• Украинские характерники: кто они и как ими стать

  • Оксана Богомаз | Великая Эпоха
    Пятница, 1 марта 2013 года
Запорожская Сечь всегда была окутана легендами и преданиями. Много тайн хранит земля Хортицы. Слава запорожских казаков, непобедимых героев гремела далеко за пределами Украины, и не один иностранный правитель считал за честь присоединить к своей армии отряд запорожцев. Какой же особой силой обладали эти отважные воины? Об этом мы спросим у писательницы Марии Морозенко, у которой только что вышла новая книга о кошевом атамане Сирко.

Обложка книги Марии Морозенко о характернике Иване Сирко

Обложка книги Марии Морозенко о характернике Иване Сирко. Иллюстрация: Максим Паленко

— Кто такие характерники и какую роль они играли в военных битвах?

— Если остановиться на семантике слова характерник, очевиден скрытый подтекст его значения. Характерник — человек с характером, что, следуя зову сердца и полагаясь на большой опыт предшественников, сформировал свою духовную основу и имеет собственную (а не навязанную кем-либо) систему понятий и ценностей. Украинское характерництво вполне соотносится с потребностями родного народа.

Характерники — люди-воины, закалённые специальными военными ритуалами, в ходе которых укрепляется физическая мощь человека и сила его духа (и это прежде всего). Неудивительно, что до уровня характерництва дорастали лишь избранные.

Пройти основные испытания школы характерников удавалось мизерной части смельчаков, способных в дальнейшем обладать уникальными особенностями ведения боя. В исследованиях темы натыкалась на свидетельства о сверхстремительном передвижении характерников, что в глазах врагов казалось просто чудом. В одно мгновение воин-характерник перемещался по линии вражеской атаки. Следовательно, направленные в цель пули попадали в пустоту. Молниеносно возвращаясь на прежнее место, характерники создавали иллюзию неуязвимости.

Высочайший уровень владения искусством ведения боя оберегал их от смерти. Особенностью же каждого характерника был звериный стиль реакции на опасность. Например, об Иване Сирко говорили, что он имел волчий нюх и ум, нередко и сам превращался в волка. Отсюда же его приобретённое имя Сирко. Впрочем, если углубиться в реалии древнерусских времён, очевиден культ волка в армии русичей. Воином-волком, в частности, был большой силач Добрыня. Поэтому, по моему мнению, люди наречённые именем «воин-волк» владели уникальным военным стилем, которому учили люди особой касты — волхвы. Причём учили исключительно избранных воинов.

Характерники — люди-ясновидящие, познавшие в ходе ритуальных священнодействий знания волхвов, могли предсказывать события и видеть очертания будущего. Поэтому-то в боевых действиях им не было равных, ведь этим уникальным прорицателям-стратегам был виден конечный результат боя, как и удачные ходы, способные принести победу.

Характерники — великие волшебники и предсказатели. В поисках лексического толкования слова прежде натыкалась на такое определение. Например, в словаре Бориса Гринченко: характерник — чародей, маг. Однако, как по мне, волшебство характерников — это не что иное, как неприятие большинством людей сверхчеловеческих возможностей.

По сентенции жизни ориев: Нет чудес, есть только разные уровни знаний. Характерники воспитывали в себе большие знания, познав тайнопись прошлого в большой науке волхвов, которых христианская церковь также называла чародеями. Не могли поразить характерников: огонь, острая сабля или стрела, а только серебряная пуля. Между прочим, такие данные сохранены не только в народных легендах и преданиях, но и в солидных польских хрониках казацкого времени.

Характерники — целители, имели свои особенные рецепты лечения больных и раненых. В общем, это глубинная народная фитотерапия, усиленная влиянием на сознание больных. Теперь известно, что самосознание способно управлять состоянием тела, приводить человека как к исцелению, так и к болезни.

Характерники удивительно харизматичные, волевые и способные вдохновлять другие личности. По своей сути — это выборочные и чрезвычайно авторитетные лидеры. Известно, что Иван Сирко и не будучи атаманом в один миг мог сплотить казацкое войско для очередного похода. В общем, характерники — люди, умевшие корректировать собственное состояние тела соответственно зову души.

— Почему Вы выбрали для своего повествования именно образ Сирко?

— Иван Сирко наиболее масштабно и мощно унаследовал традиции характерництва древних времён. Думаю, в этом человеке бурлила колоссальная энергетика предыдущих поколений, вылившаяся в чрезвычайно здоровую мощь тела и духа. В последнее время всё чаще склоняюсь к мысли, что Иван Сирко сознательно считывал информацию воинской доблести русичей. Параллели с князем Святославом здесь очевидны. Поэтому я подала в первой части дилогии авторскую легенду о Святославе, поборнике хазарского кагана. Конечно, легенда с подтекстом, ведь код её прочтения — через призму народно-поэтических образов.

Фигура Ивана Сирко служит образцом для меня также в плоскости родового древа и пракорней. Показательным при этом является неприемлемость Сирком отчуждения от наследия прошлого. Всё то, что унаследовал характерник Сирко, — родовая украинская сила. Наказание Иваном Сирко в 1675 г., во время очередного похода на Крым, освобождённых пленников-украинцев, которые отказались возвращаться домой, является прямым свидетельством его острой реакции на отчуждение родного в себе.

Думаю, что в отступничестве освобождённых пленников казацкий атаман мог видеть три страшные измены — вере, роду и отечеству. Вспоминая, что во времена казачества страшный вред Украине наносили янычары, омусульманенные христиане, огнём и мечом разорявшие украинские (а генетически же родные!) земли, он первым делом следовал национальным интересам. Собственноручно наказал предательство, чтобы не умножались на погибель украинского народа оборотни, которым не стала родной земля Украины. В символике настоящего значение этому намного более глубокое: гнушаясь родовых корней, мы обрекаем себя на уничтожение.

Поэтому, мой рассказ об Иване Сирко — обращение к собственному голосу совести. Тщательно обдумывая штрихи биографии славного кошевого Ивана Сирко, я пыталась воспроизвести (хотя бы для себя) ту глубинную основу, в которой закалялся выдающийся поборник великого духа характерництва и предводитель казацкой вольницы. Учитывая труды более или менее талантливых отечественных историков, для меня очевидным стало одно: иностранцы, хвастаясь на весь мир своими героями, выискивают в их малых подвигах величие, зато мы безоглядно в больших делах наших выдающихся соотечественников ищем погрешности. Анализируя грехи прошлого, мы должны думать и о приобретении славы для будущего. Для этого следует изучать и углублять в себе, кроме прочего, и вековой опыт характерников.

— Что нужно для того, чтобы стать характерником?

— Нужно, прежде всего, родиться с уникальным даром видеть и чувствовать этот мир тоньше, уязвимее и глубже. На протяжении многих лет, наблюдая на авторских студиях за детьми разного творческого направления, всё чаще прихожу к пониманию: у каждого есть свои духовные запросы, но не все умеют познать, почувствовать и открыть их в себе.

Что касается характерництва — здесь не так всё просто. Думаю, характерники сегодня — это далеко уже не та каста воинства, способного побороть угрозу саблей. В руках современного характерництва — духовные мечи, поскольку воздействия современности касаются значительно высшего уровня, чем земное противоборство силой рук и рубки саблями. Должны понимать: мощные характерники нашей современности — сеятели духовных знаний. Влияния эти значительные, ощутимые и уязвимые. Но в эпицентре большого противоборства стоит не тело человека, а его душа.

— Что вдохновило на написание этого произведения?

— Как бы странно это ни звучало, но писала я эту книгу для себя, чтобы стать сильнее. С тех пор, когда пришло осознание, что мои плечи опираются на сильную мощь моих предшественников, усилить себя в дальнейшем означало докопаться до истины. Эта влекущая приманка зова предков — то, что даёт силы жить и двигаться дальше.

Я вполне осознаю сейчас: человек способен побороть труднейшие помехи только тогда, когда станет выше ничтожности суетных потребностей. Мы получаем на определённом этапе равные нам испытания, но страх и отчуждение, а ещё и глупость и незнание уроков прошлого, лишает нас большой силы на пути в будущее. В общем, вдохновило меня на написание повести об Иване Сирко простое и вполне естественное желание познать глубже себя, как малую долю украинской нации, которая имеет свои устоявшиеся мощные энергетические каноны и силовые практики. Это тот сознательный мой выбор, к которому я пришла через сомнения, колебания и различные мнения. Впрочем, это моё обращение к истине.

— Какие творческие планы на будущее?

— Написать книгу о другом срезе характерництва в древнерусские времена.
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...