• Китайский пастор, свидетель резни на площади Тянь-Ань-Мэнь, заявляет о своем выходе из организаций КПК

  • Четверг, 8 июня 2006 года

4 июня 1989 года, когда случилась резня на площади Тянь-Ань-Мэнь, Сюй Юнхай закончил колледж и получил степень врача в отделе здравоохранения, больнице Хуйлун Гуань в Пекине. В то время Сюй Юнхай было 29 лет.

Сюй Юнхай, как представителю пекинской Церкви Гуаньваши, которой управляет Лю Фэнган, пришлось пройти через тяжелые испытания. Он, как и многие молодые прихожане, выходил на улицы Пекина. Они несколько раз ходили на площадь Тянь-Ань Мэнь, чтобы поддержать восставших студентов. Ночью, во время резни в Пекине, Сюй Юнхай сказал: «Я весь дрожал, потому что мне приходилось зашивать раны пострадавших студентов и невинных граждан до рассвета». Ниже следует рассказ о тех событиях.

«Пройдя через препятствия, мы достигли площади Тянь-Ань-Мэнь»

В 80-е годы, китайцев, которые исповедовали христианство было мало. Церквям Пекина только что дали разрешение на открытие и проведение еженедельного богослужения. На воскресное богослужение в церковь Гуаньваши приходило только около ста человек. Большинство посетителей составляли пожилые люди. Посещаемость более молодыми людьми оставалась низкой.

12 мая 1989 года, мы прошли по улицам Пекина во главе в Лю Хуаньвэнь, присоединившись к тем, кто поддерживал движение студентов университетов против коррупции. Мы шли от имени церкви и продолжали настойчиво продвигаться, так как нам приходилось прорываться через толпу народа, чтобы достичь площади Тянь-Ань-Мэнь. Как христиане, мы хотели выполнить наши обязанности перед обществом.

Лю Хуаньвэнь в то время был генеральным директором безопасности «Главной Автономной Ассоциации Рабочих». 20 мая в Пекине объявили военное положение. В ту ночь наша церковная группа в последний раз вышла на площадь Тянь-Ань-Мэнь.

Танки заполнили площадь Тянь-Ань-Мэнь

Я приехал на площадь Тянь-Ань-Мэнь в девять часов вечера 3 июня и стал свидетелем того, как первый танк въехал на Тянь-Ань-Мэнь. В это время несколько человек сообщили, что милиции и армия начали приближаться и заходят на площадь с западной стороны (с улицы Чаньгань). Я направился прямо на запад. С 10.30 до 11 вечера я ехал по дороге Сидань. Неожиданно все огни на улице погасли. Света вообще не было. Через десять минут я услышал звук выстрелов. Стреляли далеко от меня. Я знал, что это происходило где-то здесь, так как звук нарастал. Несколько фургонов остановились на дороге Сидань, так как заблокированные дороги не были освещены. Потом фургоны охватило пламя, они начали гореть. Все люди бросились к горящим фургонам.

Утром 4 июня 23 человека умерло в пекинской больнице почты и телекоммуникаций

Через некоторое время я увидел толпу людей, бегущих из Мусиди. Большинство жертв имели повреждения и истекали кровью. Они были шокированы и находились в панике от того, что армия и милиция ответила на их выход жестоким нападением. Большинство людей не знало как на это реагировать и были растеряны.

Я помогал тем, что переносил пострадавших в пекинскую Больницу почты и телекоммуникаций (больница Юдянь), которая находилась вблизи от Сидань. С полуночи до пяти часов утра 4 июня я пережил самые болезненные и незабываемые моменты в моей жизни.

В то время я видел нескончаемый поток пострадавших, которых привозили в больницу для срочной скорой помощи. Поврежденных переносили в задние палаты или передавали на попечение друзей, которые поддерживали их, или размещали их по всей больнице. На верхних и нижних этажах, внутри и вне больницы – пострадавшие люди находились везде. Двести-триста кроватей быстро заняли. Пострадавшие кричали от боли. Их тела были обезображены ужасными ранами и повреждениями.

Голос Сюй Юнхай полон пережитых страданий после воспоминания ужасных событий, случившихся в ту ночь.

У одного человека на руке была большая дыра, кость была сломана и торчала из плоти. Другой уже умер, пуля поразила его сзади в шею.

Одна сестра с братом прибыли в больницу вместе. Брат умер, так и не успев получить скорую помощь. Сестра плакала так горько, она очень сильно страдала …

Я также находился в состоянии огромной душевной боли. За то время, когда я покинул больницу, на следующее утро 23 человека уже умерли. Для меня эта ночь является очень болезненным воспоминанием, которое я хотел бы забыть. Кровь была на всей моей одежде, в крови были и все руки …

Зашивая раны пострадавших…

Я бы никогда не подумал, что в Китае, где правительство хвастается, что «армия компартии Китая (КПК) является армией, служащей народу» и «военные являются братьями и сыновьями народа», вооруженная армия откроет огонь по собственным соотечественникам. Мое сердце обливается кровью, поскольку я являюсь свидетелем правды об ужасной трагедии и жестокости, произошедшей на площади Тянь-Ань-Мэнь.

Я смог найти врачей, исполняющих свою роль в больнице Юдянь, и показал им свое удостоверение. Я был психиатром в больнице Хуйлунгуань и никогда не делал операции после окончании школы, а только во время практики в медицинском университете Пекина. Однако в то время там не было достаточно докторов, которые могли бы делать операции, поэтому я вызвался добровольцем. Меня распределили на зашивание ран.

Один за другим, я зашивал раны пострадавшим. Позже я помогал послеоперационным больным. За всю ночь шум выстрелов ни разу не прекращался. Слезы текли у меня по лицу.

В 5.00 утра я вдруг вспомнил маму. Она не видела меня всю ночь и поэтому беспокоилась. Я поспешил домой. Мама волновалась обо мне и моей сестре, она не спала всю прошлую ночь.

В следующие несколько дней каждый уже знал о том, что произошло. Многие больницы в Пекине спасли много жизней, но также многие жизни спасти не удалось. В течение этих дней мы видели вертолеты, снующие туда-сюда над площадью Тянь-Ань-Мэнь. Многие люди были брошены в тюрьмы.

Звуки выстрелов подорвали веру в КПК

Люди в Китае заплатили дорогую цену за события 4 июня. Таким образом, все мы начали осознавать правду. Все, о чем говорила КПК, было слишком хорошим, чтобы походить на правду. Она использовала красивые слова, но все ее поступки были противоположностью этим словам. Они говорили одно, а делали другое. Как люди могут продолжать верить КПК? Это было время, когда китайцы потеряли веру, которую они в то время питали к КПК. Они увидели, что КПК не может спасти Китай и не может изменить сердца людей. Люди начали отказываться от КПК. Многие начали посещать церкви и многие стали верующими в Бога.

В 90-х годах во всем Китае было несколько миллион христиан. В 2000 году их количество достигло почти ста миллионов. Этот быстрый рост за такой короткий период времени невозможно описать иначе, как чудесный.

В феврале 1989 года, когда я посетил церковь Ганваши, она вмещала только триста человек, позже — семьсот.

Ночью в четверг здесь проводилось богослужение для молодежи. Наибольшее количество составляло 30-40 человек, которые собирались ночью в четверг для богослужения.

После резни число посетителей значительно увеличилось. После 1994 года одно воскресное богослужение не могло вместить всех желающих. Поэтому в 1994 году число богослужений увеличили до 2-3 раз в день, чтобы каждый мог посетить церковь. В 2000 году количество воскресных богослужений выросло до пяти. Позже церковь снова расширила свою площадь, чтобы принимать более тысячи человек.

Выход из КПК и ее дочерних организаций

Мне 46 лет. Когда мы были молодыми, все мы искренне верили в КПК. КПК говорила, что коммунизм даст возможность каждому жить хорошей жизнью и жить богато всем вместе. Но реальность говорит нам, что сегодняшние вещи, происходящие в Китае, противоположны тому, что говорила КПК. Только те немногие, которые живут хорошей жизнью и пользуются особой привилегией, продолжают распространять пустые речи КПК, искренне полагая, что все это правда. Большинство людей сегодня в Китае живут неблагополучно, они становятся все беднее и беднее. Перечень проблем бесконечен, включая проблемы насильственного выселения, нехватки приемлемого жилья, потери земли фермерами, безработицы и нехватки образования. Сильное отличие между богатыми и бедными стало проявляться все более отчетливо в свете пропаганды КПК. Получить «новый» богатый капитал с помощью их денег? Нет. В прошлом капиталисты и их дети должны были пройти через упорную работу, прежде чем стать миллионерами. В сегодняшнем коррумпированном китайском обществе миллионеры и миллиардеры появляются неожиданно. Определенные группы людей забирают себе то, что народ заработал тяжелым трудом в течение многих лет. Эти группы ведут фривольный образ жизни и проводят свою жизнь в роскоши, ничем себя не ограничивая.

Все мы являемся жертвами слепой веры в КПК. В настоящее время, когда люди враждуют друг с другом, это считается обычным явлением. Мы, христиане, не можем этого допустить. Мы всегда боролись за права человека.

Когда я был молодым, я присоединился к организации пионеров. Я искренне верил в то, что КПК заботится о народе. В средних классах школы у меня было свое собственное мнение и мышление, поэтому я принял решение не становиться членом Молодежной организации КПК. Когда я начал посещать колледж в 1979 году, каждый в группе был членом КПК или членом Молодежной организации КПК. Я был единственным человеком, который ничем не был связан с КПК. В конце концов, из-за давления сокурсников и администрации КПК в моем колледже, у меня не оставалось выбора, кроме как стать членом КПК.

Я прочитал «Девять комментариев о коммунистической партии», читал на сайтах новости о выходе десяти миллионов человек из КПК. Коммунизм исчез в сердцах людей уже давным-давно. Сегодня я — верующий христианин, я также меня преследует КПК.

Тем самым я торжественно заявляю о своем выходе из молодежных организаций КПК.

Фэн Чанлэ. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...