• Сравнение: Рабство и извлечение органов у последователей Фалуньгун в Китае

  • Понедельник, 9 июля 2007 года

После шокирующих новостей об обнаруженном в китайской провинции Шаньси подземном кирпичном заводе, в которых говорится о детях и инвалидах, проданных в рабство для работы по 16-20 часов в день, я не мог не подумать об извлечении органов у живых практикующих Фалуньгун.

Как был обнаружен этот завод? Кто придумал этот ужасный план? И кто может в это поверить? Примите во внимание идеи, выдвинутые в статье “Китай больше не нуждается в романах”, написанной китайским писателем Яном Хэнцзюнем. Ян сказал, что многие критикуют его романы, говоря, что, по сравнению с беспокойной атмосферой в китайском обществе, они скучны и лишены воображения. Подобные комментарии послужили причиной того, что Ян перестал писать романы.

Действительность существования подземного кирпичного завода кажется ужаснее, чем любая ситуация, которую можно было бы себе представить. "Я писал романы в течение очень многих лет, так почему же у меня не хватало такого воображения? - спросил Ян. Почему я не мог вообразить такого отвратительно безжалостного заговора, который мог бы заставить плакать и кричать даже призраков?"

Вам нужно только посмотреть на тех, кто живет в "Новом Китае", или на выходцев из "Нового Китая". Эти люди были воспитаны на мыслях о цветущей нации, преуспевающем времени, великом возвышении нации или общественной гармонии. Как такие люди могут представить или поверить новостям о детях-рабах или об извлечении органов? Они только рассердятся, когда такая правда будет раскрыта. Как когда-то сказал известный адвокат-правозащитник Гао Чжишен, "есть только то, о чем он [коммунистический режим Китая] мог бы не подумать, но нет ничего, что он не мог бы сделать".

Хотя китайский коммунистический режим хочет нарисовать другую картину, "Новому Китаю" присущи такие понятия, как рабство на кирпичном заводе и извлечение органов. Какие еще черты характерны для этих ситуаций, кроме того, что все они являются ужасными преступлениями?

Шокирующее и наглое преступление

В обоих случаях используются подземные системы, недоступные для обычных людей. Рабы на фабрике были заключены в тюрьму в подземных пещерах, сложенных из кирпичей; в то время как практикующие Фалуньгун также содержались в тюрьмах под землей или в других неизвестных людям местах. Фабрика держала людей как бесплатную рабочую силу, тогда как по программе извлечения органов последователей Фалуньгун держат в качестве живого склада органов. В обоих случаях заключенных в тюрьму лишили достоинства и личной свободы, которые являются правом каждого человека. Вместо этого их тела стали собственностью других.

Жертвы

В число жертв на кирпичном заводе входили рабочие-фермеры, дети и умственно отсталые люди, слабые и забытые, которых общество отвергло. С другой стороны, жертвами извлечения органов являются последователи Фалуньгун как враги номер один, которые подлежат устранению Коммунистической партией Китая.

КПК сосредотачивает большую часть своего внимания на этом движении, пытаясь уничтожить его. Если говорить с точки зрения социального статуса, то сторонники Фалуньгун переносят более жестокие удары судьбы, чем слабые и незащищенные социальные группы общества.

Влекомые прибылью

В обоих случаях – и на кирпичном заводе и в программе извлечения органов – людьми, выполняющими эти ужасные планы, движет стремление к выгоде. Многие утверждают, что в коррумпированной среде Китая, склоняющей общество исключительно к погоне за богатством, такие бесчеловечные прибыльные предприятия, как вышеупомянутые, обязательно будут существовать.

Подземный кирпичный завод объединил в себе неустанные трудовые силы – рабов, которых принуждали работать по 16-20 часов в день, и небольшое количество надзирателей. Рабы получают только холодную воду и булочку в качестве пропитания, и когда они умирают от изнурительной работы, их заменяют новыми рабами. В результате перед нами – модель предприятия с практически чистой прибылью.

Что же относительно прибыли от программы по извлечению органов? На китайском веб-сайте по пересадке органов ясно обозначены цены предлагаемых органов. Одна печень стоит от 98 до 130 тысяч долларов. Одна почка продается за 62 тысячи долларов. Цена за сердце от 130 до 150 тысяч долларов. Цена роговой оболочки – 30 тысяч долларов. Для сравнения: прибыль от продажи органа из одного тела намного превышает прибыль от одного раба с подземного завода.

Под любым именем – преступники

Среди преступников, управляющих подземным кирпичным заводом, были работорговцы, поставщики рабов, полицейские и другие местные чиновники. Когда вся правда была раскрыта, Ли Фулинь, заместитель генерального директора Отдела общественного безопасности провинции Шаньси, заявил, что подземный кирпичный завод представляет собой злокачественную опухоль общества, с которой нужно немедленно расправиться. Высокопоставленные чиновники сыграли "положительную" роль, и некоторые из этих рабов были спасены.

А преступники, участвующие в программе по извлечению органов? В их число входят: медработники, совершающие преступления в трудовых лагерях, центрах заключения, тюрьмах и больницах, а также вооруженные силы. Кто из чиновников высшего ранга преступник в данном случае?

Это все еще не определено, хотя некоторые предполагают, что это дело высшей степени секретности среди чиновников коммунистического режима Китая. Однако мы точно знаем, что подавление Фалуньгун исходит от верхушки китайского коммунистического режима. Чиновники высшего ранга из КПК организуют это преследование, так на кого же мы можем положиться, чтобы спасти этих жертв?

Члены семей без вести пропавших

Некоторые из детей-рабов из подземных кирпичных заводов провинции Шаньси были спасены, потому что их родители неустанно трудились, чтобы спасти своих детей – естественная реакция, когда близкие в опасности. И все же по этой самой причине, после того, как ужасное преступление по извлечению органов было раскрыто, множество людей отказывались верить, что подобное злобное действо мог произойти. Они сделали следующее заключение: если так много людей пропали без вести, почему же члены их семей не искали своих близких?

Фактически, не то, чтобы их семьи не искали их. Китайский режим мешал любым попыткам глубже расследовать этот вопрос, как и всему, что касается репрессий последователей Фалуньгун.

Эта ситуация очень близка мне. В 2000 году я была арестована за то, что практиковала Фалуньгун. Моему мужу сообщили о моем аресте и заключении, но не сказали, в каком трудовом лагере я была заключена. В течение четырех месяцев он изо всех сил пытался определить мое местонахождение, но его усилия были напрасны; все, у кого он спрашивал, отказались дать ему хоть какую-то информацию.

Даже если он намеревался поставить все на карту, чтобы бороться и найти меня, не было никого, с кем он мог бороться. Государственные ведомства и их сотрудники твердо верят в то, что отчасти их работа состоит в том, чтобы убедить отчаянно ищущих людей, что, фактически, они сами виноваты в исчезновении своих близких, потому что были не в состоянии убедить их бросить практиковать по Фалуньгун.

В стране, которой управляет государственный терроризм, последователи Фалуньгун считаются одержимыми и диссидентами. Их семьи настоятельно выступают против того, что они занимаются Фалуньгун, и даже угрожают разводом или избегают их из-за того, что им сказали о Фалуньгун. Многие практикующие по Фалуньгун, которые поехали в Пекин, чтобы подать апелляцию в защиту Фалуньгун, загадочно исчезают.

Некоторые из членов семей практикующих не осмеливаются их искать, боясь, что сами разделят такую же ужасную участь. Им часто некуда пойти и не с кем разделить свою боль потери любимых и близких. В крайних случаях родственники последователей Фалуньгун даже вынуждены сотрудничать с местными властями в этом жестоком преследовании. Они способствуют заключению в тюрьму пожилых практикующих Фалуньгун, которые в конечном итоге часто там умирают.

Масштаб и уровень преступлений

Если сравнивать масштабы и уровень этих преступлений, считайте, что кирпичные заводы – это в большей степени неорганизованные действия независимых преступных группировок, в то время как программа по извлечению органов – тщательно выполненная операция, за которой стоит жестокое преследование, осуществляемое государством. Поскольку управление программой по извлечению органов происходит из самых верхов государства, она поддерживается высокопоставленными чиновниками, получая ресурсы от большей части государственных учреждений и помощь от многих высококвалифицированных людей, которые делают возможным быстрое сокрытие информации и уничтожение всех улик и свидетельств, доказывающих существование этого предприятия. Эти возможности не были доступны преступникам, управляющим подземными кирпичными заводами.

В результате, мир потрясен существованием подобных кирпичных заводов, но отказывается верить в программу по извлечению органов у последователей Фалуньгун. Особенно в Китае факты этого преступления были полностью скрыты в пределах страны, оставаясь, таким образом, неизвестными людям.

Что общего имеют два этих инцидента? Жертвы этих инцидентов в обществе не считаются за людей – они рассматриваются лишь как бесплатная рабочая сила или запас органов. При помощи насилия эти "человекообразные" становятся собственностью предприимчивых преступников. С таким менталитетом, если подземные кирпичные заводы могут существовать, не должно быть ничего удивительного или шокирующего в существовании программы по извлечению органов.

Народ так и не желает верить утверждениям о программе по извлечению органов – подобное злодеяние действительно шокирует человеческий разум, и многие мысленно просто не готовы поверить в эту хладнокровную действительность. И все же, когда однажды эти утверждения будут серьезно рассматриваться, и все факты и доказательства будут серьезно взвешены, людей замучит совесть, и они будут вынуждены подвергнуть сомнению собственные уровень нравственности и чувство правосудия.

Дженнифер Цзэн. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...