• Погоня китайцев за наживой вынуждает животных совершать самоубийства

  • Олег Лотосов | Великая Эпоха
    Суббота, 19 февраля 2011 года
В последнее время всё большее внимание общественности привлекает широко распространённое в Китае жестокое отношение к животным. В этот раз неправительственные организации бьют тревогу по поводу прибыльного в КНР бизнеса – «извлечения желчи у живых медведей». Шокирующая история свидетеля красноречиво рассказывает об имеющейся проблеме.   

Фармацевтическая компания «Гуйчжэнтан» из провинции Фуцзянь одна из многочисленных китайских компаний, занимающихся извлечением желчи у живых чёрных медведей. Компания содержит 1200 медведей, и производит в год 4000 кг желчи, которая используется в китайской медицине.

Техника извлечения желчи у живых медведей существует в Китае более 30 лет, трудно даже себе представить, какие мучения при этом претерпевает животное.

Китайская газета The Time Weekly 18 февраля сообщила, что по данным сычуаньского филиала «Фонда защиты животных в Азии», в окрестностях города Чэнду есть кладбище, на котором захоронены бурые медведи, умершие от человеческой алчности и равнодушия. Кладбище постоянно расширяется, начиная с 2009 года там было захоронено 111 медведей.

Согласно статистике Фонда, главный офис которого находится в Гонконге, по всему Китаю в настоящее время около 7000 медведей подвергаются сбору желчи.

По данным Фонда, большинство таких компаний как «Гуйчжэнттан», находятся на северо-востоке Китая, а также в провинциях Сычуань, Юньнань, Гуандун, Фуцзянь, Шэньси, Чжецзян и других.

Медведей-доноров желчи держат в клетках шириной около 80 см и длинной 120 см. Те, что поменьше, могут немного двигаться в таких клетках, а крупные особи вынуждены страдать из-за слишком ограниченного пространства, подолгу находясь в одном положении.

Срок жизни таких медведей составляет 2/3 от срока жизни медведей на воле. Умирают они в основном от рака печени и нервных болезней.

В день из каждого медведя извлекают в среднем 50-100 граммов желчи, чистая прибыль от этого составляет 15 – 20 тыс. юаней ($2,14 – 2,8 тыс.) в год.

Примечательно, что сами компании стараются тщательно скрыть информацию о том, в каких условиях они содержат животных. Так, директор компании «Гуйчжэнттан» Цю Шухуа, после того, как Фонд обвинил их в жестокости по отношению к медведям, заявил: «У нас есть все соответствующие разрешения на нашу деятельность, выданные государственными инстанциями. Если вы выступаете против нашего производства, это равносильно тому, что вы против государства. Наши медведи очень здоровы и наслаждаются жизнью, как дети в детском саду».

Лу Ди, руководитель Союза защиты мелких животных Китая, профессор кафедры китайского языка в пекинском университете, сказал корреспонденту The Epoch Times, что китайские власти не запрещают заниматься извлечением желчи у живых медведей, из-за чего китайцам стыдно перед всем миром.

Шокирующий случай

Ниже приводится шокирующий рассказ, опубликованный на одном из китайских блогов, который поможет глубже понять беспокойство защитников животных.

Автор рассказа не написал название местности, в которой всё произошло, но приложил множество фотографий,  не оставляющих сомнений в подлинности этой истории.

«Мой друг попросил меня присмотреть за его медвежьей фермой, пока он будет в отъезде. В первую ночь по приезду на ферму, я долго не мог уснуть. Ветер доносил до меня странные звериные крики похожие на плач. Вдруг я услышал, шорох возле двери. Вооружившись веником, я тихонько подошёл к двери и резко распахнул её. На пороге я увидел медвежонка, который с испугом смотрел на меня. Я присел и позвал его. Он, покачиваясь, подошёл, стал на задние лапы, обнял меня и начал облизывать тёплым шершавым языком.
 
В этот момент послышались голоса. Услышав их, медвежонок быстро спрятался под кровать в моей комнате. Прибежали взволнованные сотрудники фермы и спросили, не видел ли я сбежавшего медвежонка. Я сказал, что он прячется под кроватью. Маленького медведя ловко поймали, грубо привязали за лапы к палке и унесли.
 
На следующий день бригадир Чжан стал показывать мне ферму. В большом помещении находилось шесть железных клеток, в каждой из них было по одному медведю, на которых были надеты стальные набрюшники.

Чжан пояснил: “Это для того, чтобы у медведя было удобней брать желчь. Сейчас вы увидите, как это делается”.

Двое рабочих подошли к клетке и начали тянуть за толстые веревки, идущие от набрюшника, которые сжимали медведю живот. От боли медведь громко заревел, а глаза его расширились так, что казалось, они вот-вот выскочат из орбит. Он начал биться и царапать пол. В это время из вставленной прямо в жёлчный пузырь трубки, в сосуд начала капать зеленая жидкость.

Через время рабочие ослабили верёвки, но потом снова натянули их. От боли у медведя из глаз покатились слёзы. Я больше не мог на это смотреть и вышел наружу.

Чжан вышел вместе со мной, а когда я не сдержался и высказал ему всё, что думаю о такой жестокости, он хладнокровно ответил:«У нас есть приказ, который надо выполнять, ничего не поделаешь».

Позже Чжан рассказал, что подобную процедуру, свидетелем которой я стал, с каждым медведем проделывают примерно два раза в день. Медведи в таком состоянии могут продержаться в среднем до 10 лет.

После его слов мне стало плохо. Я представил себе, что такую пытку бедным животным приходится терпеть более 7000 раз пока они не умрут.

Так как директор оставил меня за главного, я не мог покинуть ферму, хотя мне очень хотелось это сделать.
 
Я  вернулся в помещение, где были медведи. Четверо рабочих притащили медвежонка, с которым я познакомился накануне вечером. Похоже, что он узнал меня, взгляд его был наполнен надеждой. По команде Чжана сотрудники начали делать медвежонку операцию по введению трубки в желчный пузырь. Обычно анестезия в таких случаях не используется с целью экономии денег, поэтому резали по живому.

Обездвиженный медвежонок смотрел в потолок и громко выл. Его мать находилась рядом в клетке и сильно нервничала. Вдруг она неистово зарычала, и стала протискиваться через прутья, раздвигая их своим телом.

Увидев приближающуюся разъярённую медведицу, рабочие бросились врассыпную, а я просто не мог пошелохнуться от страха. К счастью медведица не обратила на меня внимания, она подбежала к своему детёнышу и стала облизывать сочащуюся из его незашитой раны кровь. Медвежонок издавал протяжные звуки, как будто умолял мать избавить его от мучений.

Вдруг медведица отчаянно заревела и наступила на горло своего детёныша могучими лапами. Он захрипел и стал биться в конвульсиях, а медведица не глядя на него, давила всё сильнее. На глазах у неё были слёзы. Наконец медвежонок затих навсегда. После этого медведица вонзила острые когти себе в живот, распорола его и вытащила так ненавистную ей трубку вместе с внутренностями. После этого она грузно упала рядом со своим детёнышем. Наконец-то её муки закончились».

«Фонду защиты животных в Азии» совместно с другими народными китайскими организациями по защите животных уже удалось добиться закрытия нескольких таких медвежьих ферм. С октября 2000 года они спасли 280 чёрных медведей, но многие из них уже были в таком состоянии, что наилучшее, что для них можно было сделать, это усыпить их.

     

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...