• Ху Цзиньтао говорит одно, а полиция делает другое

  • Суббота, 18 марта 2006 года

13 марта - 26 день с тех пор, как китайский коммунистический режим незаконно похитил Оуян Сяожун.

Такое бессовестное поведение, открыто не признающее цивилизованные нормы и ценности, все еще существует, и никто не знает, когда этому наступит конец.

Пару дней назад мой приятель, юрист г-н Цай, проходил мимо площади Тяньаньмэнь, где его остановил переодетый полицейский. Полицейский не показал никаких документов и насильно, без всяких объяснений, обыскал его самого и сумку.

Цай сказал мне: "Я не протестовал, поскольку подобные вещи я обнаруживаю повсюду. Любой протест привел бы к тому, что соберется толпа зевак, и все уставятся на меня. Я также обнаружил, что всех, кто выражал хоть малейший протест по поводу обыска, тащили в стоящую неподалеку полицейскую машину, поэтому я предпочел проглотить обиду в кротком повиновении, чтобы избежать проблем!"

То, что было дальше, еще более потрясающе. Чиновник (предположительно полицейский, т.к. был одет в полицейскую форму) нашел в сумке г-на Цая какие-то документы и книги, содержащие юридическую терминологию. Полицейский  сказал ему: "Вам придется пройти с нами, т.к. мы нашли у вас в сумке эти правовые документы и юридические книги. Нам надо произвести дополнительную проверку!"

Адвокат Цай сказал, что он прямо не поверил своим ушам, т.к. эти книги не запрещены, и они открыто продаются в книжных магазинах. Он добавил, что в последние годы, когда проводились две крупных политических конференции, также, прямо на улице, проводили досмотр сумок и осуществляли допросы, но подвергались осмотру главным образом те, кто походил на подателей протестов.

Большинство пешеходов не подвергались досмотру. Обычно только тех, у кого находили документы со словами "демократия", "свобода" и "права человека", забирали для дальнейшего досмотра. Полицейский сказал ему: "Вам придется пройти с нами, т.к. мы нашли у вас в сумке эти правовые документы и юридические книги. Нам надо произвести дополнительную проверку!"

В этом году они, очевидно, увеличили список оснований для специального осмотра, чтобы охватить и тех, у кого имеются документы с правовой терминологией. Адвокат Цай сказал, что с тех пор, как он приехал в Пекин в 1997году, чтобы стать юристом, каждый год во время прохождения крупных политических конференций он проходил вблизи площади Тяньаньмэнь, чтобы посмотреть на происходящее.

В этом году три вещи потрясли его: "Во-первых, они, очевидно, ввели большое количество полицейских для проведения досмотра на улице. Во-вторых, внезапное увеличение количества людей, которых допрашивают. И в-третьих, площадь пространства, в пределах которого проводится уличный досмотр, была расширена вплоть до станций метро, остановок трамваев и автобусов, которые находятся недалеко от площади Тяньаньмэнь".

Днем несколько подателей апелляций из провинции Шааньси позвонили мне, чтобы сообщить, что они в то утро собирались придти ко мне в офис, чтобы задать вопросы по законодательству, но их насильно похитила полиция пекинского Комитета Общественной Безопасности.

Их привезли в полицейский участок Сягуань и допрашивали пять часов. Каждого из них обыскали и сфотографировали. Им задавали множество вопросов, от которых они не знали, плакать им или смеяться. Всем без исключения полиция заявила: "Гао Чжишен плохой человек. Каждый день он общается с большим количеством практикующих Фалуньгун".

На самом деле, эта полиция осаждает мой дом уже 124 дня, но пока еще не обнаружила здесь и не арестовала ни одного практикующего Фалуньгун. Податели петиций также сообщили: "Они все время спрашивали нас, не оказывали ли мы какую-нибудь финансовую поддержку адвокату Гао Чжишену, и пугали, что они посадят любого в тюрьму на несколько лет,  если обнаружат, что этот человек дал адвокату Гао хотя бы цент.

Один из них в шутку сказал мне по телефону: "Адвокат Гао, несколько дней назад Ху Цзиньтао в Большом Народном зале заявил, что он сочтет 'за честь служить народу и считает позором отказаться от народа'. Тогда полиция немедленно ответила на это упорной работой, чтобы отказаться от народа. Они слышат только половину того, что говорит Ху, и делают все наоборот. Ху говорит одно, а полиция делает другое".

Гао Чжишен. Специально для Великой Эпохи

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...