• Новая идея Ху Цзиньтао: неминуемая американо-китайская война (Часть I)

  • Вторник, 25 апреля 2006 года

В июне 2002 года известный британский журнал опубликовал статью "Who is Hu" ("Кто есть Ху"), обращая внимание всего мира на нового лидера КПК.

Поднявшийся от "самого молодого члена постоянного комитета Политбюро" в 1992 году на XIV Съезде КПК до сегодняшнего лидера КПК, лидера партии, правительства и Вооруженных сил, Ху Цзиньтао остается загадкой для мира.

До визита Ху в США телеканал "New Tang Dynasty TV" ("Новая династия Тан") в своей телепрограмме "Insight into China" ("Понимание Китая") транслировали интервью с г-м Синь Хаонянь, в котором он поделился своим мнением по поводу визита Ху и американо-китайских отношений.

Ведущий (Линь Дань): Председатель КПК Ху Цзиньтао планировал свой визит в США на сентябрь 2005г., но его пришлось отменить из-за урагана Катрина. Характер визита Ху остается под вопросом до сегодняшнего дня. Несколько дней назад представитель Министерства иностранных дел Китая объявило, что Ху Цзиньтао осуществит официальный визит в США на государственном уровне 18-22 апреля 2006г.

Впервые Ху будет с визитом в Белом Доме как президент Китая. Но пока еще нет договоренности двух сторон по поводу характера визита Ху. Китайская сторона подчеркивает, что это "государственный визит", в то время как представитель Белого Дома Scott McClellan на пресс-конференции, состоявшейся 22 марта, говорит о нем как о "визите президента Ху". Подождем и увидим, какой прием окажут Ху Цзиньтао во время его визита.

Протокол приема откроет, какой это визит, государственный или нет. Протокол государственного визита предусматривает красный ковер на лужайке Белого Дома, залпы 21-й пушки, военный парад, собрание в Белом Доме и вечерний прием. По международной конвенции только президент государства может осуществлять государственный визит.

Какие причины породили дебаты между Китаем и США по поводу характера визита Ху? Почему США намеренно хотят, чтобы визит Ху был "государственным визитом"? В сегодняшней программе "Insight into China" мы будем освещать вопрос, касающийся изменений в китайской национальной и международной политике, а также изменения в американо-китайских отношениях. Нам кажется, что аудитория может прийти к своим собственным заключениям после просмотра нашей программы.

Ведущий: На XIV Съезде Центрального комитета КПК в 1992 г. Ху Цзиньтао, китайский лидер четвертого поколения, вошел в постоянный комитет Политбюро КПК. В 2002 Ху Цзиньтао стал преемником Цзян Цзэминя, получив пост Генерального секретаря КПК. В марте 2003 Ху Цзиньтао был назначен президентом Китая на X Национальном съезде. В сентябре 2004 Ху Цзиньтао заменил Цзян Цзэминя на посту председателя Центрального военного комитета КПК.

Как преемник, одобренный Дэн Сяопином, Ху Цзиньтао, в конце концов, оставил тень Цзян Цзэминя и стал обладателем высочайшей власти в партии, правительстве и Вооруженных силах Китая. Ху Цзиньтао занимает свой пост уже более двух лет. Какова политика, проводимая им за это время, политика, которая отличалась от политики предшественника?

Синь Хаонянь: Чтобы понять разницу между Ху Цзиньтао и Цзян Цзэминем, надо, во-первых, посмотреть на различные исходные условия, при которых эти двое пришли к власти. Для краткого обзора: Цзян Цзэминь взял власть в свои руки в 1989 в период так называемых "студенческих беспорядков". Он столкнулся с нестабильной политической ситуацией в Китае, а также с международным давлением.

Находясь под двойным давлением, Цзян точно сделал одну вещь — использовал коррупцию в управлении Китаем (также как вдовствующая императрица династии Цин) и направил все общество так, чтобы люди жили ради денег. Он использовал такой подход, чтобы быть уверенным, что народ не будет волновать политика и изменения в обществе, а также человеческие желания и потребности.

В международном плане он сделал все, чтобы удостовериться, что налажены хорошие отношения со всеми сторонами; используя государственную власть Китая, купил расположение международного сообщества. Поэтому он оставил Ху Цзиньтао коррумпированное государство. Это коррумпированное государство страдало от двух известных проблем. Одна из них – партия Цзян Цзэминя, которая двигалась к полной коррупции и полному упадку; вторая — коррупция КПК, привдшая к сильному недовольству народа.

Конфликт между партией и народом усугубился, и движение сопротивления стало распространяться все шире и шире. В то время в руках Цзян Цзэминя режим оставался "стабильным" на протяжении 15 лет, когда же Цзян передал власть Ху, режим вступил в исторический период нестабильности.

При возрастающих социальных конфликтах Ху Цзиньтао столкнулся с Китаем, который отличался от Китая при Цзяне. Если Цзян мог временно удержать режим от краха, то, когда Ху пришел к власти, режим переживал кризис жизни и смерти. На самом деле Ху Цзиньтао уже живет в тени угасающего государства, и он, возможно, станет лидером разрушенного режима.

После того, как Ху Цзиньтао пришел к власти, на арене идеологического контроля он применил политику "внутри затянуть, снаружи ослабить", как говорит об этом КПК. Внешнему миру он представляет себя как человека, который обеспокоен судьбой обычных людей; но что касается внутренних дел, он даже еще безжалостнее Цзян Цзэминя. Степень его контроля над мыслями людей, над Интернетом и его блокада свободы СМИ превзошли его предшественника.

За последние два года возросли также репрессии по отношению к практикующим Фалуньгун, вместо того, чтобы с передачей власти ослабить их или прекратить вовсе. Какая цель преследуется всем этим? Все это служит одной цели — спасти жизнь КПК и ее режиму.

Ведущий: Кроме строгого контроля и подавлений внутри Китая, что появилось нового в проводимой им международной политике?

Синь Хаонянь: Поскольку Цзян Цзэминь использовал государственную власть, чтобы купить расположение международного сообщества, как это сделала вдовствующая императрица, он оставил Ху несколько хороших возможностей для распространения вводящей в заблуждение пропаганды, обманывающей тех китайцев за границей, которые не знают правды, а также обманывающей лидеров и политиков западного мира, которые не знают Китая.

Но с точки зрения международных отношений самая большая проблема, стоящая перед Ху, проблема, которая не была решена ни Цзян Цзэминем, ни предыдущими лидерами, - это проблема Тайваня. При нем эта проблема усложнилась и ее стало труднее решить.

Ведущий: Но Тайваньская проблема должна быть внутренней проблемой. Почему Вы относите ее к международным вопросам?

Синь Хаонянь: Вы правы, говоря, что Тайваньский вопрос является внутренним делом. Но после 1949 г. дело стало международным, т.к. Китай разделился. Поэтому, хотя Тайваньский вопрос — внутренний вопрос, он также является и международным. Если китайцы хотят разрешить эту проблему, им придется столкнуться с беспокойством со стороны международного сообщества, которое "вмешается", даже, возможно, с помощью военных действий.

Все мы знаем, что у США с Тайванем подписано соглашение о безопасности, в котором оговорено, что США ответственны за безопасность Тайваня. От кого защищают США Тайвань? Не от КПК ли? Если КПК хочет посредством войны разрешить Тайваньский вопрос, не вовлечет ли это США? США должны вмешаться согласно договору о безопасности, заключенному с Тайванем. Это добавляет еще один фактор к вопросу о войне КПК с Тайванем, т.к. это, возможно, приведет к войне с США. Поэтому Тайваньский вопрос не просто внутренне дело Китая, это дело, которое приняло международный характер.

Ведущий: Тогда какую политику относительно Тайваня будет проводить Ху, как только придет к власти?

Синь Хаонянь: Во-первых, он применит тактику запугивания Цзяня, т.е. он будет продолжать запугивать Тайвань в надежде, что тот постарается угодить и объединиться с Китаем без требований демократии. Другими словами, из-за этого в Тайване установится диктатура, как в Китае, вместо того, чтобы он оставался демократической единицей. Существование Тайваньского вопроса означает, что националистическое желание китайского народа не удовлетворено и что КПК не может объединить Китай.

Неважно, какая политика будет проводиться в Тайване, по своему существу Тайвань представляется как одна из провинций Китая, провинция, в которой уже осуществляются демократические свободы. Если мы рассматриваем Тайвань как провинцию Китая в перспективе демократии, то Тайвань несомненно имеет некоторое позитивное влияние на континентальный Китай.

На сегодняшний день перед Китаем стоят два серьезных вопроса. Один из них — демократия, другой — национальное единство. Тайвань оказывает положительное влияние на первый вопрос, и "отрицательное" влияние на второй. По словам КПК, Китаю не нужна демократия, или демократия не подходит Китаю. Но поскольку они рассматривают Тайвань как часть Китая, как провинцию, имеется ли уже в Тайване демократия?

Выбирают ли президента Тайваня? Применяется ли в Тайване многопартийная система? Существуют ли в Тайване свобода слова и свобода печати? Поэтому позитивное влияние Тайваня помогает поднимать национальную и народную непоколебимость в континентальном Китае. Существование Тайваня означает, что Китай может стать демократическим, что у китайской демократии обнадеживающее будущее, что потребность в демократии у 1,3 миллиарда человек не является неправильной.

Объединение с Тайванем подходит диктатуре КПК. К тому же люди в континентальном Китае также хотят объединения, что сложилось исторически; объединение соответствует психологическому желанию и чувствам людей. Мы (в континентальном Китае) видим в Тайване надежду на демократию, а Тайвань продолжает отказываться объединиться. Это как сыпать соль на наши раны. КПК использует эти пагубные настроения и национальные настроения людей.

Она продвигает неверную установку на национализм, чтобы попытаться объединить Тайвань и китайцев, находящихся за рубежом, используя этот национализм для выражения своего стремления примкнуть к США и западному миру. Ху Цзиньтао унаследовал тактику запугивания по отношению к Тайваню после того, как пришел к власти. В прошлом году во время выборов президента Тайваня газета "People's Daily" опубликовала передовицу, в которой говорится о том, что Тайваньская независимость обозначает войну, а выборы Чэнь Шуйбяня означают независимость.

Это говорит о том, что если Чэнь Шуйбянь будет выбран, Тайвань будет стремиться к независимости, и мы будем решать "Тайваньский вопрос" с помощью войны. И что в результате? Чень был избран президентом на второй срок. В подобной ситуации запугивание не сработает по отношению к Тайваню, как, впрочем, и во времена Цзян Цзэминя. Поскольку Тайваньский вопрос не решен, он может повлиять на выживание КПК.

При теперешних обстоятельствах Ху Цзиньтао и его КПК должны приложить решительные усилия для разрешения Тайваньского вопроса на международном уровне. Это [делается] не для объединения Китая, но, как я уже сказал, чтобы спасти свои собственные жизни, поэтому КПК и ее режим могут пережить этот ключевой момент.

Ведущий: Помнится, вы раньше уже давали комментарии по Тайваньскому вопросу: "Коммунистический режим не осмелится напасть на Тайвань перед своей смертью; существует только возможность напасть на Тайвань, когда он будет умирать, и с ним будет покончено, как только начнет войну." А сейчас на какой стадии он находится?

Синь Хаонянь: Я придерживаюсь такой точки зрения уже многие годы — китайский коммунистический режим не осмелится напасть на Тайвань. По сути, моя точка зрения доказана уже во время правления Цзян Цзэминя (бывшего лидера режима); вторая стадия состоит в том, что возможность напасть на Тайвань наступит тогда, когда режим будет готов умереть сам; а третья стадия состоит в том, что с ним будет покончено, когда он начнет свое нападение на Тайвань. Сейчас хочу подчеркнуть, что после того, как Цзян Цзэминь завладел властью, настала вторая стадия развития Тайваньского вопроса.

Существует две причины, по которым я утверждаю, что он в прошлом не осмеливался напасть на Тайвань. Во-первых, это нападение на Тайвань дало бы китайскому народу шанс для свержения режима. За последние 20 лет режим проводит политику "главный приоритет поддержанию стабильности", проводимую Дэн Сяопином. Это значит, что надо избегать всего, что может вызвать социальные волнения или бунт.

Цзян Цзэминь сказал: "Перережьте горло всяческой нестабильности и социальным беспорядкам на их ранней стадии", что, на самом деле, показывает, чего больше всего боится режим. Если дело в этом, то есть ли что-нибудь кроме гражданской войны, что может породить большую нестабильность? В процессе осуществления своего стремления к демократии народ континентального Китая продолжает ждать шанса, походящей обстановки. Поэтому нападение на Китай означает, что китайский народ получит такую возможность, а также и подходящую обстановку.

В теперешней китайской армии уже несколько военачальников и комиссаров Командного Института Воздушных Сил были заключены в тюрьму и приговорены к смертной казни за предательство государства и шпионские действия в пользу Тайваня. При таких обстоятельствах, если самолет действительно поднимется, знаете ли вы, куда направит его пилот?

В 1999 г., когда Цзян Цзэминь запусти холостые ракеты на Тайвань, 89 молодых офицеров из военного округа Цинхай образовали "Народный освободительный фронт", который хотел использовать возможность, пока коммунистический режим нападал на Тайвань, чтобы инсценировать удачный военный ход, это стало историческим фактом, предупреждением истории.

Таким образом, если он не может решить Тайваньскую проблему одним ударом, если время, которое требуется для установления контроля над Тайванем с помощью военной силы, увеличилось, то наступит большая вероятность того, что разразится революция и возникнут трения в армии; большая вероятность того, что младшие чины офицеров, находящихся под сильным влиянием демократической идеологии, поднимут восстание в армии. Вот почему коммунистический режим боялся нападать на Тайвань во время правления Цзян Цзэминя.

В начале правления Ху Цзиньтао коммунистический режим не только не мог продолжать тактику, применяемую при Цзян Цзэмине, запугивание Тайваня войной, но, на самом деле, он боялся это делать. Однако когда власть перешла к Ху Цзиньтао, пришел конец правлению Цзян Цзэминя; режим уже достиг критической точки, грозящей его выживанию; неважно было, нападать или нет на Тайвань, смерть уже заглядывала в глаза — поэтому Ху Цзиньтао пришлось мыслить иначе, чем Цзян Цзэминю.

Это другие изменения, т.к. нападение на Тайвань дело рискованное, и при теперешних обстоятельствах для режима существует такой же риск, даже если он и не решится нападать на Тайвань, тогда, возможно, он спасет себя, напав на Тайвань. Люди склонны рисковать; когда партия или режим достигают стадии, где их выживание поставлено на карту, то это также будет фактором, приближающим к успеху при вычислении следующих шагов. Так получилось, что в данной ситуации режиму может прийти конец, если он нападет на Тайвань.

Однако, что, если он будет иметь успех, напав на Тайвань? Если он одержит победу, он сможет избежать кризиса, не так ли? Поэтому он хочет использовать шанс и развязать войну. Он наращивает свой военный потенциал, увеличивает боеспособность, чтобы одним ударом овладеть Тайванем, возможно за один день, два дня, три дня, самое большее за одну неделю. Он установит контроль над Тайванем еще до того, как гражданские силы или младший состав офицеров армии будут иметь возможность осуществить восстание.

И если он выиграет войну, то тем самым получит законную власть, которой у него никогда не было, и таким образом режим получит еще один шанс оттянуть "свой конец". Но эта проблема не такая простая. Как я уже говорил, Тайваньский вопрос – это ставший международным внутренний вопрос Китая. Это вопрос, напрямую касающийся всемирной супердержавы США. Если коммунистический режим, в конце концов, решит прибегнуть к помощи вооруженных сил в решении Тайваньской проблемы, что сделают в таком случае США?

В принципе, США должны использовать военные силы для защиты Тайваня. Если они вообще не будут защищать Тайвань, во-первых, они отступят от своего обещания, во-вторых, им это не выгодно, т.к. Тайвань — главная стратегическая база США на востоке. Он слишком важен в политической борьбе США с континентальным Китаем, поэтому вряд ли США не вмешаются в события, если Китай нападет на Тайвань.

Проблема только в одном: каким образом вмешаются США? Таким образом, если коммунистический режим нападет на Тайвань и США вмешаются, не приведет ли это неизбежно к войне между США и Китаем? Если между двумя странами возникнет военный конфликт по поводу Тайваня, тогда коммунистическому режиму стоит задуматься о последствиях такого сражения. Не надо недооценивать лидеров КПК. Эти люди выросли среди массовых убийств своего собственного народа и вооруженной борьбы за власть.

Не надо недооценивать того, что содеял Ху Цзиньтао в своей юности. Когда началась Культурная революция, он вел группу "Red Gurads" ("Красная охраны") из Университета Цинхуа, чтобы открыть стрельбу по посольству Британии. Не надо недооценивать деятельность Ху Цзиньтао, когда он был партийным секретарем Тибетского автономного округа. Он отдавал приказы подавлять так называемые тибетские гражданские бунты, не запрашивая инструкций у центрального правительства, и лично, надев каску, предводительствовал при наступлении на восставших.

Произойдет ли все так, как на то надеется Ху Цзиньтао? Если Тайваньский вопрос будет разрешен, если произойдет объединение Китая, неуверенное правление Ху стабилизируется и коммунистический режим, находящийся на грани краха, может продлить свое существование на некоторое время; он будет сначала думать о том, как урегулировать отношения Китая с США, если собирается напасть на Тайвань; что делать с последующим конфликтом с США, что также является войной США и Китая.

Неважно, какого масштаба была бы эта война, локальная или полномасштабная, это рискованный и чудовищный план коммунистического режима. Как он собирается победить в этой войне? Как он собирается одержать верх над США в конфликте с США, который возникнет в случае войны с Тайванем, как разрешением Тайваньского вопроса? Вопрос, как не позволить США вмешаться с помощью вооруженных сил в разрешение Тайваньской проблемы, становится важным вопросом для режима.

И этот вопрос связан не только с его планами по сохранению своей власти в Китае, но он также вызывает основательные изменения во взаимоотношениях с международным сообществом. Режим, наконец, находит решение — поскольку нападение на Тайвань может вызвать войну между США и Китаем, почему бы просто не заявить, что война между США и Китаем неизбежна. Поэтому заявление "война неизбежна между США и Китаем" становится новой стратегией, концепцией, которую Ху использует, чтобы контролировать Тайваньский вопрос после того, как он захватывает власть, принципиальная концепция.

Ведущий: 14 марта 2005 г. режим ввел "Закон Антираскола" на своей третьей сессии десятого Национального Народного конгресса. Этот закон состоит из десяти параграфов, а в параграфе 8 ясно сказано, "прибегать к "не мирным средствам" касательно вопроса по независимости Тайваня. В параграфе говорится: "В случае, если сепаратистские силы 'Тайваньской независимости' начнут действовать под чьим-либо именем или какими-либо средствами, чтобы отделиться от Китая или серьезные инциденты повлекут за собой отделение Тайваня от Китая, или если возможности для мирного воссоединения иссякнут, государство применит немирные средства и другие необходимые меры для защиты суверенитета и территориальной целостности Китая".

19 апреля 2006 г.

Линь Дань, Се Цзунянь и Чэнь Сювэнь. NTDTV
Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...