• Полет над Новой Зеландией на управляемом парашюте

  • Суббота, 5 сентября 2009 года
Показатель высоты добрался до отметки 3200 метров. Дверь самолета уже широко открыта. Через нее открывается вид на далекий ландшафт, контуры которого с этой высоты размыты. «Приземлимся мы в любом случае!» - говорит Роберт уверенно, готовясь к прыжку. Только спрашивается как? Не слишком ли я перестарался с этим воздушным приключением?

Теперь прыжок уже не отложить, так как Роберт, к которому я крепко привязан в двойной упаковке, постукивает меня по плечу, напоминая о правильном положении тела. Его не двусмысленное «вперед!» - и секунду спустя мы в тандеме летим в свободном полете и пробуем сопротивляться земному притяжению в положении на животе. Напряжение сменилось уверенностью: «Уж как-нибудь мы приземлимся!»

Вдруг, на высоте около 2000 метров жесткий рывок в поясе. Больно сдавил ремень на бедрах. Это Роберт открыл парашют, который своей большой площадью на момент, кажется, снова подбросил ввысь. И тогда - впервые ощущение парения! Установилась невообразимая тишина, ошеломляющая тишина. Как будто тут вверху остановилось время.

Я пробую установить ремни в удобное положение и уютно наслаждаюсь полетом в восходящем потоке воздушного пространства. Только иногда Роберт вносит перемены в наше удобное висячее положение. Несколькими приемами он приводит нас в движение по спирали, которое вращает нас, как карусель. Бедный живот!

К счастью, остается достаточно времени, детально рассмотреть первозданную природу под нами. Она пестрит кратерами и земными трещинами, которые показывают, что поверхность земли тут находится в движении. Об этом также свидетельствуют парящие озера и бурлящие грязевые лужицы. Только бы не туда приземлиться!

Не удивительно, что европейцы сначала проявили к этим местам умеренный интерес. Также и из-за коренного населения. Когда голландец Абель Тасман в 1642 году открыл Новую Зеландию, это принесло ему только неприятности. Не только потому, что маори были насквозь татуированы и для приветствия сильно выставляли язык. Они также вращали выпученными глазами и при первой возможности убили четырех членов экипажа. Поэтому Тасман не очень рекламировал по прибытии домой этот кусочек мира.

Только спустя 130 лет капитан Кук в поисках легендарного южного континента снова натолкнулся на этот двойной остров. Но он был осторожен, и привез с собой переводчика, островитянина из Таити, который с самого начала развеял все недоразумения. Таким образом, маори признали великого первооткрывателя.

Кук проплыл вокруг острова на корабле. И то, что он увидел, впечатлило его: покрытые снегом вершины гор, плотные папоротниковые леса, сверкающие озера - все неописуемой красоты. Такая новость с быстротой молнии облетела переполненную Европу. И первые переселенцы не заставили себя долго ждать. Началась атака прекраснейшего «конца света».

Для европейских переселенцев это южное приключение означало возможность начала новой жизни. Они начали превращать огромные леса в сельскохозяйственные угодья. Вскоре там уже паслись овцы и коровы, которые находили свой печальный конец в кастрюлях. Все-таки «киви» - как их вскоре прозвали, принесли с собой ожидаемое благосостояние. Таким образом, острова медленно меняли свой облик, который все более походил  на британский образец.

Только маори не радовались этому. Эти благородные дикари не хотели так быстро приручаться. Они энергично защищались, но продолжительный перевес над современным оружием им был не под силу. Так, в 1840 году они подписали договор Вайтанги. Это был компромисс, но основа дальнейшего мирного сосуществования двух культур. И сегодня маори горды своим прошлым больше, чем в начале.

Например, Уакареварева - маленькое поселение маори с длинным названием на краю озера Роторуа в середине северного острова, к которому мы как раз подлетаем. Рядом с озером шипит и свистит, бродит и булькает. Похуту - самый большой гейзер во всей Новой Зеландии стреляет фонтанами на тридцать метров в высоту.

Это место напоминает о молодой принцессе маори Хинемоа, которую тут издавна почитают. Она так любила своего друга Тутанекая, что рискуя жизнью, проплыла половину озера, чтобы с ним встретиться. Ромео и Джульетта по-новозеландски. Или даже новозеландская версия знаменитых «Двое детей короля»? Их фигуры вырезаны у тесно обвитого еще сегодня входа в деревню...

Между делом мы уже значительно потеряли высоту, и Роберт возвращает меня из полетов мысли точными захватами ремней. Они служат нашему приземлению на маленькой лужайке около аэропорта Роторуа, откуда мы вылетали. «Держись, ноги прямо вперед...» и наше точное приземление на мягкое место - это вопрос нескольких секунд. «Говорил же, приземлимся», - говорит Роберт, когда мы вместе собираем парашют. Я киваю, и теперь уже верю ему.

Бернд Крегель. Специально для Великой Эпохи
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...