• Банты ко цвету Бабьего лета

  • Гидрометеографики: данные с видов зрения планов хозяина
  • Вторник, 20 декабря 2011 года
Вид 1.

Начало нынешних суток ознаменовывает прошествие 1/5 части зимы по григорианскому календарю и соответственно 1/18 её части — по юлианскому. Инициированный ещё в 45-м году до н. э. и ныне называемый «старым» стиль летоисчисления, по-видимому, дороже всего сердцам Галиции, — потому что вопреки отсутствию когда-нибудь официального статуса, на протяжении уже длинного ряда веков определяет постные и торжественные даты в жизни подавляющего числа её жителей. Но, как ни мудрили сперва римские императоры, а спустя полторы тысяч лет после них римские папы с астрономическими вычислениями, — всё же и в первом, и во втором случае начало года оказалось не привязанным ко сколь-нибудь чёткому краю угла. Хотя близость к одному из таковых — а именно: обозначающего зимнее солнцестояние в северных широтах и соответственно летнее — в южных, — всё же прорисовывается. А так как и в первом, и во втором случае ноёль относительно «угла» опаздывает, — то можно заключить: это затем, чтобы по природе своей весьма недоверчивые европейцы успели основательно удостовериться в том, что продолжительность светового дня действительно пребывает в процессе возрастания.

Нелишне заметить, что на одном из древнейших индоевропейских языков, называемом ныне «санскрит», таковы процессы обозначались словарной основой «буд» (откуда, оказывается, «будь», «забудь», «будить», «будоражить»...), — и неспроста поэтому, по-видимому, первое число буддийского года бывает ближе всего к моменту победы света над теменью. Но как же случилось, что оно уже опередило этот момент на период времени даже побольше, чем отрыв от него общепризнанного Нового Года? — Такое возможно, оказывается, из-за того что встреча буддийского нового года должна совпасть с кульминацией полнолуния. А, если интерпретировать на данную ситуацию опубликованное ещё в 1991 г. мнение выдающихся знатоков небесных сфер Тамары Глобы и Павла Глобы о Луне как не-естественном спутнике Земли («О чём молчит Луна», Москва) — то становится понятной и логика последователей буддизма: светило рукотворное до остатка израсходует свой световой поток для поддержания в критический момент нерукотворного светила. А ведь представляемая Глобами астрологическая школа ведёт свои истоки от учения Зороастра, — которое, вне сомнения, являло собой самый детальный экологический трактат по крайней мере до указанной выше даты.

В своё время войска Александра Македонского завоевали города Древней Персии, разрушили «храмы огня» и даже сожгли один из экземпляров манускрипта на телячьих шкурах, который представлял собой сборник стихотворных строк под общим именем «Авеста» (пер. с фарси: «Первая Весть»). Второй же, единственный из уцелевших, экземпляр скрижалей был похищен армией-победительницей и увезён на Балканский полуостров. — Поэтому дальнейшие постулаты древнегреческой философской мысли вряд ли так уж и оригинальны; притом большинство античных школ базируется на представлении, якобы мир снаружи отображается миром внутри — фактически основной идее зороастризма. Да к тому же факт не доказанный: имел ли ранее кто-нибудь в т. н. Эйкумене* смелость руководствоваться приоритетом неизбежности воздаяния за свойства мыслей, речей и поступков не в связи с приязненным ли, неприязненным ли отношением к ним, скажем, тех же известных по Гомеру как своенравные диктаторы богов-олимпийцев?

Предлагаю, однако, вернуться с небес на землю, — а конкретнее: в холмистую местность предгорья Карпат. — И вот что там сегодня происходит: представители подрастающего поколения бойков, гуцулов и иных этнических сообществ Центральной Галиции в полной мере ощущают себя зависимыми от воли Мыколая, для характеристики которой разве что лишь в крошечной степени подобралось бы слово «произвол»: ведь «работать» на благосклонность этого мифического персонажа, который то ли накануне, то ли позже — но обычно в сам день чествования христианского святого Николая Чудотворца — может проявить свою милость (и немилость — тоже) передаванием (или игнорированием такового) через близких и далёких людей различных подарков, приходится почитать целый год. В некоторых общностях сохранилась ещё доподлинная народно-педагогическая традиция безвозмездно-добровольного хождения подростков постарше по домам с целью раздачи уже вожделённо ожидающим детям загодя заготовленных и доверенных им родителями пакетов с орехами, фруктами, сладостями, одеждой, игрушками и прочими объектами пущей радости с индивидуальным подходом к каждому ребёнку. Оказавшим когда-либо признаки непослушания, кстати, сперва должна демонстрироваться в начале вознаграждения розга. — В основном же родители ограничиваются подкладыванием «заслуженных» вещей детям под подушку; если же габариты не позволяют — то просто подле кровати.

Совершавшиеся регулярно на протяжении почти полувека попытки советологов подменить идеологически окрашенного Мыколая относительно индифферентными в этом отношении Дедом Морозом со Снегурочкой значительного успеха не возымели, — что уж говорить о навязывании через экономические рычаги хоть идейно и близкого, но эстетически чужого Санта-Клауса? Интересно также, что пребывающий практически в зоне солнцеворота этот вечер в некоторых сёлах принято отмечать с не меньшей помпезностью, чем те, что детерминируют период Коляд: Свят-Вечер (накануне Рождества Христова) и Щедрый Вечер (накануне Крещения Христова).

Что касается подарков взрослым — то им в эту пору как раз и подсчитывать удобнее всего подношения от Неба и Земли. А прошедший сезон на урожаи не скупился: кроме обычных для края сельхозкультур, смельчаки могут похвастать даже некоторым количеством собранных «южан» наподобие арбузов, дыней и баклажанов. Подобия, конечно, незамысловатые: крошечные, с недозревшими семенами, — солнечной активности, видать, недохватили через довольно пасмурное лето. Взамен могли бы добирать хоть до недавних вот дней, потому что календарная осень, даже если брать полностью по старому стилю, была напролёт ясной и тёплой, но с условием: рассматривая только дни; ночи же бывали разные — и пожалуй 1/3 из них даже «в явных минусах». А беспрерывное шествие превосходной для строителей да сенозаготовщиков погоды чуть было не обернулось и прикарпатскому региону «обычным» для причерноморских степей бедствием: начали усыхать посевы зерновых культур. Ощутили засуху собственными спинами и некоторые животноводы: иные, считавшиеся доселе неисчерпаемыми колодцы вдруг иссякли — и ищи-свищи, брат мой, за водой по горе крутой. Очевидно поэтому: не следует терять уважения к заброшенным источникам, иначе они заставят вспомнить о себе вне зависимости, удачен ли Вам сей момент.

Но и тут пословица права: нет лиха, — в ней говорится, — без добра. Посланные как будто бы кем-то для компенсации атмосферной влаги густые туманы оставляли за собой невиданную ранее росу, которая и сама по себе — заглядение, а если же ещё в виде инея — так лучшего трамплина поэтическому воображению и вообразить себе трудно!

(продолжение следует)  

Виктор Гаврилив. Великая Эпоха, Украина
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...