Когда я учился в университете, одной из часто обсуждаемых тем между нашими студентами была тема о том, что у китайцев очень сильная рабская психология. Во время обсуждений многие склонялись к тому, что такая психология происходит из традиционной китайской культуры, в которой содержится послушание родителям, беспрекословное подчинение воле императора и т.д. Только через много лет я понял, что рабская психология у китайцев происходит совсем не из традиционной культуры (примерами этому могут служить Япония и Южная Корея), а из психологии которую сформировала китайская компартия (КПК).

Многие люди говорят, что китайцы «малоценные». Однако совсем не так, что китайцы с самого рождения уже являются «малоценными». Они становятся такими в результате воздействия на них насильственной политики угнетения, которую применяет КПК. На протяжении всей своей истории правления, КПК проводила много различных кампаний, в результате которых репрессиям подвергалось много невинных людей. При этом людей заставляли покориться своей участи в сердце и на словах и признать свои «преступления». При всём этом, они ещё должны были искренне публично благодарить компартию за её «великодушие». Например во время «Культурной революции» когда расстреливали многочисленных «контрреволюционеров», перед самым расстрелом их заставляли громко кричать «Да здравствует председатель Мао!» А те, кто по счастливой случайности выжил и были в последствии так сказать «реабилитированы», также искренне от всего сердца должны были благодарить компартию за её «доброту».

Китайской компартии необходимы именно такие люди, поэтому она и превратила китайцев в «рабов партии». У многих китайцев рабская психология уже стала частью их натуры и укоренилась очень глубоко, многие даже сами не осознают, что они являются рабами партии, стоящими на коленях.

Устранить эту рабскую психологию из сознания китайцев очень трудно. Недавно я разговаривал с профессором одного китайского института, о вопросе духовной практики Фалуньгун. Его реакция была такая же, как и у многих китайцев: «Фалуньгун - это хорошая практика, вы бы занимались ей дома и всё, зачем распространять листовки, рассказывать людям о преследованиях? Зачем заниматься политикой и быть против правительства? К тому же эти ваши действия создают большое давление членам ваших семей».

Я спросил этого профессора: «В нашей конституции написано, что мы имеем право на свободу веры. Есть ли свобода веры у последователей Фалуньгун? Является ли неправильным то, что они верят в истину, доброту, терпение (основной принцип учения Фалуньгун - прим. пер.)?» Профессор ответил: «Нет, в этом нет ничего неправильного». Тогда я снова спросил: «Полицейские ночью врываются в дома последователей Фалуньгун, среди которых много пожилых людей, и забирают их в участок, а потом отправляют в тюрьмы и трудовые лагеря, где их пытают и избивают, иногда даже до смерти. Правильно ли поступают власти в таком случае?» Профессор молча помотал головой. Тогда я задал следующий вопрос: «Тогда, если такие действия властей неправильны, то разве у последователей Фалуньгун в такой ситуации нет права высказать своё мнение?» Профессор сказал, что такое право у них есть. «А если такое право у них есть, то почему люди не подумают над ошибками политики правительства, а наоборот сразу же упрекают последователей Фалуньгун за то, что они рассказывают людям о реальной ситуации преследований?» - продолжил я. Профессор смотрел на меня удивленно с широко раскрытыми глазами. Я тогда закончил свою мысль: «Все эти мучения, которые терпят многочисленные семьи последователей Фалуньгун в Китае, созданы именно ошибочными действиями правительства, а не потому, что люди стали практиковать Фалуньгун».

Именно поэтому очень многие китайцы в Китае и за границей, которым компартия «промыла» мозги, как они могут после этого усомниться в правильности поступков правительства?! Китайцы слишком долго стояли на коленях перед партией, они не только привыкли стоять на коленях, но и уже считают, что такое состояние является самым нормальным, что так и должно быть. У них уже не осталось даже сознания встать с колен и тем более они не осмеливаются спросить правильно ли их такое состояние, и законно ли оно? Они не только сами не осмеливаются встать с колен, но и противостоят тем, кто всё же пытается это делать.

Американское издание Wall Street Journal 20 апреля 2000 года опубликовало длинную статью под заголовком «До самого последнего дня своей жизни г-жа Чен говорила, что совершенствование по Фалуньгун - это её право человека», в которой рассказывается о 58-летней последовательнице Фалуньгун Чен Цзысюй, которая погибла от пыток в китайской тюрьме. Эта статья привлекла большое внимание международного сообщества, а её автор Ян Йохансон получил за эту статью Пулитцеровскую премию.

Когда последователи Фалуньгун твёрдо продолжают говорить, что «практика Фалуньгун - это их право», КПК использует против них свои стандартные приёмы подавления людей, навешивая на них самые опасные в Китае ярлыки: «пытаются свергнуть правительство», «против партии» и т.д. Поэтому многие, стоящие на коленях, китайцы, вторят компартии, говоря: «Фалуньгун занимается политикой».

Проводя многочисленные политические кампании, КПК сломала позвоночник китайской нации, но её кровавые репрессии не могут поколебать последователей Фалуньгун. И именно это вызывает у КПК страх и ещё большую ненависть, поэтому она пытается внушить людям, стоящим перед ней на коленях, что Фалуньгун является их личным кровным врагом. И это всё только потому, что последователи Фалуньгун не такие, как те, кто стоит на коленях.

Несгибаемая воля и твёрдый, как сталь, дух последователей Фалуньгун станет новым позвонком Китая.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...