• Вагнер на Фестивале в Байройте: повсюду и нигде

  • Среда, 12 августа 2009 года

Если вы идете по маленькому городку, где улицы имеют любопытные названия вроде «улица Нибелунгов»   или «бульвар Амфорта», не сомневайтесь - вы находитесь в Байройте. Если вы встретите на вокзале мужчину в шортах и шлепках, а затем увидите его вечером в элегантном черном костюме,  и  вам его представят, как министра культуры Великобритании, не удивляйтесь - это Байройт. 

Большую часть года в этом  милом  тихом  местечке  в Северной Баварии  составляет обычная жизнь, обычные люди. Но когда начинается Вагнеровский фестиваль, жизнь сама по себе превращается в театр - вы обнаружите лавровые венки для Вагнера на заднем дворе его виллы, а рядом с его могилой можно прочитать: «Здесь покоится  и пробуждаетсясобака Вагнера» с маленькой костью, украшенной красным бантиком.

Люди будут толпиться у касс, чтобы достать один из немногих возвращенных билетов или будут переплачивать на черном рынке, чтобы попасть в священный зал.
Они будут выдерживать по пять часов сидения на голых деревянных или по-спартански обитых креслах, чтобы посмотреть представление. Они будут ждать в смокинге на парковке, после преодоленных на машине сотен километров, только для того, чтобы посмотреть второй или третий акт «Тристана и Изольды».
 
В прошлую субботу ажиотаж начался  снова с прибытия ВИП-гостей в Театр Байройтского фестиваля, носящий прозвище Зеленый холм. Толпы жителей Байройта со своими семьями плюс  приличная армия журналистов собрались у красного ковра. В этом году большое внимание было  приковано к тому, что внук композитора, Вольфганг Вагнер, который занимал пост председателя фестиваля в течение 57 лет, передал свои позиции дочерям - 31-летней Катарине и 64-летней Эве Вагнер-Паскьер. Аплодисменты в честь сестер Вагнер, которые также явились проявлением местного патриотизма, были бурными  и  немного пугающими.
 
Байройт пережил дни славы, особенно с  50-е по 80-е годы. Его артистическая звезда начала меркнуть в 90-е годы, когда старый Вольфганг, в надежде сохранить популярность фестиваля, начал приглашать для работы авангардистов и противоречивых личностей, включая Хайнера Мюллера, Кристофа Марталера (который поставил открывавшую этот вечер  оперу «Тристан»)  и Кристофа Шлингенсифа, модных режиссеров, работавших  в театре и кино, но никогда прежде  не имевших  дело с оперой.
 
Стремление стать лидером в мире новаций нанесло определенный вред родоначальнику всех фестивалей, который был создан Рихардом Вагнером в качестве независимой альтернативы  оперному репертуару его эпохи.
Решение сохранять пост председателя фестиваля много раз обсуждалось среди членов семьи. Критики полагают, что с точки зрения художественного качества, лучше было, чтобы фестиваль не возглавляли наследники Вагнера - размолвки по поводу успешности затмили блеск фестиваля.
 
«Я думаю, что это решение было в большей степени мотивировано политическими, а не артистическими соображениями», - говорит Александр Элерс, адвокат из Мюнхена, член организации «Друзья Байройта» и один из финансовых спонсоров фестиваля. - Лично я всегда воспринимал Байройт как нечто всецело принадлежащее искусству. Теперь он превратился в бренд, у меня есть чувство, что сейчас возникала проблема коммерциализации идеи, что не слишком воодушевляет меня».
 
«Я люблю Вагнера с детства», - говорит он. - Это и есть причина, почему я здесь. Вопрос  о том, смогут ли Катарина и Эва вернуть фестивалю блеск былых времен наводит пессимизм, но люди приходят сюда, чтобы послушать музыку и помечтать о лучшем мире».
 
Анна Вилд, доктор медицины из Байройта объясняет, в чем прелесть вагнеровской музыки. «Это завершенное произведение искусства, максимум усилий со стороны артистов. Благодаря акустике музыка здесь прекрасна, как нигде в мире», - говорит она.
 
Вилли Бергман, бывший банкир из Мюнхена, очарованный талантом Вагнера, сказал, что он и его жена практически забыли о современной постановке. «Атмосфера, акустика, впечатление. Аудитория очень отличается от той, что присутствует на обычных операх - она ведет себя очень тихо во время представления».Позднее, на государственном приеме в Новом замке, министр Баварии Хорст Зэхофер выразил благодарность Вольфгангу Вагнеру (который не посетил мероприятие), и назвал эпоху его председательства "без всякого сомнения великой, созидательной и процветающей".
 
Катарина и Эва стояли рядом с ним на подиуме, но не воспользовались возможностью высказаться,  хотя гости большей частью состояли из сотрудников фестиваля и жителей Байройта со своим семьями.
Гости  оказались более общительными, которые за едой и выпивкой охотно раздавали интервью.
 
Немецкий министр экономики Гуттенберг назвал постановку «Тристана  и Изольды»  Марталера спорной, однако трогательной. Министр культуры Великобритании Бен Брэдшау сказал, что ему особенно понравилась «щепетильность показа в стиле 50-х годов».
 
Совсем не щепетильными оказались комментарии певицы и бывшей балерины из Мюнхена,  давней поклонницы Байройта Марго Вернер. Она похвалила вокальные данные американского тенора Роберта Дина Смита: «Особенно прекрасен был третий акт». Ирен Теорин, исполнившая роль Изольды  и дирижер  Петер Шнайдер также получили высокие оценки с ее стороны. Но касаясь сценической постановки, дива заявила: «Здесь я ничего не хочу говорить. Вы не можете изображать акт любви на сцене подобным образом. Вы не можете делать это. Тристан на койке психиатрической больницы - я не хочу этого видеть».
 
Последним сокрушительным откровением вечера стал ненамеренный комментарий посвященной личности, подтвердившей  слух, о котором мне уже упомянула днем уборщица - некий герой продолжает петь, несмотря на то, что его голос ухудшился... Причина этому  - связь с неким лицом, которое несколько лет назад предоставило ему контракт на несколько сезонов, в результате  чего   теперь они не могут избавиться от него. И это тоже Байройт.

Розмари Фруехауф. Великая Эпоха
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...