• Что же произошло в Синьцзяне?

  • Четверг, 9 июля 2009 года
Очередной крупный кровопролитный инцидент произошёл в Китае. Это случилось 5 июля в административном центре провинции Синьцзян городе Урумчи. Китайские власти как обычно силовыми методами подавили акцию протеста и всю ответственность возложили на уйгуров и «заграничные враждебные силы». 

Согласно статистике китайской компартии, за одну ночь в городе было убито 156 человек и ранено 1080 человек. Комитет ООН по правам человека был потрясён таким большим количеством пострадавших. К тому же это данные компартии, о реальном числе убитых можно только догадываться. Что же произошло в ту ночь в Урумчи? 

Специалист по вопросам Китая, Чен Бокун поделился своим мнением с нашим корреспондентом по этому вопросу:  

Если это было столкновение уйгур с ханьцами, то трудно поверить, что за несколько часов могло оказаться такое большое количество жертв. В этом случае ответственность должна была лечь на местные власти, и судя по многочисленным прошлым подобным событиям в Китае, уже последовали бы увольнения местных чиновников. Однако никто не был уволен и об этом даже не ведётся речь.

Если бы силу первыми применили уйгуры, тогда среди погибших было бы большинство ханьцев. Однако уйгуры сообщают, что среди убитых практически все являются представителями их национальности. Сами же китайские власти только информируют  о количестве убитых и раненных, замалчивая сведения об их национальной принадлежности и обстоятельствах гибели.

Если же это было вооружённое восстание уйгур против правительства, тогда среди убитых было бы много полицейских, солдат и сотрудников других силовых структур. Но об этом нигде не говорится. 

Если бы зачинщиками беспорядков были ханьцы, то можно объяснить, что среди убитых много уйгур, но тогда власти преследовали бы ханьцев и арестовывали именно их. Однако фактически были арестованы только уйгуры и, по данным правительства, число их составляет 1434 человека.

Поэтому все вышеизложенные причины стольких пострадавших можно исключить. Тогда логически сама собой напрашивается единственная оставшаяся версия: власти подавили восстание оружием.   

Китайские власти назвали протест уйгур «преступлением, связанным с избиением, крушением и поджогами». В этой формулировке нет слова «убийствами», которое они ни в коем случае не забыли бы упомянуть, если бы кровь начали проливать уйгуры. Из этого можно сделать вывод, что убийствами занимались не они, а компартия.  

Проще говоря, в Урумчи произошла очередная бойня, подобная инциденту на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, подавлению тибетцев в прошлом году и многим другим. 

В этот раз, как и во всех предыдущих подобных случаях, китайские власти главными зачинщиками инцидента выставили «иностранные вражеские силы» и в частности Всемирный Уйгурский Конгресс (ВУК). Однако председатель ВУК Ребия Кадир официально отвергла все эти обвинения, сказав, что причиной протеста стало недовольство уйгуров тем, что ханьцы постепенно ущемляют их экономические интересы, а также постоянно усиливают подавление их культуры и веры.

На самом деле в том, что произошло всё очень просто, и ничего нового в реакции властей не было: уйгуры вышли с мирным протестом, требуя от властей расследовать инцидент с массовой дракой, произошедшей на днях на заводе игрушек в городе Шаогунь провинции Гуандун и наказать её виновников. Об этом участники акции заявили очень чётко и ясно. В ответ на их требования власти прислали полицию с дубинками, которая разогнала их и арестовала несколько человек. С этим уйгуры не смирились и тогда по ним открыли огонь. Так кто же превратил мирный протест в кровавое столкновение? Весь этот процесс абсолютно соответствует тому, как компартия решает подобные проблемы.

Международное сообщество  питает надежду, что в Китае за последние 20 лет всё же произошли изменения, и власти уже не так остро реагируют на народные протесты. Но, как показывает опыт последних событий, так называемые «реформы» произошли только в средствах подавления, которые теперь стали более прогрессивными и быстрыми. Правящий режим уже не допускает длительных народных волнений. Протест студентов в 1989 году длился 2 месяца, протесты тибетцев в Лхасе в прошлом году длились уже около недели. А протесты в Урумчи только начавшись,  были подавлены вооружённой армией. 

Международное сообщество даже не успело отреагировать, мировые СМИ могли только делать короткие сообщения о событиях. Именно это и нужно компартии. Они не позволили событиям развиваться и продолжаться длительное время, чтобы как и раньше снова вызвать обширную критику и осуждение со стороны других стран. Именно поэтому международные правозащитные организации требуют проведения независимого и справедливого расследования этих событий.

На самом деле, ханьцы, которые принимали участие во время массовой драки на заводе игрушек и в стычках в Урумчи, также являются пострадавшими от политики национальной дискриминации, которую на протяжении десятилетий планомерно проводит китайская компартия.

Эта политика проявляется даже в формулировках, которые используют подконтрольные режиму китайские СМИ в отношении народных протестов. Когда протесты не касаются национального вопроса (например, волнения крестьян или апеллянтов), то в СМИ их называют «массовый инцидент». А когда в протесты происходят на национальной почве с участием представителей национальных меньшинств, то СМИ называют их «преступлением, связанное  с насилием, поджогом, погромом и избиением», а в некоторых случаях добавляется ещё и слово «убийством». Такая формулировка используется абсолютно во всех подобных случаях, не зависимо от того, как развивалось событие, и кто первым начал применять насилие.

Так же произошло и в этот раз. Акцию протеста уйгур, которая изначально была мирной, китайские власти квалифицировали как «преступление, связанное с насилием, избиениями, поджогами и погромами». Однако  когда через день на улицы вышли ханьцы, вооружённые палками и ножами и стали крушить магазины уйгур и избивать самих уйгур, для их разгона также были использованы гранаты со слезоточивым газом. Однако в китайских СМИ не появилось никакого осуждения их действий и тем более эти действия не квалифицировались, как преступления. Наоборот даже были сообщения, в которых эти действия ханьцев расценивались, как «защита своего имущества и жизни».     

Мои китайские соотечественники ханьской национальности должны понять, что национальный вопрос в Китае такой же точно, как и другие проблемы в стране. Решить этот вопрос можно только мирным путём. Поэтому мы должны прилагать все силы для достижения мирного сосуществования разных наций, а не преобладания одной над другой.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...