• Цензура: события, о которых не узнают зрители государственного телевидения Китая CCTV

  • Суббота, 19 января 2008 года
Китай. Когда журналисты государственного телевидения Китая CCTV загружают свои компьютеры, одним из первых на мониторе появляется объявление о том, какие темы нельзя освещать, пишет корреспондент ВВС в Пекине Майкл Бристоу.

Эти объявление обычно довольно кратки и неизвестно, кто их составляет, но в них содержится строгие инструкции по поводу того, как писать о событии.

Цензура настолько прочно вошла в повседневную жизнь Китая за времена правления коммунистической партии, что многие даже не считают возможным говорить о ней прямо. Как предпочитает говорить выпускающий редактор китайского портала Sohu, «я не считаю это цензурой. Для нас это постановления – и мы должны подчиняться постановлениям. Это как правила, которые лучше не нарушать». Но, как и следует ожидать в подобной системе, ни один журналист не может уверенно сказать, почему цензура сочла ту или иную историю «щекотливой».

Цензор, в свою очередь, тоже не знает, какими критериями руководствоваться, пытаясь лишь предугадать, каким может оказаться тот товар, который он продвигает, у которого имеется только название, как, например, «коммунизм» или «гармоничное общество». Всякий, кому доводилось изучать псевдонауку под названием «политическая экономия», знаком с подобным впечатлением.

Майкл Бристоу приводит примеры трех таких – весьма различных - событий, когда по поводу работы цензоров на CCTV можно ограничиться лишь фразой «No explanation». Причем эти события получили широкое освещение в китайской печати. 19 декабря журналисты получили уведомление о том, что им запрещается передавать в эфир материалы о смерти беременной работницы из семьи приезжих или, как их называют в китайской печати, мигрантов.

История эта началась, когда женщину доставили в пекинскую больницу из-за того, что, по словам ее мужа, было только простудой. Однако врачи заявили, что у нее пневмония и требуется срочно провести кесарево сечение. Муж, уверенный, что больница хочет выставить ему счет за дорогостоящую и ненужную операцию, отказался. Через три часа его жена умерла.

В кратком уведомлении, запрещавшем журналистам CCTV рассказывать об этой истории, не уточнялось, почему она является чувствительной, хотя здравоохранение – важная тема для рядовых китайцев. Многие подозревают, что врачи - с целью увеличить свою зарплату - выписывают дорогие лекарства и назначают ненужные тесты и лечение.

Через два дня цензоры CCTV были встревожены другим сообщением – о том, что материковый Китай запретил показ некоторых голливудских фильмов в своих кинотеатрах (на Гонконг и Макао такие запреты не распространяются). Цензоры решили, что об этом лучше вообще не упоминать. И снова в уведомлении ничего не говорилось о том, почему, хотя известно, что на какое-то время в торговле между Китаем и США возникли затруднения.

Третий репортаж, вызвавший проблемы с цензурой, касался обстоятельств гибели Беназир Бхутто через два дня после Рождества. Китай и Пакистан тесно сотрудничают, так что, возможно, правительство не хотело создавать дружественной стране лишние трудности. Конечно, вообще замолчать акт покушения невозможно, так что 28 декабря журналисты CCTV получили четкие инструкции, как сообщать об этом. Им предлагалось придерживаться только фактов, не связывая инцидент с внутренними беспорядками в Пакистане или упоминая о терроризме. «Старайтесь не вызвать огонь на себя. Старайтесь не оказаться вовлеченными во внутренние противоречия Пакистана», гласило уведомление. На этот раз журналистам было объявлено, откуда именно происходит это указание – из отдела пропаганды ЦК компартии Китая (КПК).

Эти три сюжета, как отмечает Дэвид Бандурски, исследователь из базирующейся в Гонконге организации China Media Project, занимающейся мониторингом прессы в Китае, только вершина айсберга. «Имеются все виды запретов и предупреждений в отношении всех типов репортажей и по самым разным причинам», - сказал он корреспонденту ВВС. Определенные вещи в Китае всегда за пределами допустимого, например, дискуссии о высших руководителях страны. Другие темы, как здравоохранение, образование и инфляция, плотно отслеживаются, поскольку способны вызвать противоречивые суждения.

К темам, перечисленным в репортаже Майкла Бристоу, необходимо все-таки добавить по крайней мере еще одну из общеизвестных ‘трех Т’ – Тибет (две другие - Тайвань и Тяньаньмэнь).  Связанные с Тибетом телевизионные репортажи внутри Китая явно подвергаются строжайшей цензуре, так что, казалось бы, нельзя отметить ничего из ряда вон выходящего. Однако независимый тибетский вебсайт Phayul.com рассказал о ситуации, когда CCTV стало угрожать прекращением прямой трансляции важного футбольного матча из Мюнхена (ФРГ).

12 января, когда мюнхенский клуб FC Bayern принимал на своем поле олимпийскую команду Китая, примерно 60 тибетцев и друзей Тибета по инициативе Мюнхенской группы поддержки Тибета (TIM) воспользовались возможностью публичной демонстрации национального флага Тибета. Собравшиеся на стадионе футбольные фанаты приветствовали тибетский флаг возгласами "Free Tibet!" и “Olli (Kahn) for Tibet!”. Только после того, как CCTV пригрозило прервать прямую трансляцию на Китай, демонстрантам пришлось свернуть флаги.

Едва ли стоит сомневаться, что по мере приближения Олимпийских игр информационное воздействие публичных акций, связанных с проблемой Тибета, серьезно усилится. Цензорам CCTV неизбежно придется допускать такие репортажи на эту тему, о которых раньше они просто боялись бы даже помыслить.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...