• Тайные ядерные испытания проводятся в Китае уже почти 50 лет

  • Пятница, 30 марта 2012 года
ядерные испытания в Китае

Китайские солдаты наблюдают за испытанием водородной бомбы на Лоб-Нор в Синьцзян-Уйгурском автономном районе в 1973 году. В этом регионе в период с 1964 по 1996 годы было взорвано 45 атомных бомб. Однако остаётся неизвестным, сколько было взорвано таких бомб после введения запрета на проведение ядерных испытаний, принятого ООН в 1996 году.

Фото предоставлено Лю Цином

Когда-то, до июня 1959 года группа солёных озёр Лоб-Нор занимала площадь размером 0,53 млн гектаров в пустыне Такла-Макан Синьцзян-Уйгурского автономного района в Китае. Именно в том году в этой местности был создан секретный полигон для тестирования ядерного оружия, где в период с 1964 по 1996 было взорвано 45 атомных бомб. Об этом, а также о своей службе на этом ядерном объекте рассказал бывший китайский военный (для безопасности он использовал псевдоним Лю Цин) в эксклюзивном интервью для Великой Эпохи.

Лю родом из Урумчи, столицы Синьцзяна, но недавно получил гражданство в Австралии. По его словам, на протяжении 32 лет около 100 тыс. солдат участвовало в ядерных испытаниях без каких-либо средств защиты от радиации. Облучение, которому они подвергались, превратило их жизнь в кошмар.

Несмотря на то, что облучённых солдат обследовали на уровень радиации, но большинство документов по результатам исследований оставались под грифом «секретно». Китайские власти никогда не признавали, что здоровью военнослужащих нанесён непоправимый вред, и лишь немногие из пострадавших получили компенсацию.

Разоблачение

В 1979 году восемнадцатилетний Лю был принят на службу в подразделение «Ядерный 8023», которое было создано для испытания ядерного оружия. В последующие 10 лет Лю пять раз находился в районе ядерных испытаний. Около полугода он жил в эпицентре заражённой территории, где недавно была взорвана атомная бомба.

Лю рассказывает, что однажды он ощупывал остатки железной вышки, которая приняла на себя ядерный взрыв в 1964 году. Единственным средством защиты в то время была военная форма. И когда солдаты покидали место военных испытаний, никто не проводил никаких замеров степени их облучения, отмечает он.

«В то время единственное, что нас защищало, — это наша военная форма. Мы ничего не знали о влиянии радиации. Ядерное излучение не увидишь, и пострадавшие не ощущают его сразу. Самый большой вред при этом наносится мозгу. Впрочем, об этом я узнал намного позже. Десятилетиями Коммунистическая партия Китая (КПК) хранит в секрете информацию о ядерных испытаниях, из-за которых пострадало множество людей. За 10 лет военной службы меня никто и никогда не предупреждал об опасности облучения», — рассказал Люй.

ядерные испытания в Китае

Ветераны из подразделения «Ядерный 8023» выступили с акцией протеста, требуя компенсаций за нанесённый вред здоровью из-за радиоактивного облучения, от которого они пострадали во время службы на Лоб-Норе. Уже через несколько минут после взрыва ядерной бомбы солдат отправляли на учения в этот район без какого-либо защитного снаряжения.

Фото предоставлено Лю Цином

«Коммунистическая партия Китая не принимает нас за людей. Через три минуты после взрыва 30 тыс. солдат были отправлены на заражённый участок. Танки, бронетехнику и кавалерию направляли к месту взрыва для проведения учений. Разумеется, высокопоставленных руководителей там не было. Каждый раз, когда проходили учения, нам было велено оставаться на заражённой территории в течение нескольких месяцев», — говорит Люй.

По самым скромным оценкам Лю, за последние 32 года не менее 100 тыс. солдат, служивших в подразделении «Ядерный 8023», имеют проблемы со здоровьем из-за полученного в то время облучения.

«Сразу после взрывов у военнослужащих, принимавших участие в испытаниях, измеряли уровень радиации и передавали данные в штаб. Эта информация была строго засекречена и не разглашается до сих пор. На протяжении десятилетий компартия никогда не заботилась о здоровье участников ядерных испытаний. Они избавились от нас, как только мы перестали быть нужными, и им наплевать на наше здоровье», — говорит Лю.

Последствия радиации

В октябре 1985 года после выполнения миссии 24-летний Лю вернулся на свою военную базу. С того момента его состояние постепенно ухудшалось, а сам он назвал этот период «ночным кошмаром».

Вначале последовала череда простуд, против которых ему делались инъекции. Затем у него выпали зубы. Лю преследовали хронические боли в животе, кровотечения из носа, и, к тому же, ему был поставлен диагноз гепатита В. Количество белых кровяных телец в его крови резко снизилось, как рассказывает Лю. С тех пор он также начал страдать бессонницей.

Лю сказал, что в то время он принимал много лекарственных препаратов и делал уколы. В один год его расходы на лечение составили три четверти медицинского бюджета всего его подразделения. «Все мои сотрудники жаловались на меня. Я был настоящей головной болью для руководителей», — сказал он.

Радиоактивное облучение пагубно сказалось и на здоровье его сына. Лю рассказывает: «Моему сыну только 20 лет, но его иммунная система очень слабая, и он часто подхватывает простуду».

В компенсации отказать

Большинство отставных военных из бывшего подразделения «Ядерный 8032» тяжело больны, но государство не признает в этом своей вины. Солдаты не получают никаких компенсаций за непоправимый ущерб здоровью, полученный во время службы.

Когда же ветераны проводили акцию с обращением к правительству, то были жестоко избиты милицией. Некоторые участники акции получили травмы головы и открытые кровоточащие раны по всему телу, говорит Лю.

ядерные испытания в Китае

Провинция Хэбэй. Специальный полицейский отряд избивает ветеранов подразделения «Ядерный 8023», которые требуют у правительства компенсаций.

Фото: предоставлено Лю Цином

Ходатайства в Китае — это очень тернистый и болезненный путь, на который отставные солдаты встали 30 лет назад, говорит Лю. Люди со всех провинций Китая присоединились к волне обращений к властям. Пострадавшие объединяются в группы от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Наибольшее их количество, по словам Лю, достигало 8 тыс. человек.

Лю участвовал в этом движении много лет. В конце концов, он добился того, что ему присвоили восьмую степень тяжести приобретённых заболеваний по десятибалльной школе. Первый уровень обозначает самую тяжёлую степень нанесённого вреда здоровью, а десятый, соответственно, — наименьшую.

Тем не менее, большинство солдат так и не смогли доказать прямую связь между своим участием в ядерных испытаниях и ухудшением своего здоровья. Они до сих пор ходатайствуют об этом. Многие бывшие военные уже скончались, а их семьи не получили каких-либо компенсаций, рассказал Лю.

Лю говорит, что из десяти знакомых солдат, которые служили вместе с ним в этом подразделении, двое умерли от рака в возрасте 45-ти лет.

«Компартия всегда вела себя именно так. Они используют людей, как хотят, и выбрасывают их, как только те перестают быть полезными для властей. Партия жестока и бесчеловечна. Единственное, что беспокоит её — это собственные интересы. И она так поступала с людьми всегда», — рассказал Лю.

Ядерные испытания продолжаются

Даже после подписания договора о запрете ядерных испытаний в 1996 году Китай продолжает проводить их в Лоб-Норе.

Официально компартия взорвала последнюю ядерную бомбу 29 июля 1996 года, до запрета ООН. В тот же день компартия объявила, что приостанавливает проведение ядерных испытаний. А 24 сентября 1996 года министр иностранных дел КНР Цянь Цичэнь, наряду с представителями 60 стран-членов ООН, подписал в Нью-Йорке Договор о полном запрете ядерных испытаний.

Но Лю утверждает, что тестирование ядерного оружия так и не было остановлено. По его словам, компартия продолжала взрывать бомбы и после 1996 года. Китайский режим стал осуществлять эти испытания на полигоне или под землёй в более мелких масштабах, так что заметить это внешнему миру не просто, сказал он.

«Бывший сослуживец, который до сих пор работает на этой базе, лично рассказал мне об этом в позапрошлом году», — заявил Лю. — Партия действует в мафиозном стиле: никогда не оставляет прямых улик и доказательств. Все приказы отдаются устно».

В сентябре 1986 года китайский режим разрешил правительству Пакистана проводить ядерные испытания в Лоб-Норе, говорит Лю.

«На нашем полигоне пакистанские эксперты по ядерному оружию были одеты в форму народной освободительной армии. Со стороны их легко можно было бы принять за уйгурских военнослужащих. Но все мы знали, что в нашем отделении не было ни одного уйгурского солдата», — сказал Лю.

Радиация в результате ядерных испытаний на Лоб-Норе представляет большую опасность для жителей ближайших районов и даже ничего не подозревающих туристов.

Такада Цзюнь, профессор по защите от радиационного заражения при Медицинском университете Саппоро в Японии, в статье «Китайские ядерные испытания: ядерная катастрофа для Великого шёлкового пути» указал, что достопримечательности на Шёлковом пути и военный полигон, где испытывают ядерное оружие, находятся рядом. Туристы рискуют подвергнуться радиационному облучению, этот риск был особенно высок до 1996 года, но даже сегодня угроза радиации по-прежнему присутствует в этом районе, уверен эксперт.

В День защиты прав человека 10 декабря 2011 года Лю, получивший теперь австралийское гражданство, принял участие в массовой акции протеста против Компартии Китая возле китайского посольства в Канберре. Лю сказал, что он впервые побывал на таком мероприятии и это очень его воодушевляет.

«Я выкрикнул: «Долой компартию! Пусть она развалится!» Я ждал этого несколько десятилетий и, наконец, смог сказать слова, что были на душе», — поделился Лю.

Ся Мочжу, Великая Эпоха (The Epoch Times)

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...