• Что такое китайская коммунистическая «демократия»

  • Четверг, 15 ноября 2012 года
Утверждение о том, что коммунистический режим может иметь какие-либо демократические процедуры, на первый взгляд, кажется, довольно противоречивым. Но своеобразная форма голосования во время партийного съезда сильно отличается от того, к чему привыкли люди западного мира.

Глава компартии Китая Ху Цзиньтао выступает на открытии 18-го съезда компартии в Доме народного собрания в Пекине. Съезд проходил с 8 по 14 ноября. По его окончанию объявлены лидеры партии на следующие 5—10 лет. Фото: Feng Li/GettyImages.

Глава компартии Китая Ху Цзиньтао выступает на открытии 18-го съезда компартии в Доме народного собрания в Пекине. Съезд проходил с 8 по 14 ноября. По его окончанию объявлены лидеры партии на следующие 5—10 лет. Фото: Feng Li/GettyImages.

Съезд включает в себя обязательные идеологические тренинги, строгое распределение между избирателями обязанностей голосовать за того или иного кандидата, а также пристальное наблюдение за делегатами партии с различных регионов Китая. Результаты этих слежек регулярно докладываются высшему начальству.

Чэн Сяонун хорошо осведомлён об этом потому, что он отвечал за инспектирование делегации из провинции Хубей в 1987 году на 13-м партийном съезде. На данный момент Чэн живёт в США и работает экономистом. В своё время он был помощником Чжао Цзыяна. В 1987 году Дэн Сяопин уходил с поста главы Партии (по крайней мере, на бумаге) и Чжао был назначен генеральным секретарём компартии.

«Я жил вместе с делегацией в гостинице. Мы ели вместе, и каждый день я присутствовал во время их обсуждений. Моя работа заключалась лишь в том, чтобы слушать. Мне не нужно было говорить, но нужно было запоминать лица и подоплёку каждого человека, — сказал Чэн во время недавнего интервью. — Я должен был сообщать наверх, если кто-то говорил то, что не одобрила бы компартия».

Каждый день в 11 часов вечера к гостинице подъезжала машина, чтобы забрать письменный отчёт Чэна. Далее рапорт отправляли в Дом народного собрания (где проходит сам съезд партии), его обрабатывали, и на его основе составляли протокол. Протоколы печатали в 5 утра. К 7 часам они уже находились на столах членов Политбюро — высшей партийной структуры, куда входит около 20 человек.

«Об этом рассказала нам дочь Дэна Сяопина Дэн Жун», — сказал он. Чэна перевели на эту должность из отдела экономических расследований Всекитайского собрания народных представителей, законодательного органа компартии.

Помимо делегации, которую контролировал Чэн, было ещё около 30 других — по одной из каждой провинций Китая. В настоящее время на съезд партии раз в пять лет приезжают уже 40 делегаций. 2268 делегатов представляют различные избирательные округа партии.

Чэн говорит, что к каждой делегации был прикреплён такой же, как он, политический наблюдатель. Делегации останавливались в отеле, изолированном от внешнего мира. «Никому не разрешалось видеться ни с родными, ни с друзьями. За ними следили с утра до ночи», — говорит Чэн.

Съезд длится неделю. После политических встреч в Доме народного собрания делегаты получали отчёты и документы, которые по прибытию в отель нужно было изучать. Как и во времена Мао в Китае, они проходили через процедуру идеологической обработки, изучая современные концепции теоретиков коммунистической идеологии. «Они должны были прочитать это и выразить поддержку, — говорит Чэн. — Классическая для коммунизма политическая обработка».

Наряду с идеологической работой, делегатам рассказывали, как надо голосовать, зачастую с очень тонкими подробностями. «Людям поручали различные задания. Вы должны голосовать за чиновника А, другая группа — за чиновника Б. За кого голосовать, каждой делегации давали ясные указания».

У каждой делегации был свой партийный лидер, который лично отвечал за то, насколько правильно выполнялись задачи голосования. Его ожидали бы плачевные последствия, если его подопечные делегаты нарушили бы их. А у партии множество способов, как выявить «нарушителей», говорит Чэн.

«С середины 80-х годов установили электронное оборудование для голосования. А машины для голосования также выполняли функции наблюдателей, — сказал Чэн. — Каждому назначено своё место, поэтому компьютер, за которым вы голосуете, также наблюдает за вами, и, только попробуйте нажать неправильную кнопку — у вас будут большие неприятности».

В соответствии с отчётом, подготовленным консалтинговой компанией Practel Inc., со временем стали использоваться достижения информационных технологий. В отчёте написано: «В мае 2003 года делегаты съезда компартии обязаны были всё время носить с собой карточки с радиочастотными метками для идентификации. Их перемещение постоянно отслеживалось и фиксировалось».

Великой Эпохе не удалось найти второго такого политического наблюдателя, который выполнял или выполняет такие же задачи, как Чэн Сяонун, но сообщения последнего времени показывают, что такая практика продолжается, и, возможно, даже усилилась.

В свежей статье бывалого политического наблюдателя из Пекина Вилли Лэма есть подтверждения тому, что говорил Чэн: «Делегаты были обязаны изучать партийные материалы и принимать участие в совещаниях внутри строго охраняемого отеля. Им не позволялось встречаться с родственниками или друзьями или даже разговаривать по телефону на протяжении долгого времени, чтобы они не могли раскрыть государственные секреты. Об этом мне рассказали бывшие делегаты».

Были даже наблюдатели, которые следили за другими наблюдателями. «В одной из комнат отеля жил ещё один парень из министерства госбезопасности. Он был тайным агентом. Он должен был следить за мной», — уточнил Чэн.

«Куда бы я ни пошёл, он всегда следовал за мной по пятам. Его задача состояла в том, чтобы определить, не скрываю ли я что-то из того, что должно быть в отчётах», — добавил Чэн.

«Например, если двое делегатов в туалете говорили что-то плохое о партийных лидерах, то, предполагалось, что я должен быть там и слушать, а затем вернуться в свою комнату и всё записать. Если бы я этого не сделал, он настучал бы на меня», — рассказал бывший политический наблюдатель.


Мэтью Робертсон, Великая Эпоха
(Перевод с английского)

-----------------------------------------------------------------------------------------

Китайский режим переживает кризисЧитайте другие статьи по последним событиям в Китае в спецрубрике Великой Эпохи «Китайский режим переживает кризис». Аналитики по Китаю отмечают, что разгоревшаяся борьба за власть, вероятно, приведёт к реформированию политической системы страны. Проследите, как развивалась эта борьба в хронологическом порядке. Узнайте в лицо главных фигурантов борьбы за власть в правящей верхушке Китая. 

----------------------------------------------------------------------------------------- 
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...