• Брат исчез в тюрьмах коммунистического режима Китая

  • Понедельник, 13 июля 2009 года
 

Китай. Хуан Ваньцин уже 6 лет не может узнать никакой информации о своём брате, которого арестовала китайская полиция из-за приверженности к духовной практике Фалуньгун. Хуан надеется, что брат его всё ещё жив, хотя и очень беспокоится за его судьбу.

Это было 20 апреля 2003 года, Хуан Сюн, которого несколько лет разыскивала полиция по всему Китаю, решил уехать из Шанхая. Находится ему там стало небезопасно – на улицах уже появились объявления о его розыске. Вечером он последний раз позвонил своему брату Хуану Ваньцину, проживающему в США, и сказал, что позвонит ему снова, когда будет в безопасности.

«Я так и не дождался этого звонка» – сказал Хуан Ваньцин в интервью нашему корреспонденту Джошуа Филиппу, хотя с того дня пошло уже 6 лет.

Узник совести

Оба брата начали практиковать Фалуньгун в 1996 году. В то время, в Китае был настоящий бум на эту практику. Согласно опросу, проведенному китайской государственной спортивной комиссией в 1998 году, на тот момент в стране насчитывалось более 70 миллионов приверженцев этого метода самосовершенствования.

Однако вскоре после того, как были обнародованы результаты соцопроса, правящая в Китае компартия во главе с Цзянь Цзэминем, начала массовые преследования сторонников Фалуньгун. В то время Хуан Ваньцин получал степень доктора наук в Айдахо (США). Хунана Сюна же арестовали во время начавшихся по всей стране первых облав. Его приговорили к 1,5 года заключения в исправительно-трудовом лагере.

«Он неохотно говорил об этом – рассказывает Хуан Ваньцин. – Я спрашивал его, он сказал, что там с людьми обращаются, как с животными».

Сюн говорил, что охранники зимой бросали людей в холодную воду. Избиение было обычным делом. «Есть правило – вспоминает слова брата Хуан Ваньцин – если не слушаешься их приказов, тогда они бьют тебя, и вызывают у тебя чувство безысходности и бессилия».

После освобождения Сюн должен был ежедневно отмечаться в местном полицейском участке, где его также заставляли предоставлять отчёты в виде записей своих мыслей.

«Это обычная практика в Китае – говорит Хуан Ваньцин – Если они увидят, что твои мысли отличаются от мнения правительства, то тебя могут посадить в тюрьму».

На вопрос «почему КПК против Фалуньгун?», Хуан Ваньцин ответил: «Это находится за пределами её контроля, поэтому она боится людей, которые живут по учению Фалуньгун».

Далее наш собеседник рассказал, что первые годы преследования Фалуньгун в Китае для многих были самыми тяжелыми. В это время все китайские СМИ были заполнены пропагандой против Фалуньгун. В такой ситуации полной информационной блокады, Хуан Сюн, как и многие другие его единомышленники, выходил и распространял листовки и CD диски, содержащие факты преследований.

Чтобы избежать ареста Хуан Сюн был вынужден покинуть свой дом и начать бродяжническую жизнь. «Это было не простым решением, так как у него не было денег» – продолжил Хуан Ваньцин.

В каждом городе, куда переезжал Хуан Сюн, он находил временную работу и временное жилье. Пока он был там, он распространял информацию о репрессиях. Когда местная полиция начинала активно разыскивать его, он покидал этот город и ехал в другой.

Поиски брата

Со времени исчезновения брата, Хуан Ваньцин испробовал разные способы, чтобы выяснить его судьбу. В частности он обращался к многочисленным конгрессменам, некоторые из которых писали письма в МИД КНР спрашивая информацию о местонахождении его брата. Но никаких ответов они не получили.

Через знакомых адвокатов в Шанхае Хуану Ваньцину только удалось узнать, что его брата арестовали, но где он находится неизвестно.

«Я все еще надеюсь, что мой брат жив» – сказал в заключении Хуан Ваньцин.

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...