• Преступления китайского режима и наследие Холокоста

  • Четверг, 11 сентября 2008 года
Дэвид Мейтас, известный канадский адвокат, специализирующийся по защите прав человека и активно действующий по привлечению к суду нацистских преступников, прибыл в Израиль. В его руках дополнительные сведения о насильственном изъятии органов у практикующих Фалуньгун в концлагерях китайского режима.

"Мы продолжаем получать свидетельства о том, что в Китае происходит насильственное изъятие органов у практикующих Фалуньгун", говорит Дэвид Мейтас, один из наиболее известных адвокатов в области защиты прав человека в Канаде и во всем мире. Начиная с 2006 года, Дэвид Мейтас прикладывает усилия для того, чтобы довести до сведения общественности и людей, принимающих ответственные решения, результаты отчета "Кровавый урожай", одним из составителей которого он является. Мейтас, который посвятил значительную часть жизни тому, чтобы привлечь к суду нацистских преступников, прибыл в Израиль в качестве участника конференции по проблеме антисемитизма, организованной тель-авивским университетом.

Отчет "Кровавый урожай" был впервые опубликован в 2006 году, через несколько месяцев после того, как Великая Эпоха обнародовала факт насильственного извлечения органов у практикующих Фалуньгун, проводимого под покровительством китайского правительства. В процессе расследования, были произведены телефонные звонки в центры по пересадке органов в Китае под предлогом заинтересованности в покупке органов, особенно органов практикующих Фалуньгун, известных в Китае, как наиболее здоровые люди. В процессе этих телефонных разговоров врачи китайских больниц признали, что в Китае есть органы, извлеченные у практикующих Фалуньгун.

"Большинство наших старых доказательств были получены от правительства Китая и многие из наших новых доказательств также исходят от правительства Китая. В последнее время китайское правительство через телевизионный канал "Феникс" в Гонконге выпустило документальный фильм, целью которого является опровержение доказательств отчета "Кровавый урожай". В фильме интервьюируют людей, отрицающих то, что было ими сказано и процитировано в отчете.


Лу Гуо Пинг, один из тех врачей, который в телефонном разговоре проговорился о своем участии в извлечении органов, в фильме признает, что был такой разговор, признает, что его спрашивали об органах практикующих Фалуньгун, признает, что направил пациентов в другую больницу, но отвергает все остальные обвинения, имеющиеся в записи разговора. В записи телефонного разговора Лу сказал, что теперь он не может продавать органы практикующих Фалуньгун и направил пациентов в другую больницу.

"В фильме, снятом китайским правительством, он обвиняет нас в фальсификации распечатки, но у нас есть кассета-оригинал", говорит Мейтас и продолжает: "Вещи, которые он признает и отвергает, так переплетены вместе, что их нельзя разделить. По любезности китайского правительства у нас есть теперь "дымящийся пистолет" - признание в фильме, вдобавок к нашим распечаткам, показывающие, что этот человек причастен к извлечению органов у живых практикующих Фалуньгун".

"Китайское правительство пытается опровергнуть наши доказательства в такой нелепой форме, которая показывает, что им нечего сказать в противовес, собственно, они сами ставят себя в положение преступника", добавляет Мейтас.

Какова была реакция, когда Вы рассказывали правительственным чиновникам мира об извлечении органов?

"Некоторые поддерживают, некоторые получают шок, некоторые сомневаются, но ни у кого нет опровергающих свидетельств. Часть людей по политическим или экономическим причинам требуют доказательств, которые невозможно добыть. Они просят таких доказательств, которые приняты в их странах. Они, даже не делают попытки понять, что существуют трудности в сборе фактов в области преступления в стране с тоталитарным режимом, в которой документы засекречены и существует система запугивания. Это зависит от того, открыты люди или нет. Если они открыты, то они с нами. Если они закрыты, нам нечего сказать".

Почему центральные средства информации не освещают эту тему?

"Некоторые осветили, некоторые нет. У каждого есть свое особенное объяснение. У нас взяли интервью в CNN, но затем вернулись к нам и сказали, что репортажа не будет, так как они хотят равновесия. Для этого они хотят взять интервью у китайских властей, а китайские власти не хотят ничего говорить".


В Австралии Майк Скетеки написал статью, но его газета не опубликовала ее. Газета принадлежит фирме Firefox, которая принадлежит фирме Мердока. Мердок является владельцем «Феникса», создавшего документальный фильм китайского правительства, который пытался опровергнуть наш отчет. «Феникс» - это телевизионный канал в современном Гонконге, который пытается внедриться на китайский рынок. Здесь присутствуют деловые интересы, противостоящие цели нашего отчета.

Канадская телекомпания СВС показала документальный фильм, который рассказывает о нашем отчете. Китайское посольство потребовало от СВС не демонстрировать этот фильм. Поэтому СВС связалась с режиссером фильма и попросила внести изменения в фильм. Когда тот отказался, она изменила отрывки в фильме без его согласия.


Я вижу, что люди самостоятельно занимаются цензурой или подчиняются давлению китайского правительства, руководимые экономическими или политическими интересами. Иногда есть (у средств информации) ошибочное понимание понятия Равновесия, создающего ошибочную симметрию между правильным и неправильным и между нарушением прав человека и отговорками".



Что подвигнуло вас заняться вопросом извлечения органов?

«Я являюсь адвокатом по защите прав человека в международном масштабе, и это именно затрагивает права человека в мире. Причиной, которая вовлекла меня заняться этим в данной форме, является ужас происходящих событий, нерешаемость проблемы и то, что так мало людей делают что-то для обсуждения этих проблем. Я адвокат, у которого есть опыт в сборе аргументов, обобщении доказательств и представлении иска. Благодаря моему опыту, я могу выполнять дела, которые другие не делают».



Что подвигнуло вас заняться защитой прав человека?

«Несмотря на то, что я и моя семья не являемся жертвами катастрофы, я еврей, и я осознаю, что если бы победили нацисты, а не союзные страны, ни один еврей не был бы жив сегодня. Я чувствую, что я хочу сделать что-то, чтобы создать наследие Катастрофы и придать смысл гибели миллионов людей. Наследие, которое я хочу создать, это наследие по правам человека».


Дэвид Мейтас приложил много усилий, чтобы привлечь нацистских преступников к суду в Канаде. Он боролся за принятие судебным законодательством законов, соответствующих государству Канада, которые позволят лишить канадского гражданства нацистских преступников, которые получили гражданство обманным путем.

Почему так важно чтобы нацистские преступники предстали перед судом?

"Тому есть несколько причин. Во-первых, нет закона о сроке давности в случае убийства в Канаде и в большинстве стран. Во-вторых, это помогает представить доказательства суду, снова напомнить, что эти преступления, да, происходили. Если хотим сохранить живой память о катастрофе, мы должны думать о том, как это сделать, и это один из путей. Нужно собирать свидетельства и противостоять отрицанию катастрофы.

Мы также должны думать о возможных преступлениях. Были несколько случаев геноцида после катастрофы, и одной из причин того, что были такие случаи, явилось то, что преступления нацистов избежали наказания. Нужно дать понять всем, осуществляющим геноцид в мире: что это не важно где вы находитесь, и сколько времени прошло, вам не избежать наказания. Нужно образовать такую систему, которая будет напоминать потенциальным преступникам об этом. Мы делаем это не только для преступников, также и для жертв, и это дополнительный путь создать для них наследие. Усилие представить преступника перед судом не должно закончиться смертью убийц. Мы должны пытаться опубликовывать документы, опознавать ответственных и опубликовывать, кто ответственный.

Мы должны делать это для себя. Уклоняться от преступлений против человечества, это отсутствие человечности. Мы, люди, должны делать это ради себя, бороться с преступлениями против человечности".



Что дает Вам силу продолжать это дело?

"У многих людей есть чувство безысходности оттого, что нет ничего, что они могли бы сделать. С точки зрения каждого, это возможно так. Единственный путь, чтобы дела сдвинулись с мертвой точки, это когда много индивидуумов делают дела вместе. Можно сказать что-то похожее о правительстве в демократическом государстве: никакое правительство не выбирается одним голосом, какой смысл голосовать? Но, если все не проголосуют, не будет демократии. В действительности, группы личностей, массы личностей, которые действуют вместе, привносят изменения. Единственный путь заставить массы действовать, это когда личности один за другим начинают действовать. Мои усилия направлены не только на то, чтоб задействовать неправительственную сферу, но иногда, и правительства.

Я участвовал в этом деле уже долгое время и видел растущее влияние личных усилий в течение этого долгого времени. Я участвовал в борьбе с апартеидом, в борьбе против нарушений прав человека в советском союзе и в странах с фашистским режимом в Южной Америке. В то время, что я участвовал во всем этом, это выглядело как очень угнетающие режимы с глубокими корнями и личности, выступающие против. В итоге, люди, которые выступали против этих режимов, движимые твердой верой в свою правоту, остались, а угнетающие режимы исчезли. Мое личное мнение, возможно, сегодня люди не обращают внимания на то, что я говорю, но если то, что я говорю верно, в конце концов, именно эта твердая вера победит".

Гидон Бельмейкер. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...