• Судьба человека. «Я никого не виню кроме себя»

  • Олег Лотосов | Великая Эпоха
    Суббота, 6 ноября 2010 года
Эта трогательная история из жизни одного из многих миллионов китайских крестьян, была записана кинематографистом, писателем и фотографом Чжаном Жэньцзе летом прошлого года.

Рассказ Чжу Шаоу, жителя одной из китайских деревень:

«Не знаю с чего и начать. Я не учился в школе, даже не знаю, как пишется моё имя. Сколько себя помню, мои родители постоянно болели и не могли работать. Жили мы впроголодь. Самые яркие воспоминания моего детства это дикий голод, который я испытывал каждый день. С девяти лет я начал работать в поле. Из-за бедности я смог жениться только в 28 лет. Когда мы поженились, у нас был небольшой двухкомнатный глиняный дом, который вот-вот развалится и кровать со старым одеялом. Увидев мою жену, родители обрадовались. Это был первый раз, когда я видел улыбки на их лицах.

Вскоре у нас родился сын. Мои родители из-за болезни уже практически не могли ходить, денег на лечение не было, но появление внука сильно приободрило их. Они с радостью заботились о нём. Это был второй и последний раз, когда я видел родителей улыбающимися. Когда сыну исполнилось два года, мои родители умерли.

После этого нам стало немного легче в плане пропитания и мы могли есть немного больше. Но длилось это недолго. Вскоре у нас родился ещё один сын и две дочери, то есть прибавилось ещё три рта. Я снова начал недоедать. Но у меня появился стимул жить. Мы тогда надеялись, что когда дети вырастут, они смогут помогать и нам станет легче. Но ждать пока они вырастут оказалось очень не просто. Чем старше они становились, тем больше нужно было еды. В нашем районе была скудная растительность, мало воды и земли, которую можно было обрабатывать. На земле кроме картофеля и кукурузы, практически ничего больше не росло. Голодные дети часто ходили в горы, ловили там насекомых и собирали съедобные травы, которые потом варили и ели.

Однажды к нам в деревню приехал некий человек и сказал, что хочет увезти моих дочерей туда, где они могли бы нормально питаться и жить. Дочерям моим тогда было 15 и 14 лет. Я не хотел их отдавать и тогда их просто украли. Хоть как отцу, мне было это неприятно, но я понимал, что там им будет лучше, так как хуже, чем они жили дома, уже быть не может.

У нас в семье убавилось два рта, и мы могли есть больше картошки.

Прошло полгода, дочери приехали проведать нас. Они жили в одной из деревень провинции Хэбэй. Они привезли еду, сказали, что там они не голодают и просили нас поехать с ними.

В то время мои два сына уже были подростками, я решил сначала построить им дом, чтобы они могли найти жён, а потом поехать жить к дочерям в Хэбэй.

Я занял у знакомых 500 юаней ($70), за которые должен был платить проценты – 5 юаней в месяц. На эти деньги я купил немного дешёвого материала, и мы всей семьёй построили 4-комнатный соломенный дом, каждому сыну по две комнаты. Мы хотели поскорее вернуть долг, поэтому старались много работать. В целях экономии продуктов, я каждый день ел всего по две картофелины. Но до необходимой суммы было ещё далеко.

Так и не вернув долг, мы с женой поехали к дочерям. Это было примерно в апреле 1994 года. Оказалось, что жили они не так уж и хорошо, но, по крайней мере, они не голодали и у них в доме было электричество. Мы стали жить вместе с ними.

Прошло полгода, мужья моих дочерей сговорились между собой и продали мою жену местному мужчине, который собрался на ней жениться. Такой поступок поверг меня в шок, я просто не знал, что делать. Я пошёл к тому мужчине и хотел забрать свою жену и уехать в нашу родную деревню. Но жена сама не захотела возвращаться со мной. Она сказала, что не хочет больше голодать. Как я её не умолял, она не изменила своего решения. Её будущий муж вытолкал меня в шею, обозвал голодранцем и велел проваливать к себе в горы и продолжать там нищенствовать. Со слезами на глазах я поехал домой.

Дома вместе с сыновьями мы решили приложить все усилия, чтобы вернуть взятый на постройку дома долг, за который уже набежали большие проценты. Только через 10 лет мы смогли собрать необходимую суму.

Я тогда думал, что вот поднатужусь ещё, затяну пояс, верну этот долг и моя жизнь немного станет полегче. Но когда долг был выплачен, я обнаружил, что мне уже за 60 лет, руки и ноги перестают слушаться и с каждым днём теряют силу. Но самое обидное было то, что мой глиняный дом к тому времени полностью развалился. Мне ничего не оставалось делать, как снова искать в долг деньги и строить ещё один дом. С большим трудом мне удалось занять 300 юаней ($42) с большими процентами и построить дом, больше похожий на соломенный навес. Под этим навесом я живу уже шесть лет, но до сих пор ещё не могу вернуть всю сумму долга, осталось ещё больше 100 юаней. 

Примерно в апреле 2008 года мне сказали, что моя жена лежит на горе позади моего дома. Я подумал, что надо мной подшучивают, но когда я поднялся на ту гору, то действительно увидел свою жену. Она наконец-то вернулась, промелькнула у меня радостная мысль. Но подойдя ближе, я увидел, что она полупарализованная и не может сама ходить. Вид у неё был очень жалкий и я расплакался.

Мы не виделись больше 10 лет и все эти годы я сильно скучал по ней и переживал, как она там живёт с другим мужчиной. Однажды я даже хотел поехать проведать её, но у меня не было ни копейки денег. Хорошо или нет ей живётся, чем я мог ей помочь, я даже себя мог прокормить с большим трудом. И разве не поэтому она ушла в дом к другому мужчине и согласилась работать у него?

Я позвал соседей и мы перенесли мою жену в дом. Она была очень больна, но у меня не было денег на лечение. Я мог только каждый день с болью в сердце смотреть, как она страдает. Она постоянно спрашивала, не выгоню ли я её, ненавижу ли я её. Я говорил, что она ни в чём не виновата, у меня нет ненависти к ней, я виню только себя. Я слишком беден, если бы она не голодала, то никогда не оставила бы меня. Я также не питаю ненависти на своих дочерей и их мужей, которые продали мою жену. Я не злюсь и на того мужчину, который забрал мою жену, а когда она стала бессильной и не могла больше работать, выбросил её, как ненужную вещь. Я не питаю ненависти ни к кому, кроме себя!

Прошлая зима у нас была очень холодной. Наш дом продувается со всех сторон, я очень переживал за жену, всё, что я мог это обнять её и согреть свои теплом. Но она всё равно сильно мёрзла, и несколько раз чуть не умерла от холода. Я ничего не могу сделать, ни построить тёплый дом, ни даже купить жене тёплое одеяло.

Мои сыновья такие же нищие, как и я. Всё наше хозяйство состоит из коровы и лошади. Самое ценное, что есть в доме, это кровать, которую я сделал, когда у нас родился первенец.

Сейчас здоровье жены с каждым днём становится всё хуже. Я несколько раз пытался занять денег, чтобы купить ей лекарств, но никто мне не хочет занимать, так как я старый и бедный. Я ходил в больницу, просил и умолял врачей дать хоть немного лекарств в кредит, говорил, что жена уже почти находится при смерти. Но они все беспокоились о том, что я не смогу вернуть им деньги и никто лекарств мне не дал.

Я часто смотрю на свою лежащую и стонущую жену и вспоминаю, как много лет назад мы поженились и как нелегко ей было жить со мной в такой бедности и растить детей. За всё это время я только три раза покупал ей одежду. Себе я не покупал одежду уже очень много лет. Я всё ещё берегу носки, которые надевал больше десяти лет назад, когда ездил к дочерям в Хэбэй, одеваю их очень редко. А обувь с тех же времён уже совсем износилась.

Я всё же благодарен своей жене, за её терпение, за то, что прожила со мной более 20 лет и за то, чем она жертвовала ради детей. Сейчас мне 68 лет, моей жене 63 года, со старостью жить становится ещё тяжелее.    

Жена просит меня принести ей немного топлёного сала, которое поможет ей от запоров, но у меня нет денег и нет никакой возможности достать его. Она злится на меня, но в ответ я могу лишь стоять рядом с опущенной головой. Я хотел бы выращивать свиней или кур и зарабатывать на них хоть немного денег. Но мне не на что купить даже одного поросёнка, а если кто-то и даст мне бесплатно, то я не смогу его выкормить. Земля у нас скудная, а денег на химические удобрения нет. В год урожай составляет около 200 кг кукурузы и более 100 кг картошки. Это практически всё, что мы едим вчетвером целый год. Свинья просто умерла бы от голода. Наверное, у нас такая судьба. Что толку об этом рассказывать…»    

29 октября 2009 года Чжану позвонил односельчанин героя этого рассказа и сказал, что два месяца назад его жена умерла, а сам он по-прежнему живёт в своём ветхом доме без окон и дверей, телефона и электричества…

Только по официальным данным китайских властей, более 250 млн. человек в КНР живут за чертой бедности.



Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...