• Окситоцин - потенциальное лекарство от аутизма

  • Пятница, 2 июля 2010 года

Поиск лекарства от аутизма может привести к успеху только при условии всеобщей координации и междисциплинарных усилий. Чтобы выявить корни этого расстройства и помочь этим людям потребуется слияние «трех рек», питающих «бассейн» исследований. Необходимо поддержка на научном, медицинском и институциональном уровне, государственного финансирования и пропаганды сообщества аутизма.

Чтобы преуспеть, необходимы некоторые прогрессивные методы в дополнении к основным, а так же вмешательство на ранней стадии. Как и в случае с различными типами рака, необходим поиск лекарств, которые смогут сдерживать или устранять заболевания и нарушения в организме, вызывающие расстройства аутического спектра.

Такой была основная мысль послания доктора Эрика Холландера, председателя консультативного совета Международного центра исследования аутизма (ICare4Autism), когда я брал у него интервью зимним морозным днем.

Последние два десятилетия Холландер, посвятивший свою жизнь разгадке тайны аутизма являет собой образец самоотверженности. Его неврологическое исследование детей-аутистов стало примером междисциплинарного сотрудничества в научном сообществе. Как и в большинстве медицинских исследований на изучение и составление итоговых отчетов ушли годы.

Предмет, которому он уделяет пристальное внимание, на первый взгляд кажется прозаичным – окситоцин (известный как «гормон любви») и его связь с аутизмом. Но иногда, маленькая, казалось бы, незначительная деталь может привести к чему-то гораздо большему. Даже такая абстрактная концепция как доверие имеет свои корни на биохимическом уровне.

Окситоцин является пептидом - цепочкой аминокислот, входящих в состав белков - естественных для мозга большинства млекопитающих.

«Окситоцин синтезируется в лимбической коре мозга, которая отвечает за эмоции. Она активизирует социальную память, усиливает ощущение отдачи», - говорит Холландер. «Мое исследование окситоцина было поэтапным: от изучения действия окситоцина на животных и до возможности его применения на людях».

Первые исследования окситоцина были проведены на полевках - грызунах, родственных леммингам. По ходу исследования полевок разделили на две группы, которые Холландер определил как: «асоциальные и имеющие ярко выраженную социальность и сильные парные связи». «Асоциальные полевки выражали протест, издавая громкие звуки, - сказал Холландер. - Но если им вводили окситоцин, их поведение стабилизировалось».

Дальнейшие испытания проводились и на других животных в лабораторных условиях в течение 90-х, и их результаты были сходны с полученными на полевках. Затем Холландер начал проводить эксперименты, изучая потенциальную пользу окситоцина для людей, больных аутизмом.

«Окситоцин усиливает социальную память, - заявил он с воодушевлением. - Удивительно, насколько хорошо он работает».

Чудо с гормоном заключается в том, что он, кажется, может не только сделать из асоциальной личности общительного человека. Холландер упомянул о недавнем исследовании, в котором применялась терапия окситоцином на молодых совершеннолетних людях, страдающих аутизмом. Помимо улучшения социально-познавательной способности, стало менее выраженным и их характерное поведение - повторяющиеся движения и раскачивание тела.

«Одна доза позволяла сохранять улучшения в течение двухнедельного периода», - сказал Холландер.

Холландер так же планирует увеличить количество исследований, чтобы «расширить базу данных молодых совершеннолетних аутистов». «Нам нужны доказательства того, что окситоцин оказывает лечебное действие».

Этим летом по дороге в Иерусалим на Международную конференцию по аутизму-2010, он примет участие в выставке организованной ICare4Autism. Он также является председателем научно-методического совета по некоммерческим организациям.

Автор Джеймс Оттар Грандвиг - журналист, живущий в Нью-Йорке, ребенок которого страдает аутизмом.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...