• Экономика Китая на перепутье

  • Вторник, 17 апреля 2012 года

Увеличение положительного сальдо торгового баланса Китая в марте ($5,35 млрд вместо прогнозированных $3,15 млрд дефицита) указывает на то, что спрос на внутреннем рынке Китая продолжает падать, отчасти из-за антиинфляционных мер правительства.

В начале 2012 года правительство Вэнь Цзябао решило охладить перегретую экономику Китая, утвердив цель годичного роста 7,5%. В 2011 году эта цифра составляла 9,2%. Искусственное замедление темпов роста должно было, по словам премьера, способствовать реструктуризации китайской экономики с учётом проблем экологии, сбалансированного развития и интересов простых китайцев.

«Кейнсианская» интерлюдия

На фоне стагнации в США и долгового кризиса еврозоны экономика Китая до последнего времени показывала чудеса устойчивости. Несмотря на значительное падение объёмов экспорта в 2008—2010 годах, Поднебесная сумела сохранить заоблачные для других крупных экономик темпы роста (10,4% ВВП в 2010 году). В отличие от западных правительств, догматично следующих заветам фискальной дисциплины и экономии, Пекин в ответ на проблемы на внешних рынках взял на вооружение изгнанное на задворки экономической политики кейнсианство, сделав основной упор на стимулирование совокупного спроса, совмещая государственное инвестирование и снижение процентных ставок.

Уже в активной фазе банковского кризиса в США в конце 2008 года китайские власти объявили о запуске программы государственного стимулирования экономики до 2010 года объёмом $586 млрд, большая часть средств которой пошли на развитие инфраструктуры, строительства, финансовой сферы и социальной политики (строительство школ, больниц и т.п.). В конце 2011 года на фоне активного государственного инвестирования стали заметны симптомы перегрева экономики: инфляция, ценовой пузырь на рынке недвижимости, рост процентных ставок и нехватка финансирования. «Кейнсианская» интерлюдия оказалась слишком короткой даже для огромного китайского рынка.

В пенаты реформизма

Вполне возможно, что в этой сложной ситуации реформистское правительство Вэня пойдёт по пути дальнейшей либерализации экономики. Будет ли это продолжением традиционного китайского экономического градуализма или полномасштабным либеральным поворотом, пока сложно сказать, но уже сейчас можно наблюдать новый подъём реформистских настроений в китайской элите.

Так, вслед за повышением процентных ставок, изначально осуществлённым правительством как средство борьбы с перегревом экономики, 3 апреля Вэнь Цзябао выразил недовольство монополией государственных китайских банков (так называемой «большой четвёрки»), которые, по словам премьера, «уж слишком легко делают прибыль». Государственным банкам в укор ставится создание чрезмерных привилегий в кредитовании госпредприятий и игнорирование финансовых потребностей среднего и малого бизнеса, который вынужден искать деньги на теневом кредитном рынке. Последний, по данным Народного Банка Китая, в конце 2010 года составлял 5,6% от общего объёма кредитования с процентными ставками, доходящими до 100%.

Решение этой проблемы правительство видит во вливании частного капитала в региональные финансовые институты и ослаблении законодательных привилегий государственных банков. Финансовые реформы в этом направлении уже были одобрены Пекином в начале апреля в городском округе Вэньчжоу, где среди прочих мер планируется легализация серого кредитного рынка.

На повестке дня дальнейшая либерализация иностранных финансовых потоков. Правительство Вэня одобрило повышение квоты ежегодных иностранных институциональных инвестиций с $50 до $80 млрд. Либерализация коснётся также китайского фондового рынка. Иностранные инвесторы смогут вкладывать в китайские ценные бумаги на $7,9 млрд. больше при условии, что операции будут проводить в юанях.

А далее..

В какой мере Китай продолжит либерализацию своей экономической и политической системы в значительней мере будет зависеть от 18-ого съезда КПК в конце этого года, на котором два члена постоянного комитета КПК Си Цзиньпин и Ли Кэцян, скорее всего, будут избраны соответственно генеральным секретарём КПК и главой правительства КНР. Си Цзиньпин, сын одного из бывших партийных лидеров, продвинутый им за счёт своего влияния на большую политику, принадлежит к «элитистской» группе внутри высшего руководства КПК, выступающей за либерализацию экономики, продолжение усиленного экономического роста, меньшее финансирование социальной программ и ускорение модернизации.

Однако ожидать радикального правого поворота в китайской политике не представляется возможным, так как политическая система Китая продолжает оставаться инертной, а важные решения принимаются с оглядкой на мнение консервативно настроенных членов политбюро, сохраняющих своё влияние.

Тем не менее, «чёрный ящик» китайской политики продолжает испускать сигналы, свидетельствующие об обострении внутриполитической борьбы. Такой сигнал — это недавнее снятие с должности влиятельного партийного лидера города Чунцин Бо Силая, который осенью этого года должен был войти в состав постоянного комитета политбюро — органа из 9 человек, управляющего страной. Бо известен своими левыми взглядами, поддержкой политики Мао Цзэдуна, а также тем, что планировал заговор против ожидаемого будущего лидера КНР Си Цзиньпина.

Кирилл Гольцман

Кирилл Гольцман — кандидат политических наук,  руководитель проекта «Демократия и управление» в общественной организации «Гион Донбасс», которая является экспертным центром по разработке альтернативных подходов к государственной политике, демократическому правлению и взаимодействию государства и гражданского общества.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...