• Его величество, Сердце

  • Epoch Times Украина | Великая Эпоха
    Понедельник, 4 января 2010 года
На 18-й день после зачатия в крохотном, не больше горошины
комочке клеток, человеческом зародыше сердце начинает биться и уже не
останавливается до самой нашей смерти. Это, пожалуй, единственный
орган, который даже у самых отъявленных лентяев не увиливает от работы
и трудится в хорошем темпе.


Подумать только, у такого крохотули, как трехнедельный человеческий
эмбрион, у которого еще даже нет настоящей крови, сердце делает по
одному сокращению каждую секунду. Позже, когда ребенок уже родится,
пульс еще больше учащается, доходя до 140 сокращений в минуту. К
счастью, это кульминация, постепенно пульс становится реже, и у
взрослого человека его частота в покое в среднем равняется 76 в минуту,
возрастая при усиленной работе в два с половиной раза. В итоге за 100
лет человеческой жизни сердце успевает сделать около 5 миллиардов
сокращений!

Вечный двигатель

Когда вдумаешься в эту цифру, прежде всего, поражает, что сердце не
устает, и, пока здорово, легко справляется со своей работой, ни на
секунду (буквально ни на секунду!) ее не прекращая.

Чем же объясняется, что сердце может работать в таком темпе? Прежде
всего, само представление о том, что сердце трудится без передышки, не
совсем верно. Сердечная мышца тоже отдыхает и даже довольно часто, но
только очень маленькими порциями. Сокращение сердца длится примерно
0,49 секунды, и если человек в этот момент находится в покое, то после
каждого сокращения на 0,31 секунды наступает перерыв. На самом деле
время отдыха еще больше, так как не все отделы сердца работают
одновременно.

Сердечный цикл начинается с сокращения предсердий, желудочки в это
время отдыхают. Сокращение предсердий сменяется сокращением желудочков;
в это время отдыхают предсердия. Предсердия тратят на свое сокращение
примерно 0,11–0,14 секунды, и после каждого сокращения их отдых длится
0,66 секунды, что составляет в сутки всего 3,5–4 часа работы и около 20
часов отдыха. Сокращение желудочков продолжается несколько дольше,
около 0,27–0,35 секунды, а отдых 0,45–0,53 секунды. Следовательно, в
сутки желудочки сердца работают 8,5–10,5 и отдыхают 13,5–15,5 часа.
 

Чудесный водопровод

Чтобы справиться с такой колоссальной нагрузкой, какая выпала на долю
сердца, одного отдыха мало, нужно еще хорошо питаться, получать
достаточно кислорода. Поэтому у высших животных сердце имеет свою очень
мощную кровеносную систему.

Основная задача сердечно сосудистой системы – транспорт всего
необходимого во все уголки организма. Одни вещества плывут в крови сами
по себе, другие, главным образом газы, путешествуют на спинах
эритроцитов. В каждом кубическом миллиметре крови 4,5–5 миллионов
носильщиков. А всего их 35 000 000 000 000, самый большой караван на
свете. Размер эритроцитов ничтожен, всего 8 микрон, но если их
построить цепочкой, как ходят по пустыням верблюды, получилась был
ленточка, которой можно семь раз опоясать по экватору земной шар. А из
эритроцитов кита, самого большого существа на Земле, вероятно, можно
было бы составить несколько караванов, каждый из которых протянулся бы
до солнца.

Наша кровь совершает полный круг всего за 23 секунды, делая за сутки
свыше 3700 оборотов, и это еще не предел. У собаки на полный
кругооборот затрачивается 16, у кролика 7,5 секунды, а у мелких
животных и того меньше.

Может показаться, что появление строго замкнутой системы облегчило
работу сердца. Ничуть не бывало! Чтобы протолкнуть кровь через
капилляры и мельчайшие артериолы, нужна немалая сила. Хотя по мере
ветвления артерий их общая суммарная площадь сечения возрастает,
становясь в конечном итоге в 800 раз больше сечения аорты, по которой
кровь вытекает из сердца, сопротивление от этого только увеличивается.
Ведь у нас 100–160 миллиардов капилляров, а их общая длина равняется
60–80 тысячам километров. Известный русский физиолог И.Ф. Цион
подсчитал, что в течение человеческой жизни наше сердце успевает
совершить работу, равную усилию, которого было бы достаточно, чтобы на
высочайшую вершину Европы Монблан, на высоту 4810 метров, поднять
железнодорожный состав!

Даже у человека, находящегося в относительном покое, сердце в течение
минуты перекачивает 6 литров крови, а за день не меньше 6–10 тонн. В
течение жизни через наше сердце пройдет 150–250 тысяч тонн крови. При
этом человек похвастаться работой своего сердца не может.

В работе сердечно-сосудистой системы скрыто очень существенное
противоречие. С одной стороны, чтобы поддерживать кровоснабжение на
нужном уровне, необходимо создать высокое давление. С другой стороны,
чем выше давление, тем больше вероятность аварии. В любой момент
система может не выдержать. Если прорыв произошел в крупном сосуде,
быстрая смерть от массивной потери крови неизбежна.

Чтобы давление в системе не превысило нормы, существуют особые
контрольные органы – барорецепторы. Важнейшие из них расположены у
млекопитающих в дуге аорты, в каротидных синусах сонных артерий,
несущих кровь в мозг, в предсердиях и в окончаниях болевых нервов. О
малейшем изменении давления они немедленно сигнализируют в
продолговатый мозг. Восстановление нормального давления осуществляется
не столько деятельностью сердца, сколько с помощью сосудов. Стенки
мелких сосудов – артериол снабжены мышцами и легко изменяют свой
просвет. Сужаясь, они создают известные препятствия току крови и
вызывают тем повышение давления, но могут расшириться так, что давление
снизится до критического уровня и циркуляция крови нарушится.

Автоматизм

Оказывается, даже у взрослых животных сердце хотя и подчиняется
командам мозга об изменении характера работы, замедляя или, наоборот,
ускоряя свой ритм, но может вполне обходиться и без них. Говоря
фигурально, наше сердце работает по собственной инициативе,
особенность, которую мы как-то не ценим. Если в культуре тканей на
особых питательных средах выращивать волокна сердечной мышцы эмбриона,
они и в пробирке ритмически сокращаются, не ожидая ничьих указаний, и
просто не в состоянии жить не сокращаясь.
 
В сердечной мышце нет нервов, и приказы
распространяются просто по мышечным волокнам со скоростью 1 метр в
секунду. Для нормального сокращения предсердий такой скорости вполне
достаточно. Более крупным желудочкам сердца потребовалась более быстрая
система передачи команд – волокна Пуркинье, по которым возбуждение
распространяется в 5–6 раз быстрее.
Очень распространено ошибочное представление, что смерть обязательно
означает и остановку работы сердца. В действительности это не совсем
так. Русский врач Андреев сумел заставить сокращаться сердце
новорожденного ребенка спустя четверо суток после его смерти.

Несколько столетий назад об этом и не подозревали. Очень известного
врача императора Карла V Андрея Везалия, которому в числе немногих
ученых было даровано право вскрывать трупы людей, святейшая инквизиция
приговорила к смертной казни по обвинению в том, что он вскрыл тело еще
живой женщины. Только благодаря особому расположению наследника
престола Филиппа II этот страшный и к тому же несправедливый приговор
заменили покаянным паломничеством к святым местам на горе Синай и в
Иерусалим, во время которого, впрочем, Везалий и погиб.

Причиной обвинения крупнейшего ученого той эпохи и очень известного
врача явились сокращения сердечной мышцы у бесспорно умершей женщины,
которую Везалий вскрывал в присутствии многочисленных зрителей. Почему
ее сердце продолжало работать спустя много часов после смерти, сейчас
установить невозможно. В тот момент ни у кого из ошеломленных зрителей,
очевидцев этого страшного зрелища, не возникло ни тени сомнения в том,
что женщина была жива. Сам Везалий был убежден, что допустил
халатность, и считал вынесенный ему приговор справедливым.

Источник:
Узнать больше 

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...