Гениальный певец, обладавший уникальным голосом, звезда мировой величины, один из символов российской оперы – именно таким для большинства из нас является Федор Иванович Шаляпин.

Его голос заставляет замирать от восторга даже очень далеких от музыкального мира людей, как современников, так и потомков. Поэтому особенно поразительно беседовать с человеком, для которого личность такого масштаба – это «дядя Федя» из далекого детства.

Такую удивительную встречу подарил мне Париж. Здесь, в уютнейшей квартире на одной из крошечных улочек, живет Нина Константиновна Прихненко. Она никогда не была в Москве, ее семья эмигрировала из России в 1920 году, но она всем с гордостью говорит, что она русская. Я сижу за круглым дубовым столом и в мягком свете, струящемся из-под старого абажура, беседую с этой чудесной пожилой дамой, близкой подругой детства и практически названной сестрой Даси Шаляпиной – младшей дочери великого баса.

Нина Константиновна рассказывает увлеченно, с таким удовольствием перелистывает страницы своего далекого детства, что мне даже не приходится задавать ей наводящих вопросов. Воспоминания цепляются одно за другое, сплетаясь в яркий узор уникальных детских впечатлений о гении.

- Я училась в русской гимназии в Париже, моя учительница французского мадам Тиссеран была гувернанткой Даси Шаляпиной. Мадам сочла, что я, девочка из хорошей русской семьи, подойду в качестве подружки ее воспитаннице. Однажды в субботу я пришла в дом Шаляпиных на улицу д'Эйло (недалеко от площади Трокадеро) – знакомиться. И после этого мы с Дасей стали неразлучны. Она даже звала меня своей сестрой. Мы вместе играли, гуляли, на выходные я оставалась у Шаляпиных.

Дядя Федя часто говорил тете Мане (так Нина Константиновна по детской привычке называет супругу Шаляпина Марию Валентиновну): «Посмотри, как Нина воспитана и как ее по-детски одевают. А как ты одеваешь Дасю?»

Во время наших бесед я не уставала поражаться тому, как четко Нина Константиновна помнит события более чем семидесятилетней давности. Она как будто бережно хранила эти воспоминания, дожидаясь момента, когда ее спросят о дружбе с дочкой Шаляпина. Этими отношениями она всегда очень гордилась, однако никогда ничего о них не писала – думаю, из-за своей природной скромности.

- Летом я частенько вместе с Дасей уезжала на дачу на юг Франции, в местечко Сен-Жан-де-Люз. Там было два дома – большой «Корсар» и поменьше – «Изба». Мы с Дасей от души там резвились, а «пасла» нас Стелла – дочь Марии Валентиновны от первого брака. Туда, на дачу, приезжало много известных людей. Но, к сожалению, я мало что могу рассказать про гостей дяди Феди – у нас с Дасей было много своих детских «дел». Помню, однако, как мы, дети, встречали принца Уэльского. Однажды к Шаляпину приехала в гости дочь из России, они поспорили о политике. Федор Иванович так рассердился, что разбил огромное стекло. Потом осколки выбросили в траву за виллой. А мы с Дасей там играли, бегали.

Я порезала ногу об это стекло. Дядя Федя долго извинялся, очень переживал, что не смог сдержать свой гнев и из-за его вспышки пострадал ребенок. Он очень любил детей.

Из Лондона Шаляпин привез в подарок Дасе черненького щенка – она решила назвать его на английский манер Виски. Но дядя Федя расхохотался и заявил, что это никакой не Виски – а настоящий Микитка.

Забавный был пес, не любил почтальонов – норовил укусить за ноги. Позже Микитку подарили мне. Еще Федор Иванович очень любил плавать – и хвалил меня за то, что я «плаваю как пароход». А Дася боялась далеко заплывать.

В рассказах Нины Константиновны нет ни малейшего оттенка хвастовства. Она никоим образом не подчеркивает свою поистине уникальную причастность к человеку, ставшему легендой и символом эпохи, говорит о нем с огромным уважением и нежностью. И даже удивляется, когда ее благодарят за рассказы: «Я же рассказываю просто правду, как было в моей жизни».

Биографическая справка

13 февраля исполняется 137 лет со дня рождения великого русского оперного певца Федора Ивановича Шаляпина. Он стал настоящим символом эпохи, его таланту рукоплескала публика по всему свету. В 1922 году Шаляпин покинул Россию и поселился в Лондоне, а некоторое время спустя, в конце 1923 года, он вместе со своей семьей обосновался в Париже. Огромный шестиэтажный особняк на улице д'Эйло недалеко от площади Трокадеро стал тем самым семейным гнездышком, о котором певец так мечтал во время своих бесконечных гастролей. Именно в такой домашней обстановке, среди родных и друзей запомнила Шаляпина наша героиня, бывшая близкой подругой младшей дочери великого баса.

Мария Трошенкова
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...