• Жертвы запрещённой веры в Китае

  • Четверг, 28 января 2010 года
 

Китай. Представители китайских властей неоднократно заявляли международному сообществу, что духовная практика Фалуньгун в КНР запрещена на основании законов страны. Однако, если посмотреть, как проходят суды в Китае, можно сильно усомниться не только в правдивости заявлений представителей компартии, но даже и в том, что законы в стране вообще имеют какую-либо силу.

Ниже приводится рассказ родственников одной из десятков тысяч китайских семей, которых постигла трагическая судьба из-за их духовной веры.

Супруги Сунь Дэцзян и Чжан Бинлань, проживающие в уезде Таньчен провинции Шаньдун начали заниматься Фалуньгун в 2004 году, то есть уже после начала репрессий и гонений сторонников этой практики со стороны правящей компартии.

9 июня 2009 года их 16-летняя дочь Сунь Синьцзюань взяла дома несколько листовок, рассказывающих о практике Фалуньгун и репрессиях, и отнесла в школу, где раздала их учителям и школьникам. Об этом сразу же донесли директору школы, который также незамедлительно передал эту информацию местному отделению «Офиса-610». В результате девочка в тот день сразу со школы поехала в отделение полиции.

После несколькочасового допроса с применением угроз, школьница рассказала, что листовки она взяла у мамы. После чего сотрудники «Офиса-610» и отдела государственной безопасности поехали к ним домой, и провели обыск. В результате обыска были конфискованы книги Фалуньгун, листовки и спутниковая антенна, с помощью которой можно было смотреть заграничные телеканалы, запрещённые компартией. Обоих супругов забрали в участок.

Сунь Дэцзян пробыл в заключении месяц, после чего его освободили под залог до суда. Их дочь власти на месяц отправили в класс «промывания мозгов». После возвращения домой, она каждый месяц обязана посещать «Офис-610» и докладывать там о своих мыслях по отношению к Фалуньгун.

11 ноября в суде уезда Таньчен прошло заседание суда по делу супругов. Двое пекинских адвокатов, приводя различные статьи законов и Конституции, доказывали, что их подзащитные абсолютно невиновны.

Основные моменты, на которых строилась их защита, состоят в следующем:

1. Фалуньгун не является еретической сектой. Когда адвокат спросил у стороны обвинения в лице представителя местной прокуратуры, есть ли какие-либо юридические документы, в которых говорится обратное, никакого ответа не последовало.

2. Обвинение в «препятствовании исполнению государственных и административных законов» не обосновано. Адвокат поинтересовался, каким образом эти последователи Фалуньгун препятствовали исполнению законов, в какой форме они это делали и какие цели при этом преследовали? Он также попросил предоставить доказательства этого. Сотрудник прокуратуры снова не смог внятно ответить на этот вопрос. Никаких доказательств представлено также не было.

3. В обвинительном заключении говорится, что подсудимые «обширно пропагандировали Фалуньгун и выставляли в неприглядном свете коммунистических лидеров». Адвокат спросил, как именно его подзащитные искажали «светлый образ» коммунистических руководителей и каких именно руководителей? И снова попросил представить юридические доказательства. Ни ответа, ни доказательств не последовало.

Далее адвокат продолжил: «По словам подсудимого, он начал практиковать Фалуньгун из-за болезни, которая быстро прошла в результате практики. Разве он не получил большую пользу от практики и именно поэтому пропагандирует её другим? Можно ли сказать, что поступая так, он совершает преступление? Разве такое обвинение не абсурдно?»

Когда адвокаты закончили свою речь, итогом которой было требование признать подсудимых невиновными в виду отсутствия каких-либо законных юридических доказательства вины, в зале наступила тишина. Молчал и представитель обвинения и судья. Пауза затянулась, родственники подсудимых приняли это за хороший знак, встали и поспешили к своим родным, чтобы обнять их, но охранники без приказа схватили супругов и поспешно вывели из зала, а судья нервно сказал: «Вернитесь на своё место, мы должны посовещаться».

На этом слушание закончилось, приговор объявлен не был, обвиняемых не освободили.

Только несколько дней назад наши источники сообщили, что судья приговорил Чжан Бинлань к восьми годам заключения, а её мужа Суня Дэцзяна к трём годам с отсрочкой исполнения наказания на 5 лет.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...