• Следует ли 3-летним детям принимать антидепрессанты?

  • Четверг, 3 сентября 2009 года
Попытайтесь зайти на вебсайт «Достижений в общей психиатрии», и ещё не войдя туда на вас обрушится реклама антидепресанта Pristiq.

Но попробуйте найти принадлежность к фармакологии автора, опубликованной в августе статьи «Дошкольная депрессия» Джоан Л. Луби, как вам тут же ответят, что «никакие финансовые данные не раскрываются». Вы не узнаете ничего из того, что «Dr. Луби получила дотацию, исследовательскую поддержку от Janssen, что периодически ходили слухи о её спонсорстве со стороны AstraZeneca, или что она работает консультантом для предприятия «Shire Pharmaceutical», как в 2006 году об этом сообщалось в журнале «Американская академия детской и подростковой психиатрии».

Фармакологическая индустрия охватывает 27 миллионов американцев, это 10 процентов всего населения, употребляющих антидепрессанты, благодаря рекламе, прямо направленной на покупателя. Ещё выискиваются депрессивные среди дошкольников. И попробуйте угадать, что произошло? Их нашли!

Легко шутить о «дошкольной депрессии» - у школьников она проявляется с каждым звонком - но когда находят депрессию, «рецидив», «хронический характер» и «сопротивляемость лечению» среди 3-летних, это уже совсем не смешно.

Исследователи раньше считали, что «маленькие дети слишком любознательны и эмоционально несформировавшиеся, чтобы испытывать депрессию», - говорит Луби, но теперь они считают, что дети не только могут страдать, но и страдают от Большого Депрессивного Расстройства (БДР).

«Потенциальное значение здравоохранения в идентификации дошкольной БДР проявляется в эффективности раннего влияния на другие детские болезни во время дошкольного периода. Частично основываясь на периодический курс и соответствующую сопротивляемость лечению детского БДР, возрастает необходимость идентифицировать болезнь по возможности на ранней стадии её развития», - сказала Луби.

Они хотят защитить вашего ребёнка?

Так как новая социальная проблема, называемая «дошкольной депрессией», настолько серьезна, то оставался только один реальный способ для Луби провести продолжительные обследования 304 дошкольников, вложить налоговые поступления в Национальный институт Психического здоровья.

Вместо «тревожных расстройств», обычно тесно связанных с другими расстройствами, 3-х и 4-летние страдают от «дефицита внимания».

Не теряющая присутствия духа Луби утверждает, что дошкольников необходимо защитить от грозящего психического заболевания, потому что их агрессивное поведение «может быть связано с социальными нарушениями и огораживаниями от сверстников, что ведёт к наступающему в последствии БДР».

Конечно, циники будут утверждать, что питьё молока тоже может предвещать БДР, и что агрессивное поведение характерно для дошкольников, делая заключения, что «социальные нарушения и огораживания от сверстников» дошкольников являются ничем иным, как «смехотворным учёным лепетом».

Но важней всего, каким в действительности является это «поведение» и «воздействие» на дошкольников, которым грозит развитие депрессии? И к чему такая спешка?

Связано ли это лечение с нейролептическими средствами производства Janssen и AstraZeneca, в каком случае БДР действительно следует рассматривать как необходимость употребления препаратов Risperdal или Seroquel? Или это как в случае с Ребекой Рили, которой в два года давали Seroquel, а в 4 года она умерла. И более поздний случай с Дестини Хагером, которого лечили Seroquel в три года?

Проявляется ли это «воздействие», как в случае с двумя усыновленными детьми Мирко и Региной Кеска из Кроуфордвиля во Флориде, о которых сообщалось в Miami Herald, которые были так напичканы нейролептическими препаратами, что семья просила представителя правительства Чарли Кристи об «ограничении химических препаратов» как о «необходимой мере»?

Руководитель департамента по вопросам детей и семей Джорж Шелдон впоследствии потребовал провести расследование смерти 7-летнего Габриеля Мейера, который умер в начале этого года от употребления похожих препаратов.
 
Ничего удивительного, что 3100 или 15,5 процентов из 20000 детей, находящихся на обеспечении у государства во Флориде употребляют психотропные препараты, официально прописанные им или нет, и такая же ситуация проявляется и в других штатах.

Неужели вы думаете, что частные проекты будут платить по $900 в месяц за фирменные популярные медикаменты, в которых нет никакой необходимости?

Неудивительно, что фармацевтические компании в государственных справочниках занимают так много «консультационных позиций», оказывая тайное влияние на выбор медикаментов.

Фактически, техасская компания Janssen в декабре обманным путём получила от государства миллионы с помощью своей «изощрённой и фальсифицированной маркетинговой схемы». Эта схема направлена на «сохранение позиции для медикамента Risperdal в государственном списке предпочтительных бесплатных медикаментов и в спорных медицинских актах, устанавливающих, какие препараты предназначены для взрослых и какие для детей в исправительных учреждениях штата».

Вдобавок к нескончаемым хождениям к должностным лицам в области психического здоровья и преподношения им выплат «благодарности», как об этом сообщает Dallas News, Janssen замаскировал средства маркетинга как научные исследования, включая «независимые» статьи, которые сами по себе ничего не представляют.

Задумайтесь об этом.

Марта Резенберг является внештатной писательницей, живущей в Чикаго.
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...