• Древний Китай: скитания души. Часть первая

  • Среда, 23 февраля 2011 года

Древние китайцы рассматривали смерть как долгий сон, во время которого душа покидает тело, в которое может вернуться. Правда, души обычных людей редко возвращаются в уже покинутое тело, а продолжают жить в виде тонкого тела и при этом пользуются всем, что принадлежало человеку при жизни.

 

Еще в III веке до н.э. в Китае считали, что душа состоит из двух различных частей – духовной «хунь» и телесной «по». Душа хунь считалась порождением светлого начала ян и отвечала за сознание, умственную деятельность и духовность человека. После смерти она возносилась на небо,  получив  наименование «шэнь», дух.  Душа «По»  являлась порождением темного начала инь и отвечала за физическое тело человека, после смерти человека она в виде тени отправлялась в землю, она получала название «гуй», душа умершего.

 

После погребения душа «по» делится на три части: часть души остается в могиле, где покоится прах человека; другая часть воплощается в поминальную табличку, которую помещают на домашний алтарь, а третья отправляется в загробный мир. Правда, «вторая» часть очень любит селиться в специально для нее приготовленных помещениях, и для этого состоятельные люди строили домашние молельни для поминания душ усопших предков, а для почитания душ знаменитых людей  в Китае возводились общественные храмы.

 

Китайцы верят, что душа человека, находящаяся в загробном мире, поддерживает связь с телом, лежащим в могиле. Поэтому они очень боятся появиться на том свете обезглавленными или с различными увечьями, так как душа обезглавленного человека обречена бродить в загробном мире без пристанища, она не может общаться с другими душами и найти себе «половину». Вот почему китайцы бережно сохраняли останки усопших, даже выпавшие зубы клали в гроб вместе с телом покойника. Бывало, что родственники предпочитали смерть близкого человека, чем ампутацию конечностей, а если это случалось, то закапывали конечности на родовом кладбище.

 

Знатные преступники, в знак великой императорской милости, получали право быть повешенными, а не обезглавленными, либо могли покончить жизнь самоубийством, приняв  яд или опиум.

 

«Вторая» часть души воплощалась в поминальную табличку предков, перед которой совершались жертвоприношения. Табличка – это дощечка длиной до 30 см и шириной до 10 см, на которой золотом на красном фоне написано посмертное имя покойного и имя старшего сына, заказавшего табличку, первоначальное имя ( после смерти покойному присваивалось посмертное имя), даты рождения и смерти и место погребения. После смерти нельзя было произносить имя, которое усопший носил при жизни.  Если после смерти мужа умирала жена, их хоронили вместе и делали общую поминальную табличку.

 

Русский путешественник С.М. Георгиевский описывал обряд вселения души в табличку следующим образом: перед куклой, изображавшей душу покойного, ставился стол с писчими принадлежностями, табурет с сосудом воды и полотенцем. Старший сын подходил к столу и совершал поклон перед куклой. Писарь мыл руки и наносил надпись на табличку, которая затем выставлялась на почетное место. Затем писарь начинал читать молитву: «… тело твое предано погребению, но да возвратится дух твой в домашний храм; табличка для духа приготовлена; да оставит почтенная душа твоя старое обиталище (тело), да последует в новое и пребудет в нем неотлучно». Затем все совершали четыре поклона и церемония заканчивалась. Во время похорон табличка находилась у гроба, а затем её приносили домой в специальном «паланкине для души». Хранилась табличка у главы семьи и переходила по наследству по прямой линии к старшему в роду.

 

В 1909 году была совершена особо пышная церемония в связи с водворением таблички духа императрицы Цыси в Храм предков в Запретном городе Императорского дворца. Табличку везли от Восточных гор, где  была похоронена Цыси, при этом табличке воздавались такие же почести, как живой императрице.  Каждую ночь во время пути табличку уносили в специально построенный павильон для отдыха, никто из посторонних не смел ступить на дорогу, по которой везли табличку. В Пекине князь-регент и высокопоставленные чиновники встречали табличку, стоя на коленях до тех пор, пока колесница с табличкой не подъехала к воротам Храма предков.

 

Китайцы считали, что души умерших родственников сохраняют с ними связь, и рассчитывали на их помощь в различных земных делах, просили продлить жизнь членов семьи, дать  благополучие и богатство всему роду. Так как душа в загробном мире нуждалась в пище, ей следовало помогать – снабжать пищей, одеждой и прочими необходимыми вещами. Все это давалось душе путем жертвоприношений – сжигалось на огне и в виде дыма доставлялось по назначению. Если душа получала все необходимое, то приносила благополучие потомкам, в противном случае она становилась злой и посылала людям болезни и прочие несчастья.

 

Кормить душу считалось обязанностью всех членов семьи, но главная забота падала на того члена семьи, который при жизни был ей наиболее близок. Таким человеком считался старший сын покойного, которому после смерти главы семьи должны были подчиняться все прочие родственники. Поскольку душа существовала вечно, то она постоянно требовала жертв. Получалось, что усопшие предки жили в могилах, как живые люди, не порывая связи с семьей.

 

Души, у которых не было детей и близких, блуждали без приюта, страдая от голода и холода. Они могли разгневаться на людей и причинить им множество несчастий. Чтобы этого не случилось, в районах Южного Китая буддийские монахи выставляли для неприкаянных душ столы с угощением и звонили в колокольчик, приглашая бездомных духов отведать угощение.

Веря в загробное существование души, правители Китая хотели и на том свете находиться в роскоши и пользоваться услугами подданных, что приводило к массовым убийствам людей вплоть до конца I тысячелетия до н.э., позже это стало редким явлением. Также появился обычай заживо погребать жену вместе с умершим мужем.

 

Так, после смерти правителя У-гуна были убиты  и похоронены вместе с ним 66 слуг; с правителем Му-гуном (VII век до н.э.) было погребено 177 слуг и трое придворных. Император Цинь Ши-хуан (III век до н.э.) приказал, чтобы вместе с ним были погребены жены, домочадцы и слуги. С ним действительно были похоронены жены, у которых не было детей.  После этого убийства людей почти прекратились, и в могилы императоров и вельмож стали опускать вылепленные из глины или вырезанные из бумаги фигурки, а бездетные жены императора переселялись жить за могильную ограду.

 

Вместе с усопшими часто хоронили и принадлежащих ему животных: коров, лошадей и т.д.  Помещали в могилу оружие, предметы обстановки, орудия труда – все это могло пригодиться душе в её посмертных скитаниях. Это все же было обременительно для родственников умершего, и постепенно стали класть в могилу изображения и макеты предметов, а также погребальные фигурки «юн».

Ольга Судникович. Великая Эпоха

Подписаться:

Social comments Cackle

загрузка...