• Каково действительное положение китайской экономики?

  • Суббота, 20 февраля 2016 года

Гордон Чан опередил время, когда в 2001 году написал книгу «Грядущий крах Китая».

Он предсказал крах китайской экономики и падение коммунистической партии в течение десяти лет. Исполнение его предсказания запаздывает уже, по меньшей мере, на четыре года.

Тем не менее, многие из его аргументов оказались точны. В то время, когда политическая экономика Китая становится всё более нестабильной, «Великая Эпоха» решила взять интервью у Чана о прошлом Китая и всё более неопределённом будущем.

Великая Эпоха: Вы написали свою книгу «Грядущий крах Китая» в 2001 году. Как обстоят дела сейчас?

Гордон Чан: В 2001 году я сказал, что пройдёт десять лет, и коммунистическая партия падёт. Поэтому исполнение моих предсказаний запаздывает где-то на четыре года. Но на самом деле мы уже видим ранние стадии распада не только в экономике, но и в политической системе.

Сегодня их экономика растёт не на 7% в год, а скорее на 1% или 2%. В Пекине, переговариваясь между собой, они говорят, что рост составляет 2,2%.

Самое главное: невиданные суммы денег выводят из страны (англ.). Компания Bloomberg, которая отслеживает эту тему, сообщила, что из Китая в августе вывели $144 млрд. В Goldman Sachs* возразили: нет, вывезли $178 млрд. Это реальный показатель того, как идут дела в Китае.

*Goldman Sachs — один из крупнейших инвестиционных банков в мире.

Проблема для лидеров Китая сейчас состоит в том, что они не могут остановить спад своей экономики. Они могут, возможно, замедлить темпы падения, но они не могут изменить направление. Тактики, которые они использовали до нынешнего времени, включая монетарное стимулирование, фискальное стимулирование, бум на фондовом рынке, девальвацию, — все провалились.

Великая Эпоха: В чём корень экономических проблем?

Г-н Чан: Все говорят: «О, у него [Китая] самые большие в мире накопления валютных резервов, как у него могут быть проблемы?». Ну да, у Китая не будет проблемы внешней задолженности. Он не станет Аргентиной.

Но оглянитесь в прошлое и посмотрите на историю финансовых кризисов — наихудшими из них были не внешние долговые рецессии, а внутренние, и именно это переживает Китай.

У них много долгов, возможно, даже 350 процентов от ВВП — если правильно рассчитать ВВП и учесть все долги.

В конце июня 2014 года Маккинси сказал, что показатель долга к ВВП составлял 282%. Очевидно, что с тех пор стало только хуже. Мне кажется, что тогда они его занизили. Сейчас это чрезвычайно серьёзно, особенно для такой развивающейся страны, как Китай.

Великая Эпоха: Может ли КНР с помощью каких-то мер исправить это положение?

Г-н Чан: Пять сокращений базовых процентных ставок и четыре сокращения нормы обязательных резервов с ноября [2014 года] не дали Китаю ощутимого эффекта.

Финансовый стимул — если они построили ещё один город-призрак или другую линию метро в Пекине, ну ладно, это действительно создаёт определённую долю ВВП, но и долг тоже создаётся (англ.). Из-за плохих инвестиций и низкой эффективности для них это не выход.

Бум на их фондовом рынке, который они с азартом хвалили, — это всего лишь способ сохранить себя, но он уже провалился.

И девальвация в августе [2015 года], которая до сих пор вызывает недоумение. Кто знает, что они пытались сделать? Очевидно, это создало им реальные проблемы, потому что это подорвало доверие; не только внутри Китая, но и во всём мире.

Когда вы посмотрите на все вещи, которые они пытались сделать, то заметите, что в прошлом они достигали роста именно такими методами. Они не могут сделать сейчас так же, и на самом деле это означает, что они находятся в опасности; протесты будут нарастать всё больше и больше.

Великая Эпоха: Улучшить положение можно только, давая людям свободу.

Г-н Чан: Сколько раз вы слышали, что «Коммунистическая партия подняла 400 или 500 млн человек из бедности?».

Нет, они этого не сделали. Дэн Сяопин немного ослабил [контроль], и китайский народ сделал рывок вперёд. Дэн Сяопин понял, что они немного должны изменить подход к сельскому хозяйству, поэтому они возложили ответственность на домашние хозяйства, где, как вы знаете, семьи имели право обрабатывать земельные участки.

Но, в соответствии с правилами центрального правительства, эти участки не могут находиться в ведении только одной семьи. Семьям эта идея не понравилась, они хотели, чтобы участки оставались в их собственности, поэтому местные чиновники просто не обращали внимания на то, что [крестьяне] создали бум в сельском хозяйстве. Это было сделано не по указанию Дэн Сяопина, а просто потому, что люди проигнорировали правила Дэна.

Очень отважные предприниматели, некоторые экс-чиновники и некоторые бедняки решили выйти и стать предпринимателями. Они создали это богатство. Но компартия начала создавать им препятствия. Это государство действительно не может создать устойчивый рост.

Необходима устойчивая модель, но из-за желания компартии слишком жёстко всё контролировать, всё свелось к неустойчивой экономике.

Великая Эпоха: В своей книге, [которая издана] в 2001 году, вы также приводили высказывания людей о том, что Китай станет крупнейшей экономической державой в мире в 2010 году. Он не стал, он собирается стать крупнейшей экономикой к 2020 году. Одна из проблем Китая в том, что он не меняется. Там нет способности к переменам и конкуренции на мировом рынке.

Г-н Чан: Чтобы избежать ловушки среднего дохода*, чтобы дешёвое производство перестало быть основой экономики, им нужны инновации. Не то, что китайский народ бездарен, они, конечно, не такие. Они могут быть большими новаторами, чем любые другие нации в мире, но они не могут сделать это в той системе, в которой работают.

*Ловушка среднего дохода — момент стагнации после высоких коэффициентов роста среднего уровня доходов населения.

Контроль сферы образования, контроль всех сфер неизбежно влияют на способность предпринимателей к инновационной деятельности.

Есть некоторые реальные ограничения, которые имеют большое значение. Например, с начала июля для того, чтобы поддержать фондовый рынок, Пекин устранил возможность первичного размещения акций (IPO). Я знаю, премьер Госсовета КНР Ли Кэцян говорит о своей концепции экономики Internet Plus*, но такая экономика не будет работать, если эти компании не могут получить наличные деньги.

*Развитие интернет-банкинга, электронной коммерции, индустриальных сетей и других сфер для того, чтобы «оцифровать» всю китайскую экономику.

Закрытие IPO означает на самом деле, что они не дают малым инновационным предприятиям развивать свой бизнес. В истории Силиконовой долины в Калифорнии возникло так много предприятий, которые теперь являются культовыми; а начинали они в гараже. Самые известные из них — Apple и Hewlett-Packard.

Эти гаражные предприятия стали транснациональными корпорациями, потому что могли работать в свободной экономической среде Калифорнии, они могли получить деньги, они могли получить опыт, они могли получить всё, что хотели, и они росли. Но в Китае сейчас это невозможно из-за ограничений, наложенных по политической причине со стороны государства.

Пока Китай не изменит эту систему, у него не будет развитой, основанной на инновациях экономики, которую он надеется увидеть.

Великая Эпоха: Расскажите нам о рисках, ведь вы долгое время жили в Китае.

Г-н Чан: Там есть закон о банкротстве, но вы не сможете стать банкротом, если являетесь государственным предприятием. Вы не сможете получить капитал, либо это очень трудно, если у вас малый, частный бизнес.

В Китае есть очень много хороших предприятий. Венчурные инвесторы едут туда. Их проблема заключается в том, что у их [предприятий] нет возможности роста. Они не имеют такой же среды, как в Силиконовой долине, где люди могут попытаться создать бизнес, а если потерпят неудачу, то останавливаются и вновь пробуют.

Величайшая история Диснея. Уолт Дисней терпел неудачу много раз. Большинство тех людей, которых мы считаем знаменитыми, терпели неудачу. К сожалению, в Китае не такая система.

Из страны вывозят суммы невиданного объёма

Здесь слишком жёстко, государство осуществляет чересчур сильный контроль. К сожалению, государственные учреждения становятся настолько политически могущественными, что они действительно способны предотвратить изменения, которые так нужны Китаю сегодня, поэтому здесь нет такой культуры, как в Силиконовой долине.

Они хотели повторить это, несомненно, они могут строить такие же здания, но они не смогут скопировать культуру, потому что она процветает в открытом, свободном обществе, где ослабляются ограничения. Но в Китае с этим не считаются.

Великая Эпоха: Многие люди, которые добились успеха и богаты, не хотят, чтобы система изменилась.

Г-н Чан: В кризисе 2008 года Китай решил отказаться от самой концепции кризиса, и он создал наибольшую в мире программу стимула. За пять лет с 2009 года в Китае возрос долг, который оказался равным всей банковской системе США. Это при том, что к концу 2008 года китайская экономика не составляла и третьей части американской экономики.

Да, они создали рост, но также вложили слишком много денег в свою экономику. По сути, они достигли лишь того, что создали пузыри на рынке недвижимости, с которыми не могут справиться. Благодаря этому государственные учреждения стали чрезвычайно могущественными.

Они имели возможность захватить все те деньги, которые были одолжены государственными банками. Они были в состоянии получить весь этот [финансовый] «стимул» от Пекина, поэтому стали чрезвычайно политически могущественными и использовали эту власть последние пару лет, чтобы закрыть большое количество зарубежных предприятий, что мы и видели, а также создали [преимущество] для китайских отечественных компаний.

Это политическая проблема, потому что силы, которые могли бы изменить Китай к лучшему, не имеют для этого политической власти.

Великая Эпоха: Стране нужны люди с предпринимательским духом — лишь тогда она сможет стать крупнейшей экономикой, которой и должна быть, учитывая её размеры.

Г-н Чан: Абсолютно верно. Сейчас они говорят, что экономика Китая имеет объём выше $10 трлн, мы на самом деле... не знаем, насколько велика китайская экономика. Мы знаем, что экономические показатели, особенно в последнее время, были завышены.

Вероятно, объём экономики не $10 трлн, о которых говорят китайские лидеры. Есть так много признаков того, что она растёт гораздо медленнее, и поэтому в Китае это может быть $8 трлн, может, $9 триллионов, мы действительно не знаем, но она определённо не сможет обогнать Соединённые Штаты [в 2013 г. — $16,8 трлн].

Не исключено, что Китай как экономика №2 сдаёт свои позиции, и его может опередить Япония. При этом [экономика] Японии даже не должна расти, ей нужно оставаться такой же. Я думаю, что [экономика] Китая будет сокращаться.

Гордон Г. Чан является автором книги «Грядущий крах Китая». Чан получил высшее юридическое образование в Корнельском университете. До того как стать писателем Чан, занимался юридической практикой в Соединённых Штатах и Китае.

Интервью отредактировано для краткости и ясности.

Валентин Шмид, Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...