режима какой-либо жалости. Существуют все возрастающие опасения по поводу беспощадного режима тренировок  подающих надежды спортсменов, начиная уже с 5-летнего возраста, что представляет собой ни что иное, как жестокое обращение с детьми в широком масштабе. Другой проблемой, которую поднимают годами, является  применение китайскими спортсменами допинга, как правило, по требованию тренеров.

Глава общественной безопасности Чжоу Юнкан недавно заявил, что полиция во имя защиты «социальной и политической стабильности должна бороться с враждебными силами внутри и за пределами страны». Подобная политика плохо согласуется с олимпийским духом, однако китайский коммунистический режим хорошо помнит о южнокорейском опыте в 1988 году.

Тогда, перед Олимпийскими Играми  в Сеуле,  множество продемократических демонстраций на улицах внесли свою лепту в падение милитаристского режима в стране. Многие хотели бы увидеть нечто подобное в Китае, но можно быть уверенными, что КПК приложит максимум усилий, чтобы этого не произошло.

Версия на английском

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...