• Спасите мою жену и дочь

  • Лянь Хуа | Великая Эпоха
    Пятница, 31 декабря 2010 года
 

Правящая в КНР коммунистическая партия продолжает контролировать абсолютно все сферы китайского общества, включая и сознание китайцев. Она навязывает им «единственно правильное» понимание того, что хорошо, а что плохо, во что верить и во что нет, жестоко наказывая тех, кто пытается думать и определять свои ценности самостоятельно.

Ниже приводится письмо жителя уезда Хуанань провинции Хэйлунцзян, которое он послал СМИ за пределами КНР в надежде получить помощь и поддержку мирового сообщества, так как у себя на родине ему некуда обратиться за помощью.

«Скоро Новый год, за окнами метель и мороз. Но дома тоже не ощущается тепла. Я чувствую себя очень одиноко. Я очень тоскую по своей жене и дочери и очень переживаю за них.

Мою жену зовут Лю Фэнбин, ей 45 лет. Мы женаты уже более 20 лет. Она сирота и выросла в очень тяжёлых условиях. После нашей женитьбы она заболела холециститом. Болезнь постепенно осложнилась и она уже практически не могла заниматься домашними делами, сильно страдала от недуга весь день напролёт. Я любил курить, выпивать и играть в азартные игры. Всё это приводило к частым ссорам и в семье нашей начался разлад. Жена даже подумывала о самоубийстве.

Однако в 1998 году она познакомилась с духовной практикой Фалуньгун. После начала занятий с ней произошли колоссальные изменения. Она полностью преобразилась, у неё не только прошла болезнь, но и изменился характер. Она стала очень заботливой супругой, сама делала всю домашнюю работу и перестала ругаться со мной. Это всё произошло на моих глазах, я был просто поражён.

Однако наше вновь обретённое семейное счастье длилось недолго. В июле 1997 года Цзян Цзэминь (бывший в то время генсек компартии, – прим. ред.) развернул кампанию антипропаганды Фалуньгун и массовые репрессии сторонников этой практики.

Моя жена получила большую пользу от занятий, поэтому она не испугалась давления со стороны властей и поехала в Пекин с обращением к правительству. В то время из-за многочисленных апелляций со всех концов Китая, пекинский отдел по приёму обращений граждан перестал принимать заявления сторонников Фалуньгун, лишив их таким образом законного способа защиты своих прав.

Тогда Лю пошла на площадь Тяньаньмэнь и начала там выполнять упражнения Фалуньгун, выражая таким образом своё отношение к этой практике. Но её схватили полицейские и передали властям нашего уезда. Это было 26 июня 2000 года. В тот раз её продержали в заключении 59 дней, после чего потребовали у меня 5000 юаней ($714) в качестве так называемого залога и освободили её. Никаких официальных обвинений ей предъявлено не было.

Пока жена находилась в заключении, моя пожилая мать очень волновалась за неё и нашу семью. В результате она сильно заболела и через пару месяцев умерла.

1 декабря 2003 года моя жена поехала в соседнюю деревню, чтобы рассказать там людям о Фалуньгун и о том, что пропагандистские СМИ распространяют ложь об этой практике. Но в результате на неё кто-то донёс и её снова арестовали. В этот раз сотрудники органов безопасности ворвались к нам в дом и перевернули всё вверх дном. Они забрали книги Фалуньгун, компакт диски и фотографию основателя Фалуньгун мастера Ли Хунчжи. Во время обыска моя жена, которую привезли полицейские, была прикована наручниками к трубе. 16-летняя дочь Ван Дань хотела подойти к матери, но полицейские грубо оттолкнули её и пригрозили забрать в участок.

Жену увезли и продержали в заключении полгода. В течение этого времени к нам домой часто наведывались полицейские, угрожали и запугивали нас с дочерью. Всё это сильно подействовало на психическое состояние ребёнка и Ван бросила учёбу. Так как она была одной из первых по посещаемости учениц в классе, учитель часто звонил и уговаривал дочь посещать уроки, но в школу она больше так и не пошла. Некоторое время она была дома, а потом пошла подрабатывать в местный компьютерный класс.

13 декабря этого года моя жена с дочерью поехали в уезд Хуачуань навестить родственников. С этого момента я их больше не видел. Только через несколько дней мне с трудом удалось узнать, что их обеих забрали полицейские и в настоящее время они находятся в центре заключения Хуачуаня.

16 декабря я с родственниками, всего более 10 человек, поехал в этот центр, чтобы узнать о причинах ареста и увидеться с ними. Но к моему удивлению, нам не только в грубой форме отказались рассказать о ситуации, но не разрешили даже встретиться с ними. При этом никаких причин нам не назвали.

На встречу с нами вышла большая группа полицейских. Они постоянно снимали нас на видеокамеру. Начальник управления госбезопасности Дон Хуншэн на нас кричал и угрожал. Они даже хотели схватить меня. Я и без того был очень расстроен, их отношение для меня было настоящим ударом. Ведь они называют себя народными полицейскими, они призваны защищать народ, а они сами ведут себя, как последние бандиты.

Я каждую минуту и секунду думаю о моих родных и очень волнуюсь за их безопасность, мне очень больно и горестно на душе!

Я обращаюсь ко всем людям доброй воли, пожалуйста, протяните свою руку помощи и помогите освободить от страданий миллионы таких семей, как моя, которые стали жертвами этой ужасной трагедии нашей страны. Давайте вместе приложим усилия, чтоб остановить эти преследования людей, стремящихся возродить духовность и нравственность в своих душах!»

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...