• Отдавая честь Эдварду Макмиллэн-Скотту. Гао Чжишен о посещении Китая VIP-персоной Европейского Парламента

  • Воскресенье, 11 июня 2006 года

Эдвард Макмиллэн-Скотт, вице-президент Европарламента, находился в Китае в течение четырех дней, с 20 по 24 мая 2006 года. В течение его пребывания в Китае, он встретился с последователями Фалуньгун и планировал в встретиться с г-ном Гао Чжишеном, однако такой возможности у него не оказалось.

Впоследствии этот европейский политический сановник публично выразил свои взгляды относительно тех последователей Фалуньгун, которые пропали после встречи, о тенденции увеличивающегося количества людей, вышедших из Коммунистической партии Китая (КПК), а также о нынешней ситуации в Китае.

29 мая 2006 года г-н Гао Чжишен дал интервью «Великой Эпохе» и поделился своими мыслями об этой ситуации.

Корр: Здравствуйте г-н Гао. Могли бы вы поделиться своими мыслями по поводу того, что случилось после визита Китая вице-президентом Европарламента г-на Эдварда Макмиллэн-Скотта?

Г-н Гао: Прежде всего, я хотел бы выразить свое личное уважение к Эдварду Макмиллэн-Скотту. После того, как Конгресс США игнорировал резолюцию в поддержку моих усилий, я сделал несколько замечаний о правительстве США. Некоторые люди обвинили меня, будучи высокомерными и неблагородными: они не понимали меня.

Я хотел выразить ему свое уважение, если бы смог встретиться с ним лично, так как он беспокоится о большем количестве преследуемых групп, чем я. Все это имеет важное значение. Я буду выражать то же самое искренне уважение к тем политическим деятелям и правительствам, которые выберут такой же путь и такие же действия, что и г-н Макмиллэн-Скотт. Как я уже говорил до этого, одна из моих статей, это (преследование Фалуньгун Китаем) является не только бедствием, которое случилось с отдельной группой и людьми, но является позором и бедствием для всего человечества.

Решение проблем, перед которыми стою я, не ограничиваются только этим бедствием, так как китайский режим никогда не останавливается в своем преследовании против практики Фалуньгун с того времени, как я начал убеждать его покончить с этим преследованием, вместо этого создавая террор день за днем.

Корр: В прошлых нескольких интервью Вы несколько раз сказали: «Мне очень нравится Эдвард Макмиллэн-Скотт, этот европейский человек». Я могу почувствовать ваше искреннее уважение к нему.

Г-н Гао: Да. Страх перед террором господствующего китайского коммунистического режима принадлежит не только китайским людям. Простите за мою откровенность, но этот страх есть и у западных политических деятелей. Макмиллэн-Скотт, однако, отличается от них. Я должен высказать свое мнение – я вижу в нем стержень гуманности.

Как политический деятель и как вице-президент Европарламента, Макмиллэн-Скотт не использовал пустые политические слова для описания тирании КПК и жалкой ситуации относительно соблюдения прав человека в Китае. Это то, что меня больше всего восхищает. Он не использует обыденные дипломатические слова, чтобы описать нарушение прав из-за тирании КПК. Это то, за что я его больше всего уважаю.

В интервью г-н Макмиллэн-Скотт ясно сказал СМИ, что тирания КПК может кончиться через несколько месяцев. Это является очень обнадеживающим фактом, отличающимся от других суждений и точек зрения. Я всегда думал, что сегодняшнее время – это время, когда человек и бог существуют вместе в человеческом мире. Как политический деятель, Макмиллэн-Скотт, как и ожидалось, был очень разумен в своих суждениях. По моему мнению, его предсказание пришло по воле бога.

Когда я узнал о его выступлении на пресс-конференции, я сказал моей жене Гэнхэ, что через несколько месяцев или несколько лет после развала режима КПК, первое что я сделаю, это принесу две бутылки самого лучшего китайского шампанского и выпью вместе с ним!

Почему он так выделяется среди остальных? Среди всех западных деятелей только Макмиллэн-Скотт открыто выразил свое мнение о том, что КПК идет к своему краху, и он даже не старался скрывать свою точку зрения. В будущем мы можем еще увидеть, как влиятельны его выступления в нашем мире, вне Китая.

Корр: Макмиллэн-Скотт встречался с двумя последователями Фалуньгун во время его пребывания в Китае, чтобы изучить их личные истории, как жертв преследования КПК против Фалуньгун. Это — впервые, когда политический сановник делает такие вещи.

Г-н Гао: Макмиллэн-Скотт и я вынесли одно и тоже предсказание относительно развала КПК. Вдобавок мы вместе занимаемся какими-то общими делами. Когда Фалуньгун стал в Китае запрещенной практикой и когда я узнал, что практикующие Фалуньгун стали жертвами зверского геноцида КПК, я не колеблясь стал говорить правду общественности. Когда преследование КПК против Фалуньгун стало запрещенной темой в международном сообществе и когда все политические деятели во всем мире избегают говорить на эту тему, Макмиллэн-Скотт показал пример того, что нужно раскрыть преступления КПК против Фалуньгун. Это то, чем мы вместе занимаемся.

Он является первым высокопоставленным западным политиком, который лично встречался с последователями Фалуньгун в Китае, и раскрыл совершаемое преследование против них общественности и СМИ. Он объездил весь Китай, чтобы выявить наиболее жестоко подавляемые группы в Китае и изучить зверские факты преследования против практикующих Фалуньгун.

Он также обнаружил такую жертву, как г-н Ню Цзинпина (преследование Ню Цзипина является не единственным случаем. Я знаю Ню Цзинпина. Я также разговаривал с ним по телефону. Его жена тоже пострадала от жестоких пыток.) Он рассказал то, что узнал о преследовании против Ню Цзинпиня. Это действительно великий поступок. Он показал свое великое сострадание.

Он рисковал тем, что мог получить критику и нападки от своих коллег, западных политиков, которые замалчивают тему относительно преследования Фалуньгун, чтобы продолжить с Китаем экономические отношения. Он сделал это, чтобы высказать свое беспокойство относительно Фалуньгун, как наиболее жестоко подавляемой группы. В некоторой степени он находится под более сильным давлением, чем я.

Корр: Если у Вас была бы возможность встретиться с Макмиллэн-Скоттом, что бы Вы сказали ему?

Г-н Гао: Макмиллэн-Скотт видел некоторые факты действительной жизни в Китае и раскрыл правду об тиранической сущности КПК, также как и преследование Фалуньгун. Я надеюсь, что он будет продолжать говорить на эту тему. Он не является гражданским лицом, как я. Он – откровенный человек. Он говорил о Фалуньгун, наиболее жестоко подавляемой группе. Небеса и люди всегда будут помнить его!

Вдобавок, передайте, пожалуйста, мои пожелания Макмиллэн-Скотту. Я настоятельно рекомендую ему прочитать три моих открытых письма о Фалуньгун. Три письма являются моими сообщениями о расследованиях. Я также хотел бы попросить его о помощи. Так как он является человеком со статусом, у него много возможностей встретиться со многими западными политическими магнатами. Я надеюсь, что он пошлет эти три письма на английском, немецком и французском языках этим западным политическим деятелям лично им, чтобы они больше не поступались своей нравственностью и не имели бы никаких оправданий для дальнейшего замалчивания!

Я надеюсь, что западные политики серьезно рассмотрят согласно моральным человеческим ценностям вопрос о том, позволить ли Китаю проводить Олимпийские игры. Когда коммунистический режим преследует Фалуньгун и подавляет китайцев в их отстаивании прав человека, действительно ли это правильно позволить Китаю проводить Олимпиаду?

Мы можем сказать Макмиллэн-Скотту и другим западным политикам через него; тот год, когда Китай проведет Олимпийские игры, будет годом, когда положение прав человека будет находиться в самом худшем положении. Это является типичной тактикой КПК. Во время проведения этих Игр, миллионы китайцев будут лишены свободы, в том числе и непосредственно я.

Корр: Говорили, что Макмиллэн-Скотт планировал встретиться в Вами. Он был обеспокоен Вашей безопасностью после того, как пропали двое практикующих Фалуньгун, а западный переводчик был выслан. Конечно, имеются и другие очевидные причины, по которым он не смог встреться с Вами. Если бы Вы знали, что Макмиллэн-Скотт желает встретиться с Вами лично, Вы бы попытались встретиться?

Г-н Гао: Я бы попытался встретиться с ним лично независимо от опасности. В последний раз Специальный докладчик ООН по пыткам хотел встретиться со мной лично. Шпионы КПК пытались запугать меня и остановить от встречи, создав автомобильную аварию на дороге, однако они не могли удержать меня от желания встретиться с Манфрэдом Новаком.

На этот раз у меня не было шанса встретиться с Макмиллэн-Скоттом, двое практикующих, которых он встретил, сейчас пропали. Однако я верю, что он уже получил реальное представление о положении прав человека в Китае, даже страна, где находится ЕС похвалила его за «прогресс в защите прав человека». Я также слышал о том, что Макмиллэн-Скотт призвал спасти тех двух пропавших практикующих Фалуньгун, это – факт, перед которым мы находимся. Это то, что каждый, включая Макмиллэн-Скотта, ясно знает. Те двое пропавших является лишь крошечной частью вершины айсберга. В Китае ни один практикующий Фалуньгун не находится в безопасности.

Корр: Если Макмиллэн-Скотт будет иметь шанс снова посетить Китай, чего Вы ожидаете от него?

Г-н Гао: Если у него будет шанс приехать в Китай, я надеюсь, он испытает то, что значит круглосуточно находиться под присмотром шпионов. (Смеется) Новак был свидетелем того, что вокруг меня была огромная шайка шпионов. В то время, как я с вами разговариваю, на ступеньках моего дома находятся группа шпионов, мужчин и женщин.

Гао Лин. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...