• Китайский крестьянин из «раковой деревни» не хочет мириться со своей участью

  • Среда, 30 декабря 2009 года
Китай. Через два года после смерти своей дочери, умершей от лейкемии, вызванной местным загрязнением окружающей среды, отец сделал единственное, что ему оставалось: он подал жалобу властям. Это было в марте нынешнего года. Затем последовало пять допросов, но никаких перемен.

Фэн обвиняет сталелитейный завод Dachang Jinming, основное предприятие провинции Хэбэй, в загрязнении питьевой воды в своей деревне. Это явилось причиной смерти его дочери. Кроме того это превратило деревню Эрлибань, расположенную приблизительно в 50 км на восток от Пекина, в одну из многих «раковых деревень» Китая.

Пятый и последний допрос состоялся 2 декабря, и Фэн не удивлен, что это не принесло перемен. Местные власти и предприниматели сотрудничают в таких случаях, заключая сделки. Власти получают взятки и гарантируют беспрепятственную возможность производства продукции.

Местные жители уверены, что именно основанная в 2000 году ведущая корпорация Jinmimg CS Co. Ltd является главным виновником возникновения «раковых деревень».

Крестьяне много раз подавали жалобы высшим властям и руководителям предприятия, но Jinming продолжает сбрасывать загрязненные отходы в реку. Они проходят по трубам, протянутым под деревней в реку Баоцю.

Мертвая река, отравленные колодцы

Баоцю, как самая крупная река в округе, жизненно важна для региона Дачан. Она протекает через район, в котором находится деревня Эрлибань. Раньше там играли дети, ловили рыбу, купались. Теперь же река превратилась в «грязный, темно-коричневый бульон», как говорят крестьяне, от которого исходит ужасный запах.

Фэн рассказал, что один из жителей деревни своими глазами видел, как умерла собака, съевшая мертвую рыбу из реки. Он также видел, как умирали козы, после того, как паслись на берегу реки. Он объяснил, что на полях поблизости нельзя ничего выращивать. Ничего больше не рождается.

Фэн испугался, когда у его дочери в марте 2006 диагностировали лейкемию.

«Когда у Я Нань определили лейкемию, я впервые заподозрил, что это связано с водой, которую мы берем в колодце», – говорит он.

Они с женой послали пробы воды из колодца в управление здравоохранения, которое подтвердило, что это не питьевая вода. Содержание мышьяка (арсена) в ней в три раза превышает норму, количество марганца – в четыре раза.

«В последние годы мы больше не решаемся пить воду из колодца, которая находится на глубине около 100 метров. Во всех старых колодцах вода красного цвета», – говорит Фэн.

6 июня 2007 у Я Нань началось сильное кровотечение из носа – знак того, что болезнь прогрессировала. В это время Фэн уже начал подавать жалобы. Его дочь очень просила не тратить денег на лечение. Кроме того у них и не было таких средств. Она умерла две недели спустя.

Фэн сообщил, что в деревне Эрлибань много случаев заболеваний раком груди и печени, а в соседней деревне более 50 крестьян умерли от болезней, предположительно связанных с загрязнением окружающей среды.

«У одного 12-летнего мальчика диагностировали рак желудка. – говорит Фэн. – Насколько мне известно, за несколько лет предположительно от загрязнения окружающей среды умерло примерно 100 человек в районах, прилежащих к этому предприятию».

Деревенское население не имеет медицинской страховки, поэтому лечение дочери стоило бы ему полмиллиона юаней ($71,4 тыс.). Средний заработок крестьянина составляет около 500 юаней (71 доллар) в месяц.

После смерти Я Нань у младшей дочери диагностировали тромбоцитопению. Но состояние её здоровья осталось стабильным.

Некоторые состоятельные крестьяне переселились из деревень или пригородов Пекина, чтобы избежать загрязненной окружающей среды. Фэн заметил: «У людей, которые не могут отсюда уехать, нет другой возможности, кроме как оставаться тут, пока не умрут».

За возражениями последовала месть чиновников

В начале сентября 2001 года жители деревни Эрлибань подали властям жалобу на загрязнение окружающей среды. Продолжающиеся жалобы заставили предприятие вырыть два колодца глубиной 200 метров. Более глубокие колодцы безопаснее, так как загрязненная вода не проникает так глубоко.

Однако Фэн по-прежнему выражает беспокойство: «Самое худшее, что переживают теперь крестьяне – это преследование, месть местных властей».

В 2005 году они снова подали жалобу, но теперь никто не решается об этом открыто говорить и особенно иностранным корреспондентам.

Крестьяне составили статистику смертей от рака в деревнях поблизости реки Баоцю, и собирались вытащить правду на свет. Вечером, когда проводилось собрание, инициатор жалобы Лю Цинфэн был избит неизвестными, его маленький магазинчик был разбит и разграблен.

«Ранения, которые он получил, были такими тяжелыми, – говорит Фэн, – что Лю пришлось отправиться в свою родную деревню, чтобы поправиться и набраться сил».

Что-то похожее Фэн пережил и сам. Когда он пошел покупать сигареты, его окружило трое мужчин. «Один из них натянул платок мне на голову. После этого они втолкнули меня в машину и куда-то повезли. В машине они били меня, пока не устали. На скоростной дороге они выбросили меня и предупредили: “Прекрати терять свое время!”»

Фэн знает, как действуют власти. Поэтому он еще в 1992 году вышел из рядов компартии.

«Было очень трудно дожить до сегодняшнего дня», – говорит Фэн. Его жена ушла от него, так как не могла больше выносить постоянный страх мести со стороны чиновников. Сейчас Фэн живет у своей старенькой матери. Хотя состояние его младшей дочери в настоящий момент пока стабильное, но болезнь крови не прошла бесследно, у нее порок сердца.

«Теперь я делаю это не для себя самого, а для местных жителей, чтобы им не пришлось страдать, как мне, – объясняет Фэн. – Компартия ради прибыли приносит в жертву здоровье и жизни простых людей. Но я буду держаться, и продвигать это дело – лучше умру, чем сдамся, так как есть сила, которая меня поддерживает. Это те, кто все еще выступает в защиту наших деревень и борется за свою жизнь. Именно это меня вдохновляет и даёт мне силы».

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...