• Безумие в Винненден

  • Понедельник, 30 марта 2009 года

У Тима был трудный возраст. Подростки в пубертатном возрасте — особенно мальчики — переживают одну из самых тяжёлых фаз их жизни с огромной внутренней и внешней борьбой. Они в поисках своей идентичности, своего места в мире.

Так же как голос в период ломки звучит то тонко и высоко, то твердо и низко, так же и чувства находятся в «контрастных ваннах». Многие склонны к депрессивным состояниям, экспериментируют с наркотиками и их посещают мысли о самоубийстве. Это вполне нормально.

С одной стороны телесно они уже выросли, и не знают, что делать с их новой мужской мускульной силой, с другой стороны — они еще не отвечают требованиям будущего и не знают, кто они на самом деле. Поэтому решающе как раз то, что отразит им в этот период окружающий мир. Большинство не могут это показать, но они нуждаются во внимании и признании со стороны внешнего мира, а не отвержения и осуждения. Особенно в это время они нуждаются в отце.

Незадолго до происшествия его не взяли в армию. Отвергли предположительно из-за психических проблем. Неспособный и недостойный с оружием в руках научиться защищать свою Родину. Отвергнут! Какая обида! Было ли у него чувство вины — быть позором для своего отца, поклонявшегося оружию? Это могло быть причиной ужасного происшествия. С плохим свидетельством об окончании школы Тим и так уже казался себе неудачником.

Тим Кречмар, тихий школьный аутсайдер, наслаждался властью только в полных насилия видеоиграх. И иногда, может быть, когда он с отцом тренировался в стрельбе — последний раз за три недели до происшествия. Из той самой «беретты», из которой в среду он расстрелял своих жертв.

Свободное время Тим проводил, погрузившись в видеоигры с насилием, и просматривая фильмы ужасов. У девушек он не пользовался успехом. Может это и объясняет его ненависть к женскому полу. В своём приступе безумия он в средней школе Альбертвилле в Винненден убил преимущественно девочек. 11 из его 15 жертв были женского пола. Это может быть отчетливым указанием на подавленную злость к его матери. Отношение матери к новорожденному формирует в будущем отношение её сына к женскому полу.

Мы не знаем насколько внимательно относились к Тиму в его семье. Многое свидетельствует о среде беспомощного безмолвия, в котором не говорилось о чувствах.

Вместо этого в избытке было давление в ориентировке на успех. Отец видел в Тиме наследника, продолжателя его фирмы среднего уровня. Но после двух неудачных попыток работы на фирме отца во время каникул, стало ясно, что это у него не получится. Когда отношения ухудшились, их с отцом объединял только общий интерес к оружию. Однако, списать ответственность за преступление только на родителей было бы слишком просто. Есть много вопросов, например, почему «беретта» хранилась в родительской спальне, а боеприпасы к ней лежали в доступном месте. Почему сыну было разрешено украшать свою комнату пневматическими пистолетами?

Никто не может заглянуть в будущее. Но те, у кого начинаются проблемы с детьми, не должны игнорировать предупредительные сигналы, необходимо обращаться к специалистам. Один коллега, психолог, однажды дал мне совет: если родители приходят с жалобами на ребенка, отправь ребенка играть в садик и занимайся родителями.

Для скольких родителей непросто достучаться до своего подростка! Пубертирующие дети отгораживаются, скудны на слова, с родителями неприветливы. Они не знают, с какими друзьями проводит время их ребенок. У них нет понятия о том, что он делает целый день за компьютером, что с ним происходит, иногда полностью теряя контакт. Многое они не могут понять, потому что во время их молодости всё было по-другому. Не было комнат для чатов, видеоигр, фильмов с насилием и никаких безумий. Они перегружены и нуждаются в срочной поддержке, конкретном руководстве, чтобы реагировать соответственно изменяющейся обстановке.

Раньше в семьях царил патриархат. Отец задавал тон в семье. Сын ориентировался на отца, картина ролей была ясна. Сегодня же всё усложнилось. Классическая модель семьи больше не является примером. Многие подростки любой ценой стремятся оградиться. Они протестуют, не зная точно против чего. Воспитательная и образцовая функция перелагается с матери на отца, от семьи к школе. Часто, в конце концов, никто не чувствует ответственности. Поэтому проще охотно показывать пальцем на восхваляющие насилие видеоигры, с которыми Тим также создал взаимосвязь. Одинокий, обиженный и обозлённый подросток, зависимый от ежедневной порции насилия. Перед экраном Тим мог наказывать, уничтожать людей, и получать за это награды. Дополнительные бонусы там, например, даются за выстрелы в голову.

Конечно, случай с Тимом единичный. Но такой, который должен нас не только глубоко поразить, но и озаботить. Как случилось, что молодой человек чувствует себя настолько униженным, что видит единственный выход в кровавой бойне?

Как может быть, что он нигде больше не находит места и никто не смог вернуть его в реальность? Общество, погрязшее в развлечениях, которое не слышит робкие голоса молодых людей о помощи, находится в опасности. Это печальная правда, которой учит нас Винненден.

Автор Габриеле Баринг - семейный терапевт, тренер и организатор семей в Берлине.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...