• Другая действительность китайской прессы

  • Вторник, 22 сентября 2009 года
Эту статью китайского поэта в изгнании Бэй Лина должны были опубликовать 10 сентября в информационном проспекте Франкфуртской книжной ярмарки 2009 в Германии. Однако договоренность между дирекцией ярмарки и живущим в США поэтом, издателем и критиком китайского режима Бэй Лином, не нашла своего применения.

Китай — страна, в которой была изобретена печать, является гостем Книжной ярмарки 2009 во Франкфурте-на-Майне. Будет показан впечатляющий мир публикаций Китая. За прошедшие 30 лет Китай, по утверждению многих, развился в супер-державу с наибольшим числом писателей и публикаций книг в мире. Только рядом с восхищением этой супер-державой, есть другая действительность, которая будет, подобно тени, сопровождать франкфуртскую книжную ярмарку 2009, и которую не покрыть восхвалениями и оправданиями. Речь идет о проблемах в отношении свободы прессы и публикаций. Когда же в Китае произойдут существенные перемены для достижения общепринятых стандартов цивилизованного общества?

До сего дня в Китае нет, в настоящем смысле этого слова ни частных радиостанций, ни телепередач, ни газет, ни журналов и издательств. Потому, что китайское правительство не разрешает частным лицам или предприятиям участвовать в отрасли прессы и публикаций. Только государственные издательства газет, журналов и книг допущены к печати и публикациям. Им в распоряжение предоставляются долгосрочно государственные здания. Все хорошие журналисты, редакторы и другие сотрудники являются чиновниками. Они получают свою зарплату от государства.

Хотя на практике есть небольшое пространство, в котором некоторые книжные магазины или частные культурные предприятия откупают у государственных издательств международный стандартный номер книги (ISBN) и издают их от имени этих государственных издательств. Это дает людям немного свободы, но также предоставляет китайским государственным СМИ и издательствам возможность обогащения за счет продажи номеров ISBN.

В странах, где соблюдается свобода прессы, издательства номера ISBN выдаются бесплатно. В Китае же государственное издательство требует от частных издателей и культурных предприятий за один номер от 10 000 до 20 000 юаней (в пересчете от 1000 до 2000 тысяч евро). Эти государственные издательства могут быть рентабельны благодаря только этим доходам, без начального капитала. Этот грабеж, которому нет подобного во всем мире, основан на монополии государственных издательств в выдаче международного стандартного номера книги (ISBN).

За прошедшие 20 лет система цензуры в создании новостей и публикаций развилась в совершенную и тонко разделенную систему цензуры со множеством ступеней: внутри СМИ и издательств находится не менее трех ступеней прохождения цензуры — одна над другой, а иногда даже пять или шесть. За пределами СМИ и издательств книга должна ещё пройти окончательную цензуру пресс-ведомства соответствующего города или провинции. Если книга не прошла только одну цензуру — ей конец. Издание книг со «значительными политическими ошибками» или «слишком эротическим содержанием» означает штраф, а именно смещение с занимаемой должности — до увольнения ответственных лиц, как и денежные штрафы или лишение издательства лицензии.

Верхушка занимается внешней цензурой. Но самоцензура, которой подвергают свои произведения китайские писатели, журналисты и редакторы — это ничто иное, как покушение на их душу и творчество. Чтобы их книги были опубликованы, они по собственной инициативе подвергают себя самоцензуре, не только относительно отдельных слов и текста, а и самой идеи. В Китае каждый поэт и писатель знает, что ему можно писать, а что — нет. Самоцензура стала необходимым условием существования и успеха писателей в Китае, особенно писателей романов. Это привело к тому, что большинство китайских писателей, журналистов и редакторов сознательно или неосознанно стали сообщниками цензуры прессы.

Закрываются не только многочисленные блоги, но и агенства новостей, в которых были высказаны независимые мнения. Тайваньские читатели, живущие в Китае не могут посещать интернет-страницы тайваньских изданий «China Times», «United Daily News», «The Liberty Times», чтобы узнать новости в Тайване.

Если имя писателя однажды попало в черный список китайского правительства, то ему будет очень трудно издавать статьи или книги в собственной стране. Его книги исчезнут из книжных магазинов в Китае, заполненных романами, поэзией и прозой. Его репутация испорчена, а также и гонорары, и лицензионные сборы потеряны.

Но я не совсем пессимист. В долгом процессе стремления к свободе прессы и публикаций, в тумане все более обозначается путь. Например, мне известно, что есть исключения, в которых частные инвесторы становятся совладельцами государственных издательств или издательских концернов. Многие писатели, редакторы и даже книжные магазины с независимой волей и свободной душой в этом процессе получили должности редакторов или руководителей отделов государственных издательств. Там они с мудростью отстаивают издание хороших книг вопреки цензуре.

В смысле свободы публикаций я бы хотел обратить внимание международных издателей на зал Тайваня. Там также представлен мир китайских книг. Но там есть раздел «Тайвань эксклюзив» или «Книги, запрещенные в Китае». Там представлены сотни книг — от политики до литературы, которые можно издавать в Тайване, но не в Китае (там же представлено основанное диссидентами и некоторыми живущими в Китае независимыми писателями издательство Tendency Inc.) Там представлены также книги следующих авторов: Ван Лисюн, Воесер, Гао Синцзянь — лауреат Нобелевской премии в литературе, Ха Цзинь — лауреат «National Book Award» в США и мои собственные книги.

Думаю, это лучшие доказательства для необходимости свободы прессы в Китае.

Бэй Лин. Специально для Великой Эпохи, Германия
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...