• Почему современный Китай не сможет стать мировым лидером в XXI веке?

  • Вторник, 9 мая 2006 года

В настоящее время существует множество противоречащих друг другу мнений по поводу тенденций социально-экономического развития Китая. Многие ученые за пределами Китая строят положительные прогнозы развития этой огромной и неоднозначной во многих отношениях страны, в то время как экономисты, социологи и другие специалисты в самом Китае, за исключением тех, кто блюдет свои интересы, не уверены в том, что Китай развивается в верном направлении.

У китайских экспертов имеются серьезные опасения по поводу огромной роли аграрного сектора экономики, дефицита энергоресурсов, состояния системы социального обеспечения, прав трудящихся, несправедливого распределения богатства среди населения, противоречащего идеологии всеобщего равенства, провозглашенной самой компартией Китая. Налицо серьезные проблемы, не решенные на микроуровне. Однако невозможно говорить о полноценном развитии и прочном положении страны на мировой арене, если внутри остались неразрешенными столь сложные противоречия.

Мы часто читаем статьи зарубежных ученых, в которых они предсказывают, что Китай станет второй мировой державой в области экономики к 2030 году, приближаясь к США. Это предсказание несостоятельно по следующим причинам:

1) Это предсказание направлено слишком далеко в будущее, так как за 25 лет в Китае произойдут различные изменения; Китай — страна быстрых перемен. Тех экспертов, которые придерживаются таких взглядов, через 25 лет нельзя будет упрекнуть в неточных предсказаниях.

2) Даже если Китай станет крупнейшей экономической державой с самым высоким ВВП (валовой внутренний продукт), именно ВВП на душу населения, а не ВВП как таковой, является реальным показателем развитости государства. По статистическим данным Всемирного банка, ВВП Китая в 2003 году был равен US$1,4 трлн., при этом Китай занимал 7 место в мире, в то время как ВВП лидера — США, составлял US$10,9 трлн. Однако в США ВВП на душу населения в том же году достиг US$38 620, в то время как в Китае, первом по численности населения мира, — US$1 000. Кроме того, ВВП — лишь один из показателей, характеризующих социально-экономическое состояние мощного государства.

Первая слабая сторона китайской экономики — сильная зависимость от внешнего рынка

Сегодня Китай заявляет, что он самая большая в мире мастерская. Однако Китай производит большую часть продукции на внешний рынок, а не на внутренний. Поведение Китая в текстильной войне с Европой доказало его ненадежность и несостоятельность из-за сильной зависимости от внешнего рынка.

Доля государственного импорта и экспорта в его ВВП является одним из показателей зависимости государства от внешней торговли. За последние десять лет Китай увеличил объемы экспорта и импорта. В 2004 году ВВП Китая составил US$1,65 трлн., а объем внешней торговли — US$1,15 трлн., таким образом, соотношение внешней торговли к ВВП равно 70%. В 1978 году эта цифра составляла 10%. Разница в 60% поразительна, для сравнения: в США, Японии, Индии и Германии между 1980 и 2001 годами она составляла лишь 14-20%.

Все это доказывает, что Китай в процессе своего экономического возрождения возлагает большие надежды на внешнюю торговлю, как это делали в свое время «восточноазиатские тигры» — Гонконг, Тайвань, в настоящее время входящий в состав Китая, а также Сингапур и Южная Корея. По данной экономической модели иностранные инвестиции и международные экономические связи Китая основаны на экономической теории "сравнительного преимущества". Китай использует экономическую теорию «сравнительного преимущества», следуя которой Китай с его дешевой рабочей силой и дешевыми технологиями выпускает на мировой рынок, соответственно, более дешевую продукцию по сравнению с европейскими странами и США, тем самым, находясь в более выгодных условиях.

Только таким путем она может максимизировать эффективность международного разделения труда и выгодно использовать это для своего собственного экономического развития. Есть достоверные данные о том, что в Китае существуют трудовые лагеря, где содержатся работники, которым платят гроши или вообще заставляют работать бесплатно. Именно эти люди производят большую часть той самой дешевой, причем достаточно качественной китайской продукции, сутками работая в тяжелейших условиях.

Увы, эта модель хорошо работает для «восточноазиатских тигров», тогда как в Китае ее применение привело к серьезным проблемам. Вследствие этого, чрезмерная зависимость Китая от внешнего рынка не имеет себе равных в мировой истории экономики. Сингапур, Южная Корея, Тайвань и Гонконг пережили короткий период интенсивного роста и быстро сравнялись с развитыми странами по некоторым показателям. Экономическое положение этих стран или регионов было сначала очень низким. Мир также был свидетелем «экономического чуда» в процессе развития этих стран, а также появления такой экономической державы, как США, превратившейся в свое время из среднеразвитой страны в мирового лидера. Но США имеют относительно стабильный внутренний рынок с постоянным рыночным спросом. А в Китае из-за низких зарплат китайских рабочих уровень покупательской способности остается низкой, и потребительский спрос не удовлетворяется.

В Китае модель «сравнительного преимущества» не может быть успешно применена по двум причинам. Во-первых, рьяная погоня Китая за выгодами теории "сравнительного преимущества" ведет к перепроизводству и, как результат, производимая продукция становится слишком дешевой. Во-вторых, в Китае нет зрелого внутреннего рынка, который создает спрос, поддерживающий его экономику. Поэтому Китай вынужден продавать свою продукцию на иностранных рынках. Торговый баланс Китая составляет такую большую долю в мировых масштабах, что цены мирового рынка искажаются. Китай сконцентрировал свои торговые возможности на США, Японии и странах Евросоюза. Эти три региона составляют около 50% всего объема торговли Китая. Поэтому любые товары, которые Китай в большом количестве выкидывает на эти три рынка, будет оказывать давление, которое долго не выдержать.

Китай надеется на спрос со стороны внешнего рынка, чтобы поддерживать свою экономику и обеспечить работой свою дешевую рабочую силу. Такие надежды могут быть оправданы в течение некоторого времени, но в какой-то момент интересы Китая войдут в противоречие с интересами других стран. Текстильная война только начало таких трений, так как перепоставка товаров из Китая непременно приведет к перекосу рынка.

Вторая слабая сторона китайской экономики — слаборазвитая сфера потребления

Во время своего визита в Китай в октябре 2005 года секретарь Государственного казначейства США Джон Сноу дал Китаю ясный и полезный совет: меньше экономьте, больше тратьте.

На самом деле, Сноу не первый, кто привлекает внимание к данному вопросу. Начиная с 1996 года, когда общая сумма сбережений китайского населения превысила 3,8 трлн. юаней, компартия Китая провела тщательное исследование уровня сбережений населения. Многие годы они просили китайцев копить меньше и тратить больше, надеясь, что потребление будет стимулировать производство. Жилищная реформа, реформа медицинского страхования, реформа пенсионного обеспечения и коммерциализация системы образования – все это было организовано для увеличения затрат населения континентального Китая.

Но чем чаще проводили реформы, тем меньше становилось уверенности в будущем экономическом процветании. Сумма сбережений не уменьшилась. По данным Национального бюро статистики Китая, а также различных провинциальных и городских органов, китайское население копит деньги в основном на образование детей (36,5% всех сбережений населения) и на пенсию (31,5%).

Начиная с 1997 года, норма сбережений составляла 45% от ВВП. В 2004 норма сбережений возросла до 46%, где новые сбережения составили 1,34 млрд. юаней. Норма потребления показала устойчивое ежегодное понижение. Начиная с 1996 года, норма потребления была меньше 60%, за исключением 1999 и 2000 гг. В 2004 году этот показатель снизился до 53,6%. Для сравнения, в Японии наибольшая норма сбережений была равна 40% и изменялась от 30% до 40%.

В "International Financial Statistics Yearbook", ежегодно издаваемом Международным валютным фондом, представлены данные о том, что в развитых странах норма потребления (общее потребление граждан/ВВП, помноженный на 100%) составляет примерно 78%, тогда как в развивающихся странах – около 65%.

Очень важен тот факт, что обычные китайцы имеют низкий чистый доход. Из-за проводимой китайским коммунистическим режимом социальной политики вопреки самой его сути богатство неравномерно распределяется среди населения. Последние статистические данные показывают, что общая норма сбережений китайцев достигла 13,37 трлн. юаней. Население Китая составляет 1,3 млрд. человек, то есть сумма сбережений на душу населения составляет 10 000 юаней. Хотя сумма выглядит внушительно, возникает вопрос: какая часть этих денег на самом деле принадлежит рабочему классу?

Ученым, знакомым с экономикой Китая, известен тот факт, что в Китае весьма неравномерно происходит распределение богатств среди населения. Последние статистические данные показывают, что люди, имеющие самый высокий доход, владеют 66,4% всех богатств, тогда как беднейшая часть населения — лишь 1,3%. Соотношение составляет 51:1. Богатейшие люди Китая живут в роскоши. Их дети учатся в школах за границей, что порождает утечку капитала из Китая и уменьшение внутреннего его потребления.

Необходимо отметить еще одну тенденцию. В соответствии с "Региональным отчетом по финансовым операциям в Китае за 2004 год" и "Отчетом по финансовым операциям провинции Гуандун", большую часть прибыли китайские финансовые учреждения получают в восточном регионе Китая. Восточный регион дает 80% всей национальной прибыли. В провинции Гуандун занятых в финансовом секторе больше, чем в любой другой провинции.

Эта географическая "концентрация богатых" показывает, что разрыв между имущими и неимущими в отношении прибыли и активов нельзя игнорировать.

За исключением сферы образования и медицинского обслуживания, ни в одном другом секторе не были отмечены крупные затраты.

Третье слабое место в китайской экономике — экономический рост не может быть достигнут при нынешней финансовой политике государства

Важным фактором низкого уровня потребления в Китае является также большой объем инвестиций. В других странах или регионах уровень инвестиций (инвестиции в основные фонды/ВВПх100%) никогда не превышал 35%. В Китае между 1980 и 1989 гг. уровень инвестиций достиг 36,5%. После 1996 года этот уровень колебался между 37% и 47%. В 2004 году этот уровень достиг 47,2%. Чрезвычайно высокий уровень инвестиций и сбережений плюс низкий уровень потребления обуславливают не только низкий уровень жизни, но также могут привести к перепроизводству и неудовлетворительному возврату инвестиций.

Высокий уровень инвестиций определяется значительным потоком инвестиций в общественную инфраструктуру. Большая часть денег поступает от реализации казначейских облигаций. В 2005 году было выпущено облигаций на общую сумму 2,2 трлн. юаней, то есть приблизительно 16,8% от ВВП. В 2010 году планируется выпустить казначейских облигаций на сумму 4,2 трлн. юаней, что составит 22,4% от ВВП. А в 2020 году планируется выпустить их на сумму 15,2 триллиона юаней, что составляет приблизительно 40% от ВВП. Активы в казначейских облигациях составляют около 20% всех финансовых активов.

Чрезмерно большой долг и чрезмерно высокие уровень долговой зависимости и коэффициент обслуживания долга

У оппозиции свои доводы, она полагает, что для определения финансового состояния государства и степени его вовлеченности в финансовый кризис необходимо использовать в качестве главных показателей индексы, оценивающие государственный долг, и другие соответствующие параметры. Уровень долговой зависимости и коэффициент обслуживания долга относятся к индексам, которые наиболее часто употребляются для оценки финансового положения Китая.

Соотношение казначейских облигаций к ВВП не включает в себя условный долг и неявный пенсионный долг

Вопросы, вызывающие беспокойство, следующие: выпуск Министерством финансов Китая государственных облигаций благодаря займам местного управления; увеличение капитала государственных банков за счет специально выпущенных государственных облигаций; внешний долг более US$60 млрд., превышающий бюджет и образованный за счет займов, взятых министерствами Китайского государственного комитета у Всемирного Банка, банка Asia Development Bank и иностранных правительств; потери от непогашенных займов и долговых обязательств из-за снижения производства зерна, дефицит средств на социальное обеспечение и т. д. Если брать во внимание только явные и прямые долги, то долг китайского коммунистического режима составит приблизительно 55% от всего ВВП. Однако по оценкам Всемирного Банка долг Китая (включая и неявные долги) уже достиг 100% ВВП Китая.

Уровень долговой зависимости Китая исключительно высок

Так называемый "уровень долговой зависимости" определяется отношением непогашенных казначейских облигаций к финансовым расходам за данный финансовый год. В настоящее время уровень долговой зависимости Китая, по его собственным подсчетам, равен отношению непогашенных облигаций к сумме финансовых расходов центрального правительства и выплаты основной суммы долга и процентов. Этот показатель оценивает долг с точки зрения финансов. До сегодняшнего дня облигации могло выпускать только центральное правительство, а местные органы управления — нет. Поэтому этот уровень долговой зависимости служит показателем для оценки финансового состояния только на национальном уровне.

На сегодняшний день по международному стандарту нормальный уровень долговой зависимости должен быть равен 25-35%. За последние годы этот показатель в Китае рос очень быстро. На основе статистики по финансовым расходам государства, уровень долговой зависимости составлял 71,12% в 1998 году и 69,7% в 1999. С 2000 года с ростом количества выпускаемых казначейских облигаций уровень долговой зависимости возрос еще больше. В 1990-х гг. развитые западные страны имели средний уровень долговой зависимости в 12%, — намного ниже, чем у Китая. Финансовые расходы, сильно зависящие от долга, создают не только возрастающее давление на финансовую систему, когда надо выплачивать основной долг и проценты, но также создают риск дефолта во время социальных и экономических изменений. Поэтому большой государственный долг может легко привести к политическому кризису.

В Китае коэффициент обслуживания долга чрезвычайно высок

Уровень обслуживания долга по казначейским облигациям — это отношение суммы платежей по обслуживанию долга к суммарному доходу, отражающее способность государства к оплате внешнего долга. Нормальное значение этого показателя — 8-10%. Суммарный доход Китая составляет малую долю в ВВП.

До сентября 2003, когда риск возникновения дефолта возрос вследствие выпуска государственных облигаций, оппозиция давала негативную оценку настоящему финансовому положению Китая и предсказывала крах при нынешней его экономической политике. Увы, этот голос был заглушен, и опубликовывалось мнение лишь тех, кто высказывал позитивный финансовый прогноз. Коммунистическая партия Китая фактически подавила мнение оппозиции.

В Китае нет свободы слова для тех, кто хочет высказать объективную точку зрения, так как СМИ находятся под жесточайшим контролем, а правительство Китая на первое место ставит свои финансовые интересы, поэтому многие чиновники не смеют смотреть правде в глаза, прикрываясь ложными цифрами. Как результат, большая часть населения Китая и многие зарубежные ученые находятся в заблуждении относительно современного социально-экономического положения Китая.

Сегодняшняя дилемма состоит в следующем: 1) Для поддержания политической власти и стабильной ситуации в стране китайская коммунистическая партия (КПК) использовала уже почти все материальные ресурсы, включая экологические, от которых зависит жизнь будущих поколений. КПК тратит ресурсы по принципу "убивать курицу, несущую золотые яйца" (что подтверждается 180 млн. беженцев из мест с нарушенной экологией и другими данными, связанными с этой проблемой). Даже Пань Юэ, заместитель директора Китайского бюро защиты окружающей среды, заявил, что политическая система Китая является главной причиной нарушения экологии страны. Фактически, столь разрушающие действия не только не помогут избавиться от недостатков экономического развития Китая, а наоборот – лишь усугубят их. Быстро растет зависимость от импорта ресурсов, с помощью которого Китай удовлетворяет большую часть своих энергетических потребностей.

2) Из-за того, что КПК не может решить различные проблемы, вызванные неравномерным распределением богатства среди населения, она не может гарантировать китайским гражданам экономические права. Китайский коммунистический режим полностью зависит от автократии и правит с помощью «железного кулака», заставляя молчать всех, кто выражает беспокойство по поводу нынешнего социально-экономического положения страны или желание действительно работать в интересах населения. Документ "Строительство политической демократии в Китае" ("Building of Political Democracy in China"), недавно опубликованный КПК, насчитывает десятки тысяч страниц. Но главная его тема одна: только под руководством КПК Китай может обеспечить себе процветание и стабильность, а китайский народ — жизнь в условиях политической демократии с китайской спецификой.

Такая социально-экономическая политика, при которой отрицают какие бы то ни было политические реформы, а любую оппозицию заставляют молчать и при этом заявляют, что это делается в интересах народа, приведет к тому, что этот «паровой котел», этот «спящий вулкан на грани извержения» взорвется, если не принять мер для снижения температуры, для ликвидации внутренних противоречий.

Хэ Цинлянь. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...