• Эксперт по Китаю объясняет хронические проблемы страны (часть 2)

  • Четверг, 30 апреля 2015 года
Китайские однодневные трейдеры разговаривают перед биржевым аппаратом в одной из брокерских фирм в Пекине, 22 января 2015 года

Фото: Kevin Frayer/Getty Images

Китай находится в запутанной политической и экономической ситуации, считает опытный обозреватель Китая Фрейзер Хауи.


Читайте также:
Часть 1: Проблемы Китая: слишком много инвестиций


Политика с позиции силы

Если люди думают, что коммунистический режим [компартия в Китае правит с 1949 года — прим.ред.] может решить все эти политические проблемы, то Хауи с этим не согласен.

«Люди думают, что президент Си Цзиньпин сделает чёткий толчок к реформам, что он действительно пробьётся сквозь многие эти обещания на третьем пленуме, чтобы рынок стал играть главную роль, а государство — второстепенную. На сегодняшний день доказательств этого очень мало. Скорее, есть лишь надежда, а не конкретное подтверждение этому», — сказал он.

Тогда как Си подавляет коррупцию, он также занялся систематическим консолидированием своей власти над партией, особенно ввиду жестокой межфракционной политики, из-за которой он едва не лишился возможности возглавить верховную власть в 2012 году. В то время, как Си проводит безжалостную чистку политической фракции бывшего лидера партии Цзян Цзэминя, реального реформирования роли государства в экономике не происходит.

«Куда ни глянь, Си везде натыкается на тяжёлые испытания. Проблемы в Тибете; проблемы в Цзиньцзяне [Южный Китай, местность, где произошёл недавний трудовой спор]; проблемы в Гонконге», — отмечает он.

Что же касается того, что может произойти, то это трудно предсказать: «Если Си продолжит оказывать давление, то люди просто не будут одобрять [его политику], боясь быть уличёнными в коррупции. Нужны системы, которые будут содействовать ответственности и прозрачности, а мы этого не видим. Си не показал, что он каким-либо образом меняет модель», — говорит Хауи.

Китай не является крупнейшей в мире экономикой

В серии интервью «Великой Эпохе» Хауи также даёт возможность избавиться от одного распространённого заблуждения (англ.). Согласно невразумительной, по мнению Хауи, экономической концепции под названием паритет покупательной способности (ППС), МВФ в 2014 году выдвинул идею о том, что Китай сейчас — крупнейшая в мире экономика.

Поскольку на курс обмена валют влияют и другие факторы, а не только торговля или внутреннее производство и потребление (например, движение капитала и спекуляции), они искажают реальную картину потребления и производства местной экономики — подлинного отражения богатства страны и экономической мощи.

По словам Хауи, эта модель в случае с Китаем весьма несовершенна: «Имеется одно огромное предположение по поводу принципа паритета покупательной способности, которое используют эти люди, и оно, как правило, не упоминается. Оно лежит в основе всего этого принципа: Единственное, что в отношении товаров и услуг в разных экономиках отличается, — это цена, а не качество».

Он говорит, что качество китайских продуктов и услуг, и даже китайского экспорта,
значительно уступает качеству в США.

Любой, кто хоть раз побывал в Китае, согласится с тем, что при настолько меньшем качестве, за исключением товаров и услуг, которые предоставляются в Китае западными компаниями, товары и услуги китайских компаний продаются по таким же ценам.

Манхэттенский паритет

«В Пекине можно постричься за 5 юаней ($0,80) или 10 юаней ($1,60), а в Нью-Йорке это стоит $20. Ну, на самом деле на Пятой авеню это стоит $75, а в Бруклине — $25. Тогда, что получается, между Бруклином и Манхэттеном тоже будет паритет покупательной способности?» — вопрошает Хауи.

По его мнению, ценность китайских товаров и услуг составляет около 50% от американского стандарта, особенно послепродажное обслуживание: «Если говорить о предоставлении базовых услуг, то в целом они способны это делать. Если есть дефект, то послепродажное обслуживание или сопутствующие этому вещи ненадёжны. Я использую некоторые китайские компьютерные программы и их [программный] код оставляет желать лучшего. И это приводит к плохому послепродажному обслуживанию».

В целом Хауи ставит под сомнение экономическое лидерство Китая, даже если бы его экономика была крупнее. По его словам, Китай не производит практически никаких новшеств, и эта страна не оказывает положительного влияния на экономики других стран, за исключением предложения западным рынкам дешёвых товаров.

«США продолжают быть мировым лидером во многих областях, и вещам, разработанным в Америке, в других странах подражают или перенимают их. Очень мало доказательств того, что китайские компании преуспевают в создании сетей и процветания за пределами Китая или китайских общин», — говорит он.

Наоборот, вся экономика и крупные государственные отрасли промышленности являются большими просто потому, что оказывают услуги миллиарду с лишним людей. Фактически вся статистика на душу населения, в том числе статистика с поправкой на ППС, намного хуже, чем в странах Западной Европы или США.

«В какой-то момент китайская экономика станет крупнее, чем в США. Ну и что? Япония на протяжении 30 лет была второй крупнейшей экономикой, которая всё-таки была в значительной степени застойной и не влияла на остальную часть мира. У вас крупная экономика? Вы просто суммируете работу 1,3 миллиарда человек», — заключает Хауи.

Валентин Шмид, Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...