• Разоблачение «наилучшего периода в области прав человека в истории Китая»

  • Четверг, 27 марта 2008 года
 

Ниже представлен рассказ человека, побывавшего в китайском трудовом лагере, в который он попал из-за своей принадлежности к последователям Фалуньгун..  

 

Я бы хотел рассказать о том жестоком обращении, которое мне пришлось увидеть и пережить самому в трудовом лагере Иньмахэ. Я это делаю, чтобы раскрыть фальшивые утверждения коммунистической партии о том, что «сейчас наилучший период в области прав человека в истории Китая».

Сразу по прибытию в трудовой лагерь власти заставляли нас учить правила поведения и инструкции для заключенных. Если мы отказывались, то нас жестоко избивали. Они очень старались заставить нас признать, что мы совершили преступление, и заставляли нас поклясться в преданности партии.

Их цель «реформирования» либо «промывания мозгов» равнялась тому, чтобы превратить живых людей в зависимых роботов. Чтобы достичь этого, чиновники прибегали к жестокому избиению, применению электрических дубинок, они отправляли нас в строгие дисциплинарные  подразделения, привязывали к «кровати смерти», на долгое время заковывали нас в наручники, лишали сна и запрещали пользоваться туалетом.

Когда я протестовал против такого обращения, меня отправляли в строгое дисциплинарное отделение, где двое уголовников по имени Ма Тинлинь и Чжан Лисинь должны были следить за мной круглые сутки. Наручниками меня приковали к кровати и запретили пользоваться туалетом. Я вынужден был облегчаться в подкладную посудину. Один из заключённых опорожнял посудину, так как я сам не мог встать с кровати.

Заключённым разрешалось делать со мной всё, что им заблагорассудится. Они били меня, и чаще это делал Чжан Лисинь (Zhang Lixin). Он защемлял мой нос до тех пор, пока слёзы не начинали катиться из глаз. Они били меня по лицу подмётками от обуви, жгли пятки сигаретными зажигалками. Они говорили, что при ходьбе после такой пытки я буду испытывать непереносимую боль, хотя никаких шрамов на теле не останется.

Начальник подразделения избивал меня электрическими дубинками. Охранник Чжан Тай  (Zhang Tai) делал то же самое. Начальник по политической части Гао Кэ (Gao Ke) бил меня по лицу до тех пор, пока из носа не пошла кровь. Мои руки и ноги были очень плотно прикреплены к четырём углам кровати с помощью верёвок и наручников. Грудную клетку тоже с помощью верёвок прикрепили к кровати так, чтобы я не смог сделать ни малейшего движения.

Однажды они вытащили из-под меня матрас и привязали к кровати лицом вниз. Избивая меня по ногам, они говорили: "Мы не сломаем тебе ноги, но отделим мышцы от костей". Через несколько дней после такой пытки мои ноги опухли и были налиты кровью. От малейшего прикосновения они жутко болели. Потом, чтобы ещё больше усилить боль, они сняли с меня брюки и приложили на ноги горячие полотенца. После постоянных избиений в привязанном к кровати положении в течение долгого времени я больше не мог сидеть.

Начальник по политической части Гао Кэ однажды сказал мне, что если бы я отказался от Фалуньгун и написал гарантийное заявление, то меня бы перевели из строгого дисциплинарного подразделения и сократили срок наказания. Более того, мне позволили бы надзирать за другими заключёнными. Я отказался, так как знал, что не сделал ничего плохого, занимаясь Фалуньгун и ведя себя в соответствии с принципами  "Истина, Доброта, Терпение".

Не сумев "преобразовать" меня, начальство решило отправить меня в подразделение № 7, где меня заставляли выполнять тяжёлую работу.

У практикующего Фалуньгун Сунь Чжигана (Sun Zhigang) случился нервный срыв, когда он в первый раз был заключён в трудовой лагерь. Когда его заключили в трудовой лагерь во второй раз, то начальство строгого дисциплинарного подразделения видело, что он ещё не совсем оправился от болезни, но продолжало над ним издеваться. Он спал на нижней кровати, и его руки были прикованы наручниками к кровати. Ему разрешали пользоваться туалетом только три раза в день и заставляли целый день сидеть на узкой деревянной доске. На завтрак, обед и ужин ему давали только лишь две маленьких булочки и две ложки овощей. Работа сверх нормы, лишение сна, скудное питание, различные ограничения, сделали своё дело - всё это вновь привело его к психическому расстройству. Руководство лагеря отказало ему в медицинском лечении.  Наоборот, они продолжали свои издевательства, что привело к ухудшению. Иногда они не позволяли ему пользоваться туалетом и заставляли испражняться прямо в штаны. Позже они заявили, что это практика Фалуньгун стала причиной его психического расстройства.

Практикующего Фань Дэсю (Fan Dexiu) наручниками приковали к полу одиночной камеры. Спустя два месяца, проведённых в этой камере, в результате отморожения он потерял несколько пальцев на ногах.

В 2003 году лагерное начальство приказало построить новую казарму для заключённых, вокруг здания положили зелёный дёрн. Они даже купили несколько спортивных снарядов и поставили их во дворе и в некоторых камерах. На первый взгляд несведущему человеку трудно представить зверства, творимые в этом лагере. И это до тех пор, пока он не увидит с десяток больших металлических клеток, часть арсенала, которую они прячут в углах. Только лишь заключённые, которых сажали туда и охранники, наблюдающие за жертвой, знали предназначение этих клеток.

В лагере организовали представление, в котором песни и танцы исполнялись заключёнными. Это представление показали в программе новостей по телевидению провинции Цзилинь. На самом деле, они запрещали практикующим Фалуньгун разговаривать друг с другом. За нами постоянно следили – когда мы работали, спали или пользовались туалетом. Когда инспекторы приходили в столовую, лагерное начальство приказывало ставить на стол мясные и другие блюда, чтобы всё это снять на камеру для создания фильма о жизни заключённых. Но стоило только лишь инспекторам уехать, как эти блюда немедленно убирали со стола, а на их место ставили суп с чёрствыми булками. Лагерное начальство также устраивало многочисленные  "технические обучающие занятия", связанные с сельским хозяйством и машинным оборудованием. Те, кто записывался на эти занятия, должны были платить за обучение. Лагерь награждал "учащихся " тем, что им сокращали срок наказания. Руководство лагеря устроило открытую церемонию и пригласило двух журналистов на занятие. Как только репортёры удалились, а заключённые заплатили за обучение, эти занятия отменили. На самом деле, это был просто способ, благодаря которому заключенные покупали себе сокращение срока наказания.

Однажды в лагерь приехала группа медиков, чтобы провести медицинский осмотр. Это выглядело очень подозрительно, так как лагерное руководство эксплуатировало наш труд и никогда не заботилось о нашем здоровье. Врачи взяли кровь на анализ. И когда стали известны результаты, то они разделили нас на две группы. Одна группа была здоровой и "пригодной", а другая "непригодной". Тех, кто был "пригоден", отправили в место, которое называлось гора Цинлун (Qinglong). После того, как стало известно об извлечении органов у живых практикующих Фалуньгун, мы поняли, что эти медики приезжали за органами!

В 2003 году в лагере стали показывать телевизионный сериал под названием "Жизнь невинна и чиста". Там были такие сюжеты, которые рассказывали о том, как охранник покупает торт на день рождения практикующему Фалуньгун. Мы все знали, что это было сплошной выдумкой. Об этом знали и охранники, однако, они продолжали заставлять всех заключённых смотреть этот телесериал. Когда я стал говорить о той лжи, которую нам показывали, меня отправили в строгое дисциплинарное отделение. И там я стал свидетелем жестоких пыток, которые применяли к практикующему Сунь Чжигану (Sun Zhigang).

В 2002 году другого практикующего по имени Сунь Шичжун (Sun Shizhong) из города Сунъянь (Songyuan) избили до смерти в трудовом лагере Иньмахэ (Yinmahe). С целью сокрытия преступления лагерное начальство запретило все свидания с заключёнными более чем на три недели.

Лагерный доктор, которого звали Ван (Wang) выбил зубы у многих людей, он также вставлял очень толстую трубку в нос практикующих, а затем тащил её то вперёд, то назад, и делал это до тех пор, пока трубка не становилась красной от крови практикующего. Заключённые должны были покупать ему сигареты и дарить подарки, когда вынуждены были обращаться к нему за медицинской помощью. Если они платили, то могли не ходить на работу, даже если не были больны.

Однажды после жестоких пыток, у одного практикующего начало останавливаться сердце. Когда доктор Ван увидел его, то сказал: «Если ты хочешь выйти отсюда, то скажи своим родственникам, чтобы они принесли мне 10 000 юаней, или же оставайся здесь и умирай, и забудь об освобождении". После того, как он ушёл, кто-то из заключённых записал его слова, остальные стали свидетелями и подписались под этим документом, который затем тайно передали семье того практикующего.

Семья обратилась в судебную комиссию. Начальник лагеря Гуо Цзуньпэн (Guo Junpeng) узнал об этом и сделал выговор доктору Вану. Он снял Вана с работы и на его место поставил другого доктора. Однако, некоторое время спустя, тюремное начальство восстановило доктора Вана на прежнее рабочее место.

Коммунистическое руководство лагеря не останавливается ни перед чем. Оно эксплуатирует и преследует невиновных людей. В результате преследований в этом лагере также скончался практикующий Ян Лидун (Yang Lidong) из города Сунъяня (Songyuan).

(имя автора не указано из-за возможности преследования)

По материалам сайта minghui.org

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...