• Хао Фэнцзюнь объясняет, почему он сбежал из Китая (часть 2)

  • Воскресенье, 12 марта 2006 года

Записано со слов Хао Фэньцзюня

4. Пассивно став сотрудником Бюро государственной безопасности, он начал встречаться с людьми различных вероисповеданий.

В октябре 2000 года, для усиления политической стабильности, центральный Комитет КПК решил укрепить административную власть Департамента политики и безопасности в каждом Бюро общественной безопасности во всей области (т.е., департамент №1 в Бюро общественной безопасности Тяньцзна), и на более низком уровне - Бюро, и объединить его с «Офисом 610», чтобы сформировать Бюро государственной безопасности в том виде, в каком оно сейчас существует.

По иронии, хотя новое сформированное бюро имело административную власть городского бюро, очень немногие хотели присоединяться к нему. В то время произошла трагедия. Бюро потребовало, чтобы каждое отделение Бюро общественной безопасности использовало компьютерную программу, чтобы свободно выбирать имена из штата. Любой, кто был избран компьютером, должен был принадлежать новому, сформированному бюро. Иначе можно было считать, что этот человек потерял работу. К сожалению, я был отобран машиной и должен был присоединиться к этому бюро, в котором никто не хотел работать.

Для того чтобы поддерживать мою семью, я начал работать в заново сформированном Бюро государственной безопасности Тяньцзина, где проработал до февраля 2005 года, когда я смог убежать из Китая. Я был ответственен за вопросы Фалуньгун, и работал с другими видами цигун, которые были названы китайским правительством культами.

Позже, 3 октября 2001 года, команда наблюдения за сетью интернет Бюро общественной безопасности города Тяньцзина обнаружила, что некоторые практикующие Фалуньгун смогли соединиться с заграничным вебсайтом Минхуэй, прорвавшись через блокаду интернета. Они передали эту информацию милиции в «Офисы 610», ответственным за эти вопросы. Они попросили отделение №1 (департамент расследования) Бюро общественной безопасности Тяньцзина предоставить поддержку для наблюдения, слежки, тайного наблюдения и тайного ареста практикующих Фалуньгун. В конце года, это дело «103» было названо особым делом китайским Министерством общественной безопасности.

5. Мое сердце было разбито после того, как я стал свидетелем ужасной истории, случившейся с невинными матерью и дочкой.

В начале 2002 года правительство начало арестовывать людей, причастных к делу «103». Однажды были арестованы 79 практикующих Фалуньгун, а двое практикующих убежали. Одной из сбежавших практикующих была 13-летняя девочка по имени Сю Цзяо (Xu Ziao). Мама девочки по имени Сунь Ти была арестована, поэтому Сю стала бездомной в возрасте 13 лет. Одним февральским вечером 2002 года мне позвонили, попросив выйти на работу вместе с доктором, чтобы сделать осмотр практикующего Фалуньгун. Я поспешил на работу, и вел машину с девушкой-офицером, направляясь в тюрьму отделения Нанькай Бюро общественной безопасности Тяньцзина. Когда мы приехали в тюрьму, расположенную на дороге Эжвэй (Erwei Rd.), района Нанькай, я увидел Сунь Ти, сидевшую на столе в комнате для допросов. Глаза Сунь были сильно распухшими от избиений. Милиционера, который допрашивал Сунь, звали Му Жуйли (Mu Ruili), капитан дивизиона «Офиса 610» Бюро государственной безопасности. Му держал железный прут (диаметром в несколько сантиметров), с тряпкой, которая была в пятнах крови. На столе лежала электрическая дубинка высокого напряжения. Когда мы вошли в комнату, мы попросили Му уйти. Сунь разрыдалась и хотела показать нам раны. Я добровольно хотел выйти из комнаты, так как Сунь была женщиной. Сунь остановила меня и показала мне свою спину. Я был в шоке. Почти вся ее спина была черного цвета, и на ней было два пореза, длиной около 20 сантиметров, из которых шла кровь.

Через некоторое время, Чжао Юецзэн (Zhao Yuezeng), помощник директора Бюро государственной безопасности и директор «Офиса 610», прибыл туда. К моему удивлению, Чжао приказал мне не говорить об этом никому, и попросил меня и девушку-офицера забрать Сунь в госпиталь тюрьмы. В течение последующих 30 дней мы должны были доставлять лекарства для Сунь. Почти каждый день я слышал, как Сунь спрашивала о том, где находится ее дочь, и рассказывала нам, какими хорошими являются практикующие Фалуньгун. Мое сердце было полностью разбито. Я знал, что практикующие Фалуньгун - это хорошие люди, и я стал еще больше беспокоиться об ее дочери. 13- летняя девочка, которая потеряла своих родителей, даже не могла пойти к своим родственникам (за всеми ее родственниками наблюдали), как она могла раздобыть еду и место для ночлега? Я сожалел, что не воспрепятствовал тому, чтобы это произошло. У меня на сердце стало очень тяжело, и я заплакал.

Мне часто снились сны о том, что произошло с Сунь и Сю, и ужасная сцена, свидетелем которой я стал. Я потерял сон. Я находился в полном отчаянии в отношении будущего Китая и моего будущего, как милиционера.

Позже я услышал, что Сунь Ти была заключена в тюрьму на срок от 7 до 10 лет, и я не уверен, жива ли она сейчас.

Ли Хуа, Великая Эпоха
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...