• Берлускони: «В Китае при Мао Цзэдуне детей не ели, зато их варили, чтобы получить удобрения»

  • Четверг, 30 марта 2006 года
По сообщению РИА Новости, МИД Китая во вторник, 28 марта, выразил возмущение словами итальянского премьер-министра Сильвио Берлускони, заявившего, что китайские коммунисты якобы варили детей, чтобы делать из них удобрения.

"Это абсолютно беспочвенные заявления... Слова и действия итальянских лидеров должны способствовать развитию дружественных отношений между Китаем и Италией", - говорится в ноте китайского внешнеполитического ведомства.

В воскресенье, 26 марта, выступая на митинге в Неаполе в рамках предвыборного турне, Берлускони, обвиненный в помешательстве на "коммунистической угрозе", ответил: "Меня многократно обвиняли в том, что я говорил, будто коммунисты едят детей. Так почитайте "Черную книгу коммунизма" и вы обнаружите, что в Китае при Мао Цзэдуне детей не ели, зато их варили, чтобы получить удобрения" ("Черная книга коммунизма" объемом более 700 страниц впервые вышла в 1997 году в Париже. Книга написана несколькими авторами из разных стран. Ныне она переведена на 33 языка, в том числе и на русский).

Важно отметить, что китайские коммунисты действительно ели детей – и чужих, и своих собственных, дабы не погибнуть от голода. «Девять комментариев о коммунистической партии» раскрывают своим читателям эту страницу истории из жизни компартии Китая.

После создания КНР во время большого неурожая зерновых, вследствие движения «Большого скачка», погибло людей больше, чем во всех других кампаниях. В феврале 1994 года издательство «Красный флаг» выпустило книгу под названием «Исторические записи о КНР», в которой сказано: «…с 1959 года по 1961 год число умерших людей неестественной смертью и снижение рождаемости, составляло около 40 миллионов человек... Население Китая уменьшилось на 40 миллионов, что, по-видимому, явилось самым большим всемирным голодом в этом веке».

Под управлением КПК люди были вынуждены съедать умерших и убивали тех, кто убежал из других областей, и даже убивали и съедали своих детей. «В деревне была такая голодающая семья, в которой в живых остались только отец и двое детей: мальчик и девочка. Им совсем нечего было есть. Однажды отец отправил девочку на улицу. Когда девочка вернулась домой, она не могла найти младшего брата, но в кастрюле плавали белые жирные куски мяса, а у плиты валялась куча костей. Через несколько дней отец опять налил воды в кастрюлю, а затем позвал дочку. Девочка испугалась и громко заплакала за дверью: «Папа, не ешь меня, я тебе соберу травы, подожгу её, а если съешь меня, некому будет для тебя это сделать». (Очерки писателя Шацин «Смутный Дадивань»).

Этот «великий голод» был кадровой проверкой, проведенной китайской компартией. Согласно критериям КПК эти кадры «соответствовали нормам», поскольку предпочитали смотреть на то, как десятки миллионов человек умирает от голода, и не придавать этому значение, следовательно, у них больше не существовало никаких человеческих чувств и небесных принципов, мешающих им следовать за линией КПК. После «большого неурожая» кадровые работники на уровне провинций выступали с самокритикой только формально. Секретаря КПК провинции Сычуань Ли Цзинчуань, из-за которого в Сычуань несколько миллионов человек погибли от голода, позже повысили, назначив на должность первого секретаря Исполкома юго-западного района КПК.

Более зверское явление - людоедство в районе Гуанси. Чжэн И выделил в развитии этого явления три стадии

В первой начальной стадии террор был скрытым и мрачным. Для неё характерна следующая картина, описанная для одного уезда: «Глубокой ночью убийцы ходили на цыпочках, чтобы найти свою жертву, резали её и вытаскивали сердце и печень. Поскольку они были не опытны и испуганы, то по ошибке взяли лёгкие, и должны были вернуться снова на место убийства. Наконец, сварили органы, кто-то принес из дома водку, кто-то принес специи… Несколько человек при гаснущем огне под кастрюлей ели молча и торопливо...»

Вторая стадия - террор стал пиком открытости и общедоступности. К этому времени у старых убийц был «накоплен опыт» извлечения сердец и печени, пока жертва ещё жива, причём они передавали опыт другим, доводя его до «совершенного мастерства». Например, чтобы вынуть внутренности живого человека, необходимо было под ребрами сделать разрез в виде перевернутой буквы «Y» а потом ногами наступить на живот (если жертва привязана к дереву, то ударить в живот коленом), – в этом случае сразу выпадают сердце и внутренние органы. Главный убийца забирал сердце, печень и половые органы, а другие – остальное. Все эти ужасные сцены были украшены красными флагами и лозунгами...

Третья стадия - это массовый психоз. Происходило массовое движение каннибализма. Например, в уезде Усюань люди, подобно бешеным собакам, ели без разбора все трупы. Часто жертвы, перед тем, как их убивали, и съедались « публично критиковали». Как только жертва падала на землю, люди сразу набрасывались на неё, вытаскивали подготовленные ножи и резали ту часть, которой могли завладеть... В этот период времени многие люди были вовлечены волной массового людоедства. Ураган «классовой борьбы» сдул какие-либо остатки человеческой природы и чувства вины. Большая эпидемия людоедства охватила умы людей, и люди наслаждались людоедскими пиршествами. Любая часть человеческого тела была съедобной, включая сердце, мясо, печень, почки, локти, ноги и сухожилия...Человеческие тела были приготовлены различными способами, включая варку, жарку, запекание в печи и поджаривание на огне...Люди пили ликёр или вино, играли, болтали во время приёма человеческой пищи. В период этого движения даже в кафетерии самой высокой правительственной организации Комитета революционного уезда Усюань предлагали блюда из человеческого мяса.

Читатели по ошибке могут решить, что такие «банкеты людоедства» были исключительно бесконтрольными поступками людей. Китайская компартия была тоталитарной организацией и она управляла каждой ячейкой общества. Если бы КПК не управляла всем этим, то всё это не могло бы случиться.

КПК часто, расхваливая себя, говорит, что «старое общество переделывало людей в чертей, а новое общество заново переделало черта в человека». Но приведенные факты подтверждают, что КПК может переделать человека в монстра или дьявола, потому что она сама является более жестокой, чем любой монстр или дьявол.

Юлия Цигун. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...