• Нелегкий путь в Китае профессора Йельского университета

  • Пятница, 29 июня 2007 года

Исповедь, «удивительные воспоминания о становлении юноши в маоистском Китае», как назвала ее New York Times, недавно стала доступна западным читателям.

Ее автор, Кан Чжэнго, профессор Йельского университета, чудом спасся от ареста, запланированного органами общественной безопасности во время своей поездки в Китай. 15 июня он благополучно вернулся в США при содействии американского посольства.

Приключения в Китае, которые никогда не прекращались

Кан, конечно же, отнюдь не новичок в такого рода рискованных приключениях. Во время своей поездки в родной город в провинции Шааньси в 2000 году перед его возвращением в США полиция продержала его в заключении в течение трех суток.

Совсем недавно он опять поехал в Китай, чтобы навестить больную мать. После визита к матери он поехал к сыну в Шанхай, чтобы подготовиться к своему возвращению в США, однако с этого момента у него начались неприятности.

Кан рассказывает: «Днем 14 июня на пути к дому моего сына прямо у двери ко мне подошли двое мужчин. Они сказали: «Мы приехали из Шааньси, чтобы поговорить с вами». Я ответил: «Мы можем поговорить прямо здесь». Они сказали: «Будет лучше, если мы поговорим в гостинице». В это время один из мужчин попытался схватить мою руку. Я вырвался и вбежал в здание. Там я сразу же позвонил в американское посольство, в это время они колотили в дверь. Весь инцидент длился примерно полчаса».

Кан решил сократить время своей поездки. Двое мужчин продолжали звонить Кану и просили его поговорить с ними в другом месте.

Кан Чжэнго так описал эту ночь: «В 00:30 мне позвонили два раза. В телефонной трубке прозвучало: «Мы из полиции Шааньси. Почему вы не доложили нам о своем приезде?» Я спросил: «Разве я совершил какое-то преступление?» Он ответил: «Нет, но ваше поведение сегодня вызвало наше опасение. Ваш отказ разговаривать с полицией противоречит закону». Я сказал: «Странно. О чем я должен разговаривать с вами?» Он был в бешенстве: «Это ваш последний шанс, - и последние его слова были таковы. – Мы еще посмотрим».

Сопровождаемый представителем американского посольства, Кан, в конце концов, поднялся на борт самолета, направляющегося в США, и покинул Китай.

В настоящее время Кан преподает китайский язык в Йельском университете. В 1990-е гг. в Китае жизнь у него была достаточно нелегкой. В 60-70-е гг. он был отчислен из местного университета в связи со своими публикациями и радикальным мышлением. Как подробно описывается в его книге «Исповедь», он был приговорен к трем годам лишения свободы за письмо в библиотеку Московского университета с просьбой выслать копию книги «Доктор Живаго».

«Исповедь» была удостоена награды «За вклад в современную китайскую культуру», врученной Институтом современного Китая. Институт дал ему высокую оценку: «Богатство языка г-на Кана Чжэнго позволило ему преодолеть извращения и скудность, которыми страдает современный китайский язык. Он в некоторой степени пробудил наши чувства».

Недавно английская версия этой книги стала доступна широкой публике. Она также была названа «Книгой Времен» в New York Times от 13 июня. На следующий же день полиция Шааньси потребовала встречи с Каном, когда тот гостил у своего сына в Шанхае.

Кан упомянул: «Мой издатель, Norton Press, и друзья из Йельского университета – все они полагают, что Sunday Book Review – исследование, проведенное "Нью-Йорк Таймс", оказало сильное и позитивное влияние, которое могло стать причиной такой реакции. Я не уверен в этом. Я по-прежнему считаю, что, хотя инцидент в 2000 году был исчерпан, американское правительство вмешалось, чтобы гарантировать мое освобождение. Они [китайская полиция] все еще пытаются заполучить меня каждый раз, когда я возвращаюсь обратно».

Чем обусловлено такое внимание?

За последние 20 лет было издано огромное количество трудов, описывающих период правления Мао, которые были переведены на английский язык. Почему общество обратило такое большое внимание на книгу Кана?

Кан отвечает: «Я не рассматриваю себя как преследуемого. Я не рассказываю свою историю с чувством гнева или печали. Я никого ни в чем не обвиняю. Я просто пытался описать обстоятельства с некоторой долей насмешки. Возможно, именно это вызвало интерес американских читателей».

Кан считает, что китайский язык всегда был прекрасным и утонченным языком. Однако за последние 50 лет, начиная с 1949 года (когда коммунистическая партия захватила власть в Китае), народ был постепенно вынужден, сам того не осознавая, использовать ограниченные способы самовыражения, как в повседневной жизни, так и в письменной речи.

Кан сказал, что, исходя из этого понимания, он пытался писать как можно более разумно, чтобы содержание было близко к жизни и человеческой природе. Возможно, по этой причине «Исповедь» и приобрела такую популярность.

Ши Шань. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...